Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Иван Григорьевич Кляйн

Материал из Товики — томской вики
(перенаправлено с «Иван Кляйн»)
Мэр Томска И.Г. Кляйн,
2017 год
Фото: Олег Абрамов

Ива́н Григо́рьевич Кля́йн (род. 8 июня 1959 года в пос. Ромадан, Бескарагайский район, Семипалатинская область[1], Казахская ССР, СССР) — мэр Томска с октября 2013 по июль 2022, депутат Думы Томской области четырёх созывов (1997—2013), генеральный директор ОАО «Томское пиво» (1994—2013), директор Томского пивоваренного завода (1991—1994).

В ноябре 2020 года был арестован и временно отстранен от должности мэра по обвинению в превышении должностных полномочий и незаконном участии в предпринимательской деятельности. В марте 2021 года отпущен под домашний арест по состоянию здоровья. В декабре того же года приговорен к 2 годам колонии общего режима. В июле 2022 года приговор вступил в законную силу.

Биография

Родился в семье рабочих[2]. В 1976 году окончил среднюю школу имени Н.К. Крупской в городе Панфилове Талды-Курганской области (Казахская ССР) с золотой медалью[3]. Затем до призыва в армию трудился слесарем на заводе переработки сельхозпродукции[2].

В 1979 году, после окончания службы в Советской армии, поступил на факультет автоматики и вычислительной техники Томского политехнического института[4] и через 5 лет закончил его с отличием[3].

По окончанию учёбы по распределению вместе с семьей уехал в город Фрунзе (Киргизская ССР), где с 1984 по 1985 годы работал на Приборостроительном заводе имени 50-летия СССР. С июля 1985 года — главный механик на Томском пивоваренном заводе. С 1987 года — главный инженер завода, в 1991 году назначается его директором[3].

С 1994 года[5] по октябрь 2013 года — генеральный директор ОАО «Томское пиво»[6]. На этот пост был избран коллективом предприятия[2].

Депутат Думы Томской области второго (1997—2001 гг.), третьего (2001—2007 гг.), четвертого (2007—2011 гг.) и пятого (2011—2013 гг.)[7] созывов от Кировского избирательного округа № 2. Член бюджетно-финансового комитета областной думы (1997—2011)[4][8]. Был председателем постоянной комиссии по налогам[9]. В 2012—2013 годах — председатель комитета по экономической политике[10], а также председатель постоянной комиссии по промышленности, природным ресурсам и экологии[3].

В 2000 году с отличием окончил Томский государственный университет по специальности «государственное и муниципальное управление»[3].

С 2002 года по август 2013 года — Президент Ассоциации пищевиков Томской области[3][11].

В марте 2005 года избран членом Совета Союза российских производителей пивобезалкогольной продукции[12].

С 2007 года — Заместитель Председателя Союза Российских пивоваров[3].

Иван Кляйн. Фото на обложке журнала «Персона». Лето 2013 года

С 2010 года — Президент Томского отделения Российского фонда милосердия и здоровья[3].

С 2011 года — Президент фонда «ССО — Благое дело»[3].

В ноябре 2004 года защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук по теме «Безопасность бизнеса как фактор устойчивого развития Российской экономики»[13].

13 октября 2013 года избран мэром Томска[14]. Вступил в должность 17 октября[15]. По должности — руководитель Томской городской палаты общественности, Томского городского Совета старейшин, Томского городского Совета по делам проблем женщин.(Источник утверждения?)

В мае 2015 года губернатор Сергей Жвачкин в интервью интернет-порталу «В Томске» рассказал как предлагал Кляйну возглавить Томск:«Я полтора года убеждал Ивана Григорьевича стать членом моей команды в разных качествах.<..> Мы искали такого мэра, который был бы и хозяином крепким, и человеком порядочным.»[16]

С июня 2017 года — вице-президент Ассоциации сибирских и дальневосточных городов (АСДГ)[17].

С июня 2019 года — президент АСДГ[18].

Член-корреспондент Академии проблем качества. Почётный акадмик Международной академии качества и маркетинга Международной академии управления. Член регионального политсовета Томского регионального отделения всероссийской политической партии «Единая Россия»[3]. Член попечительского совета Губернаторского Светленского лицея[19].

Жена — Галина Ивановна Кляйн[2], с 2005 года — заместитель генерального директора ОАО «Томское пиво» по работе с персоналом, с ноября 2013 года — генеральный директор ОАО «Томское пиво»[20][21]. Есть три дочери[22]: Мария, Наталия и Светлана[2].

Уголовное дело

Арест и отстранение от должности

Утром 13 ноября 2020 года мэр Томска Иван Кляйн был задержан в своем рабочем кабинете сотрудниками ФСБ[23][24]. Против него возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий, совершенное главой органа местного самоуправления». По версии следствия, подозреваемый в 2016 году, действуя в интересах ОАО «Томское пиво», дал незаконное указание начальнику городского департамента строительства и архитектуры Анне Касперович внести в геоинформационную систему «ГеоКад» недостоверные сведения о наличии 300 метровой санитарно-защитной зоны в отношении земельного участка «Томского пива. На основании недостоверных сведений начальник департамента должен был подготовить «постановление об отказе в удовлетворении заявления предпринимателя об изменении территориальной зоны». По данным следствия, в январе 2017 года Иван Кляйн подписал постановление о внесении изменений в Генеральный план и в Правила землепользования и застройки города в отношении территории в районе данного земельного участка. На основании этого заявление предпринимателя было отклонено. В результате указанных действий предпринимателю причинен существенный вред, выразившийся в невозможности использования им земельного участка по планируемому назначению — строительству многоэтажных жилых домов[25][26].

Депутат городской думы Владимир Самокиш призывает стать поручителем мэра:«Нам сложно судить о виновности Кляйна, но мы можем повлиять на то, чтобы суд был максимально открытым, а здоровье Ивана Григорьевича не стало заложником расследования. Никуда он не убежит»[27]. На следующий день десятки томичей собрались у здания Кировского районного суда, где должны выбрать меру пресечению Ивану Кляйну. Горожане собрались, чтобы поставить подписи под обращением к суду, чтобы в качестве меры пресечения для градоначальника выбрали не нахождение в СИЗО, а домашний арест[28]. По словам депутата городской думы Максима Забелина было собрано порядка ста подписей под этим обращение. Плюс подобные ходатайства приносят с самого утра и адвокатам Ивана Кляйна. Свои подписи под ходатайством выбрать в качестве меры пресечения домашний арест поставили член Совета Федарации Виктор Кресс, депутаты гордумы Илья Леонтьев, Алексей Балановский, Владимир Чолахян[29][30] и мэр Новосибирска Анатолий Локоть[31]. Суд отправил мэра Томска в СИЗО[32][33]. Свою вину он не признал[34][35]. 17 ноября «Единая Россия» приостановила членство Ивана Кляйна в партии[36][37].

18 ноября Кировский районный суд временно отстранил Кляйна от должности мэра Томска[38][39]. 23 ноября против жены мэра заведено уголовное дело по ч.1 ст. 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти не опасного для жизни или здоровья») за оказание сопротивления сотрудникам ФСБ[40][41].

30 ноября Томский областной суд оставил мэра под арестом[42][43].

23 декабря стало известно, что против арестованного мэра возбуждено второе уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий»[44][45]. По версии следствия, в 2015 году мэр, действуя в интересах своей дочери Светланы Кляйн[46], дал заведомо незаконное указание департаменту строительства и архитектуры городской администрации предоставить земельный участок в областном центре его дочери без проведения торгов. По данным СК, после этого между муниципальным образованием «Город Томск» и дочерью мэра «был заключен договор купли-продажи указанного земельного участка по цене ниже рыночной стоимости»[47][48]. Адвокаты Кляйна считают, что процедура по продаже земли его дочери была проведена законно[49][50].

11 января 2021 года Кировский районный суд продлил арест мэра Томска до 13 марта[51][52]. Кроме того, суд также продлили арест начальника юридического отдела ОАО «Томское пиво» Вячеслава Литвина. Он, также как и Кляйн, пробудет в СИЗО еще 2 месяца[53][54].

18 января обнародована новость о возбуждении третьего дела в отношении отстраненного от должности мэра[55] по статье 289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности). По версии следствия, мэр Иван Кляйн в период с октября 2013-го по ноябрь 2020 года лично, а также через доверенное лицо принимал участие в управлении деятельностью ОАО «Томское пиво», одним из акционеров которого он является. В силу занимаемой должности, в том числе при пособничестве своего бывшего заместителя Евгения Сурикова, он оказывал покровительство указанной коммерческой организации. Покровительство проявлялось в решении возникающих вопросов с органами власти и иными структурами в ходе осуществления организацией предпринимательской деятельности[56][57]. Адвокаты мэра заявили, что пока отсутствует описание конкретных действий или иных обстоятельств, из которых возможно было бы сделать вывод о наличии события преступления[58].

19 января семья Кляйна обратилась к председателю Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Валерию Фадееву. В обращении они пишут, что здоровье арестованного мэра сильно ухудшилось, и просят рассмотреть возможность изменения меры пресечения[59][60].

2 февраля СУ СК по Томской области сообщило об окончании следствия по делу мэра Томска[61][62]. На следующий день Иван Кляйн начал ознакомление с материалами своего уголовного дела[63][64].

4 февраля арестованный мэр Томска госпитализирован в НИИ онкологии для проведения операции, однако, следственные действия с ним были продолжены, в частности, доставка в СИЗО и СУ СК[65][66].

15 февраля суд ограничил отстраннному от должности мэру время ознакомления с уголовным делом[67][68].

Томские медики написали открытое письмо в защиту Ивана Кляйна. Они потребовали от следственных органов соблюдать Конституцию РФ, в частности, статью 41, согласно которой каждый гражданин имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. «Несоблюдение этих прав … может привести к непоправимым последствиям. Данная сложившаяся ситуация является беспрецедентной в истории города Томска, имеющего славу передовых медицинских и научных школ», – написали медики[69][70].

19 февраля дело Ивана Кляйна передано в прокуратуру Томской области для утверждения обвинительного заключения[71][72].

25 февраля отстраненному мэру провели полостную операцию по удалению новообразования на почке и надпочечнике. Он переведен в реанимационное отделение[73][74]. На следующий день прокурор Томской области Александр Семенов утвердил обвинительное заключение по уголовному делу мэра Томска[75].


Судебный процесс

1 марта 2021 года дело Ивана Кляйна направлено в Советский районный суд Томска[76][77]. На следующий день отстраненного от должности мэра отпустили под домашний арест с пребыванием в медицинском учреждении[78]. Данная мера пресечения назначена на срок до 6 месяцев, но после выписки из медучреждения она может быть изменена. Доступ родственников запрещен, но доступ медработников разрешен[79][80].

8 апреля началось судебное разбирательство[81][82]. Отстраненный от должности мэр Томска Иван Кляйн в ходе суда подробно прокомментировал предъявленные ему обвинения:

«Предъявленное обвинение мне понятно, в том смысле, что оно написано русским языком, которым я владею. Однако содержание обвинения, с точки зрения фактов и здравого смысла, понять трудно. Свою вину по данному обвинению я не признаю в полном объеме».

Так, по первому эпизоду, которое касается установления санитарно-защитной зоны, Иван Кляйн отмечает, что вынес законное и обоснованное постановление об отказе в заявлении Аминова, которое до сих пор действует:«Это постановление до настоящего времени никем не оспорено и не отменено. Вынесение подобных постановлений входило в круг моих полномочий, то есть я за пределы этих полномочий не выходил».

Кляйн подчеркивает, что действовал исключительно в интересах жителей микрорайона Мокрушинский:

«Я все время искал баланс интересов населения, местной власти и бизнеса, и вот такой подход... Он полностью отобьёт у людей желание идти во власть.<...> «Основанием вынесения данного постановления были следующие обстоятельства: наличие нормативно установленной санитарно-защитной зоны Томского радиотехнического завода; транспортная загруженность микрорайона Мокрушинский; несоблюдение нормативных расстояний до мест размещения социальных объектов. Мне могут сказать, что проблемы отсутствия транспортной развязки, строительство социальных объектов – это задачи муниципалитета. Но я понимал, что при принятии бюджета на 2017-2019 годы не было заложено средств для решения этих задач, то есть у города нет возможности решить этот вопрос. Интересы жителей микрорайона Мокрушинский, вот чем я руководствовался на тот момент».


Кляйн отмечает, что Аминов в принципе не мог ничего строить на этом участке, так как он входит в санитарно-защитную зону Томского радиотехнического завода.

«Указанная зона существует с 2007 года. То есть задолго до избрания меня мэром Томска, что подтверждается нормативным документом – Генеральном планом. Кроме того, этот факт был подтвержден и решением Томского областного суда от 17.08.2020 года. Указанным решением установлено, что вплоть до декабря 2020 (дата вступления решения в силу) указанная зона завода существовала, и не учитывать этот факт в градостроительной деятельности было бы неправомерно».

Сторона обвинения опирается на показания Анны Касперович-Подгорной, которая ранее занимала пост заммэра, говорит Кляйн. Он отмечает, что не давал в октябре-ноябре 2016 года указания Подгорной внести сведения о наличии 300-метровой СЗЗ в отношении объекта ОАО «Томское пиво».

«Никто в это время не знал о существовании нормативной зоны, поскольку эта информация от Роспотребнадзора появилась лишь в феврале 2017, после выдачи предписания по результатам проверки ОАО «Томское пиво». Если Подгорная (Касперович) либо ее подчиненные и внесли эти сведения в документы, то они и должны нести за них ответственность. Учитывая, что все мое обвинение основано лишь на ее и Аминова ложных показаниях, считаю, что она оговорила меня в обмен на освобождение от уголовной ответственности. Мотив ее понятен, она уже была судима за должностное преступление. Ясен и мотив Аминова — добиться скорого вынесения незаконного управленческого решения любыми средствами, да и денег подзаработать побыстрее», — считает Кляйн.

Кляйн отмечает, что какой-либо корысти или иной заинтересованности в отклонении заявления Аминова у него не было.

«Земельный участок не является смежным с территорией «Томского пива». Возможная жилая застройка на нем деятельности предприятия не мешает, что мы докажем в ходе судебного разбирательства. В настоящее время территориальная зона земельного участка изменена на ОЖ, однако деятельности «Томского пива» это никак не мешает. Более того, сам Аминов Р.Х. в 2020 году продал данный участок, что подтверждает, что он не намеревался возводить на нем жилые дома. Тезис о причинении материального ущерба в размере 11 100 000 рублей, документально ничем не подтвержден. Указанные расходы Аминов якобы понес при разработке проекта планировки территории в 2018 году, однако они не могут в этой связи находиться в причинной связи с вмененными мне противоправными действиями в 2016-2017 годах. Не говоря о том, что из текста обвинения так и не ясно, когда, кому и на основании каких документов такая оплата была произведена», — говорит Кляйн.

Второй эпизод уголовного дела связан с выделением земельного участка дочери мэра Светлане Кляйна . Обвинение утверждает, что земля выделялась по заниженной стоимости и в обход конкурсных процедур.

Иван Кляйн: «Я действительно подписал постановление о предварительном согласовании предоставления земельного участка, согласованный предварительно всеми департаментами, в чьей компетенции находится принятие такого решения. Подписание такого постановления входит в мои служебные полномочия <...>. Ровно таким же образом я подписывал огромное количество аналогичных постановлений, связанных с предоставлением земельных участков, будучи уверенным, что законность процедуры соблюдена и проверена моими многочисленными подчиненными. Указаний Подгорной (Касперович) организовать внеконкурентную продажу земельного участка моей дочери, готовить какие-либо документы я не давал. Какие-либо документы для предоставления дочери земельного участка не готовил, не подавал, к подготовке и подаче, регистрации заявления отношения не имею. Опять же, если Подгорная (Касперович) А.А. совершила какие-то незаконные действия, то я не понимаю, почему она освобождена от уголовной ответственности».

Кляйн объясняет, что практика подготовки документов по продаже земельных участков была сформирована департаментом, возглавляемым Анной Подгорной, и использовалась не единожды. Так, в августе 2015 года Евгений Паршуто, который на тот момент занимал должность первого заместителя мэра, подписал два постановления о предварительном согласовании предоставления участков другим лицам, проживающим на ул. Пастера. Оба постановления признаны законными решениями Советского районного суда Томска. При этом кадастровая стоимость земельных участков, по решению суда, была снижена более, чем вдвое.

«Стоимость земельного участка, который приобрела моя дочь, являлась кадастровой и соответствовала рыночной. Это был земельный участок меньшей, чем два вышеуказанных участка, площади, к нему не было проездов, проходов, не было на нем и инженерных коммуникаций, имелись перепады в рельефе до 3 метров. Мне известно, со слов дочери, которая в дальнейшем выравнивала земельный участок, что только на это выравнивание было затрачено порядка 500 тысяч рублей. Каких-либо желающих приобрести данный участок, тем более по цене, указанной в обвинении, не было. Заявлений об участии в аукционе в течение месяца с момента публикации об этом не поступало. Таким образом, указанный в обвинении тезис о том, что я желал избежать конкурентных процедур и предоставить преимущества дочери при приобретении участка, несостоятелен. Ряд других участков по улице Пастера в октябре-декабре 2015 года выставлялся на аукцион, однако ни одного желающего их купить также не было, и аукционы не состоялись из-за высокой кадастровой стоимости», — говорит Иван Кляйн.

Он подчеркивает, что разница в выкупной и якобы рыночной стоимости участка в размере 180,5 тысячи рублей — надумана:«Моя дочь является акционером «Томского пива», которое ежегодно оказывало городу благотворительную помощь в размере не менее 50 млн рублей. Моя дочь имеет 10% акций ОАО «Томское пиво», значит, каждый 10-й рубль от завода, вложенный в благотворительных целях в интересах города – это ее вложения. Предположение, что в такой ситуации я экономил для дочери 180 571,6 рублей, выглядит просто нелепо. Тем более что продать данный участок кому бы то ни было за сумму, превышающую кадастровую, было невозможно.»

По третьему эпизоду отстраненного мэра обвиняют в незаконном участии в предпринимательской деятельности. Кляйн подчеркивает:«Какого-либо участия в управлении ОАО «Томское пиво» в период работы мэром я не принимал. Обвинение не содержит каких-либо данных о том, в чем заключалось мое управление данным предприятием… Генеральным директором «Томского пива» являлась моя жена, которая и осуществляла все полномочия по общему руководству предприятием и принимала все значимые решения, связанные с управлением. Мои советы бывшим коллегам, когда те обращались ко мне по телефону, не являлись указаниями, поручениями, а тем более управлением предприятием. На эти обращения и телефонные звонки я реагировал так же, как и на обращение от любого другого предприятия. Единственное отличие состоит в том, что мой телефон знали сотрудники завода, с которыми я проработал не один десяток лет, и они звонили не в приемную, а мне напрямую. Мои телефонные переговоры прослушивались в течение 2,5 лет, однако так и не было выявлено никаких материальных преимуществ, которые завод, его сотрудники получили от разговоров со мной и обсуждения возникших в их деятельности проблем.»

Иван Кляйн подчеркивает, что обвинение в целом строится «на искажении фактических обстоятельств, неверной трактовке событий, а иногда и откровенной фабрикации и оговоре со стороны заинтересованных в моем оговоре бизнесмена Аминова и бывших подчиненных мэра Подгорной (Касперович) и Сурикова»[83][84].

Мэр Томска также заявил, что на этапе следствия его просили признать вину по первому эпизоду уголовного дела:«Пришел представитель правоохранительных органов с предложением: «Признавай эпизод аминовский [речь об эпизоде с санитарно-защитной зоной на улице Мокрушина], и тогда мы новых эпизодов тебе не дадим, не признаешься, мы тебе найдем другие эпизоды, дойдем до взятки и отправим тебя в тюрьму на 10-12 лет». Это стало сломом для меня, организм дал сбой. <...> Я заявляю, что никаких преступлений, которые мне вменяются, я не совершал, и тех, которые еще будут мне вменены. Я так понимаю, идет все по сценарию, которым меня стращали. Видимо, я стал кому-то неугоден. Я не признаю того, чего добивается от меня следствие»[84].

После суда защита Ивана Кляйна заявила, что рассматриваемое уголовное дело является «беспрецедентным для всех томичей», а также адвокатов.

«Такого обвинения трудно было предположить, когда оно не конкретно — его очень трудно опровергать. Тем не менее мы это сделаем и думаем, что у нас это получится», — отметили защитники.

Защита в ходе суда намерена доказывать, что в показаниях свидетелей обвинения есть противоречия.

«Допрос, который будет в суде при условии открытого судебного разбирательства, возможно, с участием прессы, не даст возможность этим лицам уклониться от объяснения некоторых своих позиций. Противоречивость и правда выйдут наружу», — сказали адвокаты, добавив, что в суде «не так просто врать».

Они отметили, что противоречия в показаниях Кляйна и свидетелей на этапе предварительного следствия не выявлялись, очные ставки не проводились. Защита полагает, что ей удастся выявить эти противоречия в ходе суда[85].

20 апреля Ивану Кляйну сделали вторую операцию[86][87].

27 мая в суде был допрошен один из главных свидетелей обвинения, предприниматель Ринат Аминов. В ходе допроса Аминов рассказал, что до истории с землей на Мокрушина лично с Кляйном знаком не был. После покупки имущества радиотехнического завода к бизнесмену, по его словам, обратился представитель правового управления «Томского пива» Вячеслав Литвинов. с предложением выкупить у него часть земли на Мокрушина по заниженной цене. Литвинов сказал, что территория Аминова «режет хозяйственную деятельность» компании.

Предприниматель на сделку согласился, заключил договор и получил деньги на расчетный счет. На дату совершения сделки Кляйн физически никакого участия в ней не принимал, сказал Аминов. Никаких хозяйственных или иных распоряжений от него не поступало.

«Я понимал, что если на эти условия [продажу двух участков по заниженной стоимости] не соглашусь, то у меня в будущем будут проблемы по переводу земельного участка», — отметил свидетель.

Аминов самостоятельно сделал вывод о том, что, продав два земельных участка «Томскому пиву», в будущем он сможет рассчитывать на поддержку и помощь от Ивана Кляйна при переводе остальной территории из промышленной зоны в жилую для строительства там нового микрорайона. Такой вывод был сделан, поскольку Кляйн является основным бенефициаром пивного завода, сказал Аминов в ходе допроса.

После сделки Аминов заказал проведение градостроительного обоснования изменения территориальной зоны земельного участка на Мокрушина. Далее он подал в администрацию заявление о переводе земли. Бизнесмен сказал, что после этого он не взаимодействовал ни с какими лицами из администрации Томска. На стадии подготовки градостроительного обоснования вопрос о наличии санитарно-защитной зоны не обсуждался.

Аминов рассчитывал получить ответ по заявлению в течение месяца, но этот процесс затягивался. Через семь месяцев (в январе 2017-го) он получил отказ в переводе земельного участка в жилую зону по трем причинам: отсутствие транспортной сети в районе Транспортной площади; проблемы с детскими садами и школой; наличие санитарно-защитной зоны.

Пункт с транспортной доступностью Аминов считает надуманным, так как в его документах была указана новая транспортная развязка [вероятно, речь о развязке на 76-м километре]. С аргументами о необходимости строительства детских садов и школы он согласился. Информацию о санитарно-защитной зоне по своему земельному участку бизнесмен на генплане Томска не нашел.

После получения отказа Ринат Аминов написал жалобу в прокуратуру, а также обратился в арбитражный суд. В ходе разбирательства предпринимателю, по его словам, сказали, что с ним хочет увидеться мэр Томска Иван Кляйн. Аминов на встречу согласился.

«Иван Григорьевич сказал, что мы живем в одном городе, проблем не нужно, надо договариваться. Первое условие — отзыв судебного заявления. Кляйн сказал, что он выдаст постановление на разработку проекта планировки территории. Чтобы я поверил, он вызвал Анну Касперович (сейчас — Подгорная) и сказал ей немедленно выдать мне постановление. В течение недели я его получил и приступил к разработке», — рассказал предприниматель.

В утверждении проекта планировки Ринату Аминову, по его словам, несколько раз отказывали из-за санитарно-защитной зоны «Томского пива». На одной из последующих встреч Иван Кляйн говорил бизнесмену, что своим проектом он наделал много проблем, утверждает свидетель. По словам Аминова, у «Томского пива» были свои планы на земельный участок, граничащий с его землей, но проект строительства в этом месте жилого района нарушал все планы.

Со слов Аминова, информация о санитарно-защитной зоне появилась в администрации Томска в 2018 году от руководителя «Томского пива» Галины Кляйн. Она направила письмо с просьбой учесть наличие защитной зоны при решении вопроса развития территории, прилегающей к площадке компании.

Аминов рассказывал, как жаловался на наличие санитарно-защитной зоны. Проблема заключалась в том, что при наличии защитной зоны Аминов не сможет построить на своем земельном участке жилой район, так как его территория попадает под эту защитную зону[88][89].

Советский районный суд частично удовлетворил ходатайство защиты Ивана Кляйна и изменил подсудимому место домашнего ареста с медицинского учреждения на квартиру по месту жительства. При этом гособвинитель выступил против посещения мэра родственниками. Он отметил, что дочери мэра являются акционерами «Томского пива», имеют заинтересованность в судьбе компании, а она фигурирует в уголовном деле. Также нельзя исключать возможность, что дочерей подсудимого придется вызывать на допрос в качестве свидетелей, сказал гособвинитель. Ежедневные прогулки в течение часа противоречат сути домашнего ареста, считает прокурор. Ежедневные прогулки в течение часа суд не разрешил. Родственники посещать Кляйна не смогут[90][91].

3 июня Аминов продолжил давать показания в суде. В ходе ответов на вопросы он отметил, что у прокуратуры больше нет претензий к переводу земельного участка на Мокрушина в зону общественного жилого назначения.

«Представление прокуратуры было отозвано в связи с тем, что причины, указанные в представлении, были несущественными. Справка из Министерства культуры поступила, данный вопрос был снят. Соответственно, земельный участок с назначением «общественно-жилая зона» стал легитимным и на сегодня является пригодным для проектирования и строительства жилья», — сказал Ринат Аминов[92].

Свои вопросы задавала сторона защиты. Изначально Ринат Аминов отказался отвечать на вопросы адвокатов. Однако судья Николай Хабаров напомнил, что отказ от дачи показаний может грозить уголовной ответственностью. После небольшого перерыва допрос возобновился.

Защита начала задавать вопросы о событиях, связанных с земельным участком на Мокрушина, которые происходили в 2016-2017 годы. На часть вопросов свидетель отвечал, что он уже не помнит детали происходящего.

Адвокат спросила — получал ли Аминов в феврале 2017 года письмо от управления Роспотребнадзора о том, что все смежные участки земли на Мокрушина, которая ему принадлежала, относились к производственной зоне. Свидетель заявил, что перечисленные в этом письме санитарно-защитные зоны незаконны. Обжаловать акт Роспотребнадзора он не посчитал нужным.

Адвокат Марина Вихлянцева поинтересовалась, продавал ли свидетель в 2016 году объекты по цене ниже кадастровой стоимости [в свое время Аминов также приобретал на торгах здания бывшего ЗПП «Томский», торгового центра «Фог Сити» и ТЗИА]. Однако после возражения представителя Аминова и прокурора судья вопрос снял.

Вихлянцева задала свидетелю несколько вопросов про обстоятельства покупки земель радиотехнического завода. Аминов коротко ответил «Да», а судья сделал замечание защите из-за наводящих вопросов.

Она поинтересовалась у Аминова, за какую цену он продал земельный участок на Мокрушина и не покрывает ли эта сумма причиненный ущерб, который свидетель заявил в рамках гражданского иска.

Предприниматель не стал отвечать на вопрос, считая, что данная информация является коммерческой тайной. На это адвокат спросила — почему иск был предъявлен к Ивану Кляйну, а не к муниципалитету.

«Потому что лично Кляйн причинил мне вред своими действиями, давая распоряжения сотрудникам администрации, «Томского пива», Галине Ивановне Кляйн. Это коалиция с предводительством Кляйна Ивана Григорьевича причинила мне вред», — ответил Ринат Аминов. Однако судья отметил, что это личная позиция потерпевшего.

Адвокат Лариса Шейфер спросила у Аминова — почему на прошлом заседании он утверждал, что юрист компании «Томское пиво» Вячеслав Литвин формировал два земельных участка для продажи их компании.

«Я после последнего заседания ознакомился с хронологией документооборота как раз в те даты, когда был механизм разделения земли. Признаю, что ошибочно думал, что там было два или три земельных участка. Литвин занимался разделением участка у железной дороги», — сказал Аминов.

Свидетель отметил, что он отвечает то, что ему удается вспомнить с 2016 года. В частности, он вспомнил, что ранее уже работал с Вячеславом Литвиным — он консультировался у него в 2013 году при покупке со стороны «Томского пива» склада.

В ходе допроса один из адвокатов подсудимого также поинтересовался, какие отношения у Рината Аминова были с супружеской парой Подгорных. Свидетель отметил, что Анну Подгорную он воспринимал как подчиненную мэра Ивана Кляйна, а с Павлом Подгорным консультировался по вопросам строительства.

В конце допроса защита поинтересовалась — какое отношение бизнесмен сейчас имеет к спорному земельному участку. Однако Аминов не дал конкретного ответа. Защита пыталась спросить, является ли он участником юридического лица, которое сейчас владеет земельным участком, где планируется построить жилой район. Аминов заявил, что это коммерческая тайна, а судья снял вопрос как не имеющий отношения к делу[93][94].

10 июня суд разрешил Кляйну контактировать на дому со всеми врачами, а также проходить в домашних условиях необходимые медицинские процедуры[95][96].

На следующий день был допрошен находящийся под стражей бывший заместитель мэра по безопасности и управлению делами Евгений Суриков. Под конвоем он был доставлен в здание суда.

Суриков рассказал, что, пока он работал в мэрии, Кляйн давал ему поручения относительно поиска информации о личности Рината Аминова, который связан с эпизодом дела о санитарно-защитной зоне земельного участка на улице Мокрушина, смежного с участком «Томского пива». Свидетель отметил, что мэр хотел знать больше о личности Аминова и «кто за ним стоит».

Об истории с переводом земли бывшего радиозавода в зону для жилой застройки Суриков, по его словам, знал от коллег из департамента архитектуры. Свою версию происходившего ему рассказывал и Ринат Аминов, с которым Суриков как-то столкнулся в коридорах администрации. Вместе с этим, по словам свидетеля, он выезжал по поручению Ивана Кляйна на улицу Мокрушина, чтобы проверить — есть ли раскопки возле территории пивного завода, есть ли угрозы предприятию. Суриков сказал, что он выезжал на место, никакой угрозы не увидел, и доложил об этом Кляйну.

Бывший заместитель мэра отметил, что ему были предъявлены обвинения по эпизоду с Кляйном (статья 289 УК РФ) за пособничество в покровительстве компании «Томское пиво».

«Мне были указаны факты сотрудниками ФСБ, следственного комитета, я эти факты подтвердил, что я действительно выполнял определенные поручения Ивана Григорьевича, был заместителем мэра. Все подробнее я рассказал в своих показаниях», — сказал Суриков.

Как позже сказал свидетель стороне защиты, уголовное дело в отношении него по статье 289 УК РФ было прекращено в связи с «деятельным раскаянием».

Адвокат спросил Сурикова, почему он находится под стражей. Свидетель отказался отвечать на вопрос и сказал, что эта информация уже давно есть в интернете. Он также охарактеризовал работу Кляйна на посту мэра.

«На работе Иван Григорьевич был каждый день. Мы с ним общались по мере необходимости. Иван Григорьевич очень добросовестно исполнял обязанности мэра. Приходил на работу раньше всех, уходил позже всех», — отметил Евгений Суриков.

Свидетель в ходе допроса ответил, что Иван Кляйн давал ему поручения, «которые связаны были с деятельностью пивзавода», а он их исполнял. Но в 2020 году, по его словам, каких-либо действий относительно «Томского пива» он не совершал.

Утверждение о том, что Кляйн совершил незаконные действия в отношении Аминова, Суриков слышал только от самого Аминова. Свидетель не смог оценить, был прав Аминов в споре с администрацией Томска или нет.

Прокурор ходатайствовала об оглашении показаний бывшего чиновника, данных им в ходе предварительного следствия, так как, по словам гособвинителя, есть расхождения в информации, которую свидетель давал в ходе следствия, и сейчас, во время суда. Судья ходатайство удовлетворил.

В показаниях Сурикова говорится, что Кляйн в январе 2017 года «незаконно отказал Аминову в изменении зоны и дал указание внести недостоверные сведения о наличии 300-метровой санитарной зоны». Также из показаний следует, что Кляйн в период с января по август 2019 года неоднократно давал Сурикову указания «решить вопрос с правоохранительными органами о возврате изъятых у компании «Томское пиво» документов».

Свидетель сказал, что он не отказывается от своих слов, данных в ходе следствия. «Все, что я сказал, имело место», — сказал Суриков.

Затем свои вопросы снова начали задавать адвокаты. Снова была затронута тема с санитарно-защитной зоной.

«Аминов мне рассказал свое видение ситуации. Он обижен на градоначальника, обижен на администрацию «Томского пива», потому что он [Аминов] передал два земельных участка, а договоренность по санитарно-защитной зоне не произошла. Поэтому он обиделся», — рассказал Суриков.

Защита поинтересовалась: какие преференции получило «Томское пиво» от действий Ивана Кляйна, когда он был мэром? Суриков сказал, что это ему неизвестно.

Свидетель, отвечая на вопросы, подтвердил, что реальным руководителем ОАО «Томское пиво» в период его работы в администрации города являлась Галина Кляйн[97][98].

18 июня суд заслушал двух свидетелей - главу Заречного сельского поселения Вадима Сидоркина и Михаила Суберляка, ранее работавшие юристами у Аминова. Сидоркин рассказал, что помогал Аминову в организации заключения договоров купли-продажи земельных участков с ОАО "Томское пиво" и цена в документах была заниженная, она не соответствовала ни рыночной, ни кадастровой стоимости. Суберляк сообщил, что был привлечен Аминовым к работе только в 2020 году. Он указал, что Аминов рассказывал ему о продаже части земельного участка "Томскому пиву" за "какую-то ничтожную цену". Также Суберляк сообщил, что 300-метровая санитарно-защитная зона вокруг участка пивзавода никогда не существовала[99][100].

24 июня были допрошены представители управления Роспотребнадзора по Томской области. Первой в судебном заседании показания дала сотрудница Роспотребнадзора Татьяна Ходько, участвовавшая в комплексной проверке ОАО "Томское пиво" в 2017 году. Она утверждает, что комплексная плановая проверка ОАО "Томское пиво" прошла зимой 2017 года. По ее словам, выездного осмотра площадки на улице Мокрушина не было - Роспотребнадзор ограничился только проверкой документов.

Следом показания дала начальник отдела санитарного надзора Роспотребнадзора Ольга Смолякова и сообщила суду, что во время проверки производства был установлен 3-й класс опасности из 5-ти возможных.

Также в суде свидетельские показания дала Людмила Смирнова, врач по коммунальной гигиене ФБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии" в Томской области. По словам свидетеля, она дала положительное санитарно-эпидемиологическое заключение о работе "Томского пива". Она говорит, что рассматривала воздействие пивного завода на дома, детские учреждения и другие окружающие постройки[101].

На следующий день в суде были допрошены начальник департамента правового обеспечения администрации города Дмитрий Журов, а также депутаты городской думы Андрей Петров и Виктор Носов[102][103].

1 июля были допрошены сотрудница городского департамента строительства и архитектуры Галина Толстикова и начальник управления Роспотребнадзора по Томской области Ольга Пичугина. Толстикова заявила, что в 2017 году от «Томского пива» пришло письмо о наличии СЗЗ и о том, что предприятие относится к третьему классу опасности. Она отметила, что Подгорная поручила внести информацию о санитарно-защитной зоне в систему «Геокад». Толстикова рассказывает, что проект планировки территории Томского радиотехнического завода поступил почти одновременно с письмом от «Томского пива». Она призналась, что внесла данные в «Геокад», не получив подтверждения Роспотребнадзора. По ее словам, ответ на запрос от 2017 года был получен лишь в 2018 году. Подгорная не обосновывала свое поручение о внесении сведений в «Геокад».

Пичугина подтвердила, что в 2017 году проходила комплексная плановая проверка «Томского пива». Тогда проверялась не только СЗЗ, но и проводились другие проверки[104].

"Решением главного санитарного врача по Томской области был установлен размер санитарно-защитной зоны по границе производственной площадки ("Томского пива" на Мокрушина, 9)", – рассказала Пичугина, пояснив, что размер санитарно-защитной зоны составил 300 метров. Она добавила, что система "ГеоКад" является информационной, и закон не обязывает вносить в нее какие-либо изменения, в том числе обозначения границ санитарно-защитных зон[105].

На следующий день были допрошены заместитель мэра, начальник городского департамента строительства и архитектуры Алексей Макаров и его подчиненный Юрий Немойкин. Заместитель председателя комитета геоинформационного обеспечения департамента строительства и архитектуры пояснил, что такое «Геокад». Информационная система необходима для учета и хранения градостроительных данных. Доступ к программе имеют только сотрудники департамента. По словам Немойкина, информацию о СЗЗ вокруг «Томского пива» в «Геокад» внесла Толстикова на основании письма «Томского пива» в мэрию. Свидетель рассказывает, что данные о санитарно-защитной зоне около Томского радиотехнического завода были внесены в 2009 году, когда городом руководил Николай Николайчук. Он отметил, что какого-либо регламента или нормативного документа о порядке использования данных системы «Геокад» на сегодняшний день нет.

«Иван Григорьевич никогда не отказывал немотивированно. В любом случае, есть резолютивная часть. Должно быть основание для отказа», — заявил Алексей Макаров, отвечая на вопрос прокурора о том, как проходит порядок изменения зон. Основания для отказа в изменении зоны указаны в Градостроительном кодексе.

«По моему мнению, плохая транспортная доступность не является основанием для отказа. Но моя должность предусматривает развитие строительства на территории города Томска. <...> Здесь же встает вопрос сложности принятия решений с учетом интересов всех граждан. В данном случае, эта сложность решений была взята на себя Иваном Григорьевичем, который отказал застройщику из-за отсутствия социальных объектов, плохой транспортной доступности», — рассказал Макаров.

По мнению специалиста, взаимодействие с застройщиками всегда напоминает спор о том, что первое - курица или яйцо. Так как строители не хотят готовить проекты застройки, ожидая изменения статуса земли. А администрация, в свою очередь, просит сперва подготовить проект строительства.

«Нужно соблюдать баланс в отношениях между жителями и строителями. Но его может соблюдать только мэр», — подчеркнул заместитель мэра. Отвечая на вопрос адвокатов, он добавляет, что город так и не смог решить вопрос транспортной доступности микрорайона Мокрушинский.

Описывая отношение отстраненного от должности мэра к работе, Алексей Макаров отмечает, что Кляйн старался погружаться во все рабочие процессы.

«На работу он приезжал очень рано. Я приходил в восемь, он уже был на работе. Уходил он всегда тоже позже всех, не знаю, часов в 10 вечера. Вникал во все документы. Очень часто приходилось приходить, пояснять, что-то доказывать», — рассказывает свидетель.

Адвокат Андрей Гривцов также задает вопрос о том, знает ли Алексей Макаров супругов Подгорных. Макаров поясняет, что Анна Подгорная была его руководителем, а с Павлом Подгорным он познакомился, когда тот представлял проект Аминова в администрации.

«А вас не удивляло, что Подгорный работает с Аминовым, а его супруга работает в администрации?», — спрашивает Андрей Гривцов.

«Не мое дело лезть в личную жизнь руководителя», — говорит Алексей Макаров.

Потом слово берет Иван Кляйн. Он несколько раз пытается понять, можно ли изменить территориальную зону внутри участка, а потом задает следующий вопрос:

«Сообщали ли вы мне информацию, в октябре 2020 года, о том, что Анна Подгорная ходит в мэрию и решает вопросы Аминова»?

«Да», — говорит Алексей Макаров[106][107].

8 июля в суде был допрошен бывший заместитель мэра по капитальному строительству Павел Подгорный. На допросе свидетель подтвердил, что поддерживал отношения с экс-заммэра Анной Касперович, которую в 2019 году признали виновной в злоупотреблении должностными полномочиями. С ноября 2018 года они зарегистрировали брак. Также Подгорный не стал отрицать своих отношений с Ринатом Аминовым. Он рассказал, что ранее с Аминовым его компания «Эльбрус» планировала застройку территории бывшего томского радиозавода. После продажи компании Подгорный только консультировал Аминова. По словам свидетеля, Аминов планировал на своем участке по ул.Мокрушина жилую застройку. В 2017 году мэрия Томска отклонила проект из-за плохой транспортной доступности. Кроме того, свидетель пояснил, что с 2017 года перестал работать над проектом застройки территории, поэтому Ринат Аминов самостоятельно вел этот проект[108][109].

На следующий день были допрошены начальник отдела подготовки градостроительных планов земельных участков МБУ «Архитектурно-планировочное управление» Светлана Зимина, советники городского департамента строительства и архитектуры Вадим Герасимов и Денис Вяткин[110][111].

Судебные заседания по делу мэра Томска 15 и 16 июля прошли в закрытом режиме. Как сообщает защита, это связано с тем, что судом исследовались приобщенные к делу записи телефонных переговоров Ивана Кляйна, а также запись переговоров свидетеля Рината Аминова и юриста компании «Томское пиво» Вячеслава Литвина, сделанная при помощи скрытой аппаратуры.

Оглашать содержание записей защита не может. Вместе с тем адвокат Андрей Гривцов отметил, что в прослушанных на суде записях телефонных переговоров «нет никаких фактов, доказывающих вину Ивана Кляйна» в предъявленных обвинениях.

«Переговоры, записанные Аминовым при помощи скрытого микрофона, размещенного на его теле, также не содержат никаких подтверждений вины нашего доверителя и лица, разговор с которым записан. Более того, эта запись, на наш взгляд, вообще едва ли относится к обстоятельствам дела. Сам факт наличия и способ записи этого разговора, сам ход беседы, свидетельствуют о том, что Аминов не мог не знать о проводимом оперативно-разыскном мероприятии, участвовал в нем добровольно, а это значит, что в суде Аминов дал заведомо ложные показания, заявив, что ему ничего не известно о том, кем и как был записан этот разговор», — сказал Гривцов.

Адвокаты считают, что проведение оперативно-разыскных мероприятий при отсутствии оснований является нарушением закона.

«Защита заявила ходатайство о признании недопустимыми доказательств, полученных с нарушением требований статьи 50 Конституции РФ и статьи 75 УПК. Ходатайство будет рассмотрено судом на следующих заседаниях, которые возобновятся с 23 августа», — сообщили адвокаты[112][113].

25 августа Советский районный суд продлил срок содержания отстраненного мэра под домашним арестом на 3 месяца[114][115].

27 августа в суде были допрошены депутаты городской думы Михаил Коренев и Сергей Панов. Коренев заявил, что на комиссии по землепользованию и застройке рассматривался вопрос о смене зон на участке предпринимателя Р.Аминова. Представитель застройщика представлял проект – и, надо сказать, что проект депутату Корневу понравился, о чем он и сказал суду.

- Но я выступил против смены зоны, несмотря на все плюсы проекта. Он был хорош на перспективу, но никак не в настоящее время, поскольку в микрорайоне Мокрушинский нет нормальной транспортной инфраструктуры, - сказал суду Михаил Коренев. - Строить достаточно большой микрорайон при имеющемся транспортном коллапсе было нереально.

Кто-то из представителей застройщика на том заседании якобы даже обронил что-то про велосипеды: мол, надо жителей Мокрушинского на велосипеды пересадить – и все наладится. А еще Корнева задела за живое фраза, брошенная кем-то из специалистов, презентовавших новый проект: «Давайте мы начнем строить, а город под это дело ресурсы подкинет».

- И я резко высказался против. Сказал: а за чей счет банкет? И не только я принял такое решение, но и другие депутаты – Виктор Носов, Андрей Петров. Не случайно мэр потом отказал застройщику в смене зоны. Мы-то рассматривали вопрос частный, а мэр видит проблему в комплексе. Это нормально.

На суде свидетель Корнев вместе с подсудимым Кляйном вспомнили депутата Ларису Сорокову, которая регулярно поднимала вопрос транспортной доступности своего микрорайона. Но ни тогда, в 2016 году, ни сегодня решить эту проблему город так и не смог.

Сергей Панов заявил, что одними городскими деньгами проблему Мокрушина не осилить.

- У нас с 2010 года было три проблемных переезда - Смирновский, Степановский, Мокрушинский, - рассказал Сергей Панов. - По Смирновскому переезду нашли решение – расширили дорогу до 4 полос. И проблема «уехала», можно сказать. Осталось 2 проблемные точки – Степановский и Мокрушинский переезды. Мы их всегда рассматривали вместе.

Панов напомнил, что депутаты совместно с администрацией города, пытались найти способ, как ограничить движение маневровых поездов в часы пик на этих переездах. Совместно с РЖД и областными депутатами удалось договориться о смене времени движения маневровых поездов. Но это лишь частично облегчило проблему.

- Каждый год мы ставили этот вопрос. Говорили, что к Мокрушинской развязке нужно вернуться с федеральным и областным рублем, - подчеркнул С.Панов. - Город в одиночку эту проблему не потянет. А в 2017 году к этим двум проблемам подключилась проблема Транспортной площади, которая оказалась перегруженной – новые микрорайоны в сторону Богашева растут и растут. И тогда было найдено решение вместе с областью и федеральной властью: речь идет о том самом «проколе» на 76 км, который снял часть нагрузки.

Отстраненный от должности мэр поинтересовался у депутата Панова сколько может стоит решение проблем Мокрушина.

- От 5 до 7 миллиардов рублей, - ответил экс-спикер гордумы.- Без областной и федеральной поддержки здесь не обойдешься[116].

На это Кляйн сообщил суду, что таких денег в муниципальном бюджете никогда не было, поэтому даже полномочия по проектированию новых развязок, примыкающих к Богашевскому тракту, переданы на региональный уровень[117].

3 сентября заместитель гендиректора по правовым вопросам ОАО «Томское пиво» Вячеслав Литвин отпущен под домашний арест[118][119].

В тот же день прокурор зачитывал содержание документов, приобщенных к делу отстраненного мэра. Было в списке и заключение начальника департамента строительства и архитектуры Анны Касперович к проекту о внесении изменений в Генплан по Мокрушина, 11/1, согласно которому проект соответствует правилам землепользования и застройки.

Что же мы делаем!? Сегодня и так проблема с переездом! Что будет, если еще добавим? Касперович: Срочно! Зайдите посоветоваться! P.S. Депутаты на Думе 01.11.2016 как раз говорили об этом!», — озвучивает прокурор слова Ивана Кляйна, написанные на документе[120][121].

9 сентября прокурор продолжил предъявлять вещественные доказательства. В том числе, заявление Аминова в адрес мэрии Томска от 16 октября 2018 года. Он просит заместителя мэра Анну Касперович выдать ему строительный план земельного участка по ул. Мокрушина, 11. К письму прилагается доверенность, выписка из ЕГРН, а также копия паспорта представителя (представитель предпринимателя - Павел Подгорный).

На следующий день суд заслушал свидетеля Марину Пэк, которая в интересующий стороны период работала в департаменте строительства и архитектуры томской мэрии. На вопросы о знакомстве с подсудимым или потерпевшим она ответила, что лично не знакома.

Ей предъявили градостроительный план земельного участка по ул. Мокрушина, 11. Свидетель признала, что именно она согласовывала его, причем в обычном порядке. И адвокаты, и прокурор попытались разобраться с наличием санитарно-защитных зон на участке. Участок граничит с радиотехническим заводом, с подразделением Сибирского ботанического сада и объектами коммунально-производственного назначения. Четко обозначена лишь охранная зона ботсада, по остальным объектам подтверждающие документы отсутствуют.

- По вашему мнению, это нормальное явление? - задал вопрос подсудимый Кляйн.

Свидетель поначалу затруднилась ответить. Но чуть позже собралась с мыслями и пояснила, что согласовала документ, потому что «я вижу, что на место допустимого размещения объекта эти зоны никак не влияют»[122].

23 сентября был допрошен бывший заместитель мэра - руководитель аппарата городской администрации Александр Цымбалюк. Отвечая на вопросы прокурора, бывший подчиненный Кляйна рассказал о том, что входило в его обязанности, когда он находился в должности заместителя мэра. В конце 2016-го — начале 2017-го Цымбалюк подписал постановление об отказе в изменении территориальной зоны земельного участка на улице Мокрушина.

Отвечая на вопросы прокурора, бывший подчиненный Кляйна рассказал о том, что входило в его обязанности, когда он находился в должности заместителя мэра. В конце 2016-го — начале 2017-го Цымбалюк подписал постановление об отказе в изменении территориальной зоны земельного участка на улице Мокрушина.

«Мною было принято решение о согласовании постановления об отказе в смене зоны в связи с тем, что департамент правового обеспечения отказался сделать этот документ, а департамент архитектуры настаивал на том, что этот документ нужно подписать. Административным регламентом закреплена функция, что если два органа не могут найти согласованное решение, то решение может принять либо первый заместитель мэра, либо заммэра — руководитель аппарата. Обращение в мой адрес от департамента архитектуры было, я с ним ознакомился и принял решение, что этот документ может быть согласован, и я его согласовал», — рассказал в суде Александр Цымбалюк.

Он вспомнил, что тогда в думе города обсуждался вопрос «о недопущении смены зоны, в связи с тем, что там [на Мокрушина], помимо существующей санитарной зоны, есть проблема с транспортной доступностью». Однако решение о согласовании постановления, бывший заммэра, по его словам, принимал, основываясь на данных департамента архитектуры.

Свидетель отмечает, что банкротство и прекращение работы радиотехнического завода на улице Мокрушина было общеизвестным фактом. Однако, добавил Цымбалюк, это не значит, что наличие в том районе других объектов или санитарной зоны «не служило препятствием для строительства [жилых домов], это обязательно должно было быть исключено».

С компанией «Томское пиво» Александр Цымбалюк, по его словам, на посту заммэра взаимодействовал по ряду вопросов, которые по большей части касались праздничных мероприятий («Томское пиво» выделяло деньги на организацию многих праздников в городе, а также на благоустроительные работы — прим.ред.). Все вопросы, связанные с компанией, он решал с директором завода — Галиной Кляйн.

Предоставлялись ли какие-либо льготы со стороны города «Томскому пиву», свидетель не знает[123].

Также была допрошена бывший депутат Томской городской думы Лариса Сорокова. Она сообщила, что знает Рината Аминова как одноклассника своей дочери по школе № 49, где она также раобтала учителем. Контактов с бывшим учеником на протяжении десятилетий после окончания школы особенных не было. Но единственный раз он вышел на Сорокову, предложив посмотреть проект застройки территории радиотехнического завода.

Сорокова заявила, что она не против строительства новых жилых комплексов в принципе. Но транспортная доступность и объекты социальной инфраструктуры при строительстве новых комплексов должны быть обязательно.

- Жители узнали о готовящейся застройке и стали обращаться ко мне как к депутату. Говорили о том, что в районе на сегодняшний день очень тяжело заезжать и выезжать, а если начнется строительство, проблема еще более обострится. Я и выступила на Думе 1 ноября 2016 года именно с позиции жителей микрорайона. Обращаясь к депутатам и к Ивану Григорьевичу, чтобы он взял этот проект на контроль[124][125].

На ряд вопросов ответил главный инженер «Томского пива» Виктор Матях, который принимал участие в проверке предприятия Роспотребнадзором. По словам свидетеля, проверка выявила некоторые нарушения. В основном, они касались санитарно-защитной зоны. «Томское пиво» якобы протестовало против установления 300-метровой санитарно-защитной зоны по адресу Мокрушина, 9. Предприятие ставило целью доказать, что площадка не относится к 3-ему классу опасности. При этом Матях считает, что жилая застройка никак не мешала деятельности «Томского пива» — а, следовательно, у руководителя предприятия не было мотива ей препятствовать. Свидетель подчеркнул, что не знает примеров вмешательства Кляйна в управление деятельностью «Томского пива» после его избрания мэром Томска[126].

1 октября была допрошена бывший секретарь городской комиссии по предоставлению земельных участков Любовь Климова:

— Меня пригласила в свой кабинет начальник департамента архитектуры и градостроительства Анна Касперович и поручила подготовить заявление от имени Светланы Кляйн, как я понимаю, родственницы Ивана Григорьевича, о предварительном согласовании земельного участка по ул. Пастера 44/2. Это было 13 мая.

По словам свидетельницы, Анна Касперович не давала каких-то пояснений относительно своего указания.

— Меня вызвал руководитель и сказал оформить это заявление. Не было никаких пояснений вообще.

— А почему Светлана Кляйн сама не могла оформить это заявление? — интересуется прокурор.

— Я ответить вам на этот вопрос не могу, — говорит свидетель.

— А вы задавали этот вопрос Касперович? В чем проблема была сделать это самой гражданке, как это делают все остальные...

— Конечно, это было очень неожиданно и, конечно, я этот вопрос задавала. Ответа я не получила[127].

7 октября был допрошен бывший начальник городского департамента ЖКХ Владимир Брюханцев. Он рассказал о том, каким образом его департамент согласовывал процедуру подготовки земельных участков к продаже. В частности, специалисты обращали внимание на наличие инженерных коммуникаций. Согласовывали сразу, если инженерных коммуникаций не было. Таким, например, был участок по ул.Пастера, 44/2 – тот самый, который приобрела дочь мэра С.И.Кляйн.

- Если будет установлено, что по участку, например, проходит ЛЭП, мы не согласуем такой участок никогда, - пояснил Владимир Брюханцев. – А на участке по ул.Пастера, 44/2 мы не установили никаких инженерных коммуникаций - ни сетей газоснабжения, ни водоснабжения, ни электроснабжения.

Также была допрошена начальник департамента управления муниципальной собственностью городской администрации Наталья Бурова. Она подробно разъяснила процедуру подготовки земельного участка к торгам, а также механизм проведения оценки стоимости земельного участка. Как выяснилось, в 2016 году согласно Земельному кодексу РФ механизм был таков: если рыночная оценка участка ниже его кадастровой стоимости, то участок продается по рыночной цене. А в случае, если рыночная оценка выше кадастровой стоимости, тогда администрация города Томска обязана продать участок по кадастровой стоимости[128].

8 октября была допрошена главный свидетель обвинения - бывший начальник городского департамента строительства и архитектуры Анна Подгорная. Она рассказала, что конфликтов с Кляйном у нее не было, отношения строились по принципу «начальник — подчиненный». Однако мэр, по ее словам, был строгим руководителем, который часто принимал меры взыскания. Личных конфликтов не было.

Допрос начал прокурор. Свидетель рассказала о работе геоинформационной системы «ГеоКад», порядке установления санитарно-защитных зон и работе городской комиссии по землепользованию и застройке.

Прокурор поинтересовался, были ли препятствия для удовлетворения заявления Рината Аминова о переводе земельного участка на Мокрушина, 11/1, из промышленной зоны в жилую для строительства там нового микрорайона. На это Подгорная ответила, что департамент архитектуры, который она ранее возглавляла, подготовил положительное заключение.

«Департамент считал возможным удовлетворить данное заявление и направить материалы на публичные слушания. <...> Во-первых, основным принципом генплана является вывод предприятий из города, поэтому как только инициатива о выводе производства (из городской черты) поступала в департамент, она приветствовалась. Второе: архитектор провел подробный анализ транспортных потоков (в районе Мокрушина). По моему мнению, этой проблемы [транспортной доступности] не было, потому что мы ведем речь о планировании, о генеральном плане. Там предусмотрены развязки. Шло проектирование транспортной развязки на 76-м километре. В целом транспортный вопрос генеральным планом был учтен», — рассказала Подгорная.

Она добавила, что санитарно-защитные зоны сами по себе не являются основанием для препятствования в переводе промышленной зоны в зону общественно-жилого назначения.

«Зона ОЖ предусматривает размещение не только объектов жилого назначения, но и объекты, которые могут находиться в санитарно-защитных зонах. Также защитная зона может быть сокращена. Такой пример у нас был с территорией «Сибэлектромотора», — пояснила свидетель.

Комиссия по землепользованию и застройке также дала положительное заключение по проекту Аминова, вспоминает Подгорная.

Когда документы для изменения зоны уже были на подписи у мэра Кляйна, он пригласил Подгорную на разговор, в ходе которого высказал мнение о невозможности изменения зонирования данного участка, заявила свидетель.

По словам Анны Подгорной, Иван Кляйн сказал ей, что на Мокрушина, около земли Аминова, планируется развитие предприятия «Томское пиво», и это необходимо учесть, прежде чем принимать окончательное решение по изменению зоны.

«Я высказывала мнение, что на комиссии уже все проработано, что препятствий для изменения зонирования не существует. Но мэр имеет право принять (другое) решение, так как он управляет городом на принципах единоначалия, и меня он посчитал необходимым не слушать», — вспомнила Подгорная.

Свидетель утверждает, что мэр отказался подписывать положительное заключение о смене зоны. Кляйн, по словам Подгорной, сказал «готовить отказ».

«На чем основывать отказ, мне было непонятно. Было сказано, что есть проблема транспортная, существующие детские сады не позволят принять больше детей [при появлении нового микрорайона]. Также в качестве основания для отказа мне было сказано указать наличие существующих в генеральном плане нормативных санитарно-защитных зон», — ответила на вопросы прокурора Анна Подгорная.

В 2017 году, по словам свидетеля, в результате переговоров между мэром и Ринатом Аминовым было принято решение о разработке проекта планировки территории со стороны собственника земли на Мокрушина, 11/1. При этом утвердить проект планировки было невозможно без изменения зонирования.

При разработке проекта планировки территории выяснилось, что приграничная территория «Томского пива» относится к санитарно-защитной зоне III класса опасности. Письмо с этой информацией поступило в мэрию от самого предприятия, говорит свидетель. Компания просила учесть этот фактор при планировании.

«Мне было сказано мэром, что такое письмо поступит, и оно поступило», — заявила Подгорная.

Она утверждает, что мэр поручил ей внести сведения о санитарно-защитной зоне «Томского пива» в систему «ГеоКад». В данном случае строительство жилья возле территории пивоваренной компании было невозможным[129][130].

После перерыва, прокурор переходит ко второму эпизоду обвинения, который связан с покупкой участка земли Светланой Кляйн по цене ниже кадастровой стоимости.

По словам Подгорной, о том, что Светлана Кляйн планирует приобрести один из земельных участков на улице Пастера она узнала от самого мэра.

Рассказывает о том, что мэрия занималась работой по формированию порядка 10 земельных участков в 2015 году. Составлялась схема земельных участков. О том, что на один из земельных участков претендовала дочь Ивана Кляйна, свидетель знала от самого градоначальника.

«Мэр пригласил меня и сказал, что надо организовать процедуру оформления земельного участка его дочери. Было дано задание организовать процедуру предварительного согласования, подготовить соответствующие документы. Это произошло в кабинете у мэра в мае 2015. Надо было делать "быстрей-быстрей", потому что начинался благоустроительный сезон. Меня все время подгоняли, — утверждает Подгорная.

При этом она замечает, что участки на улице Пастера представляли интерес только для конкретных людей, чьи участки были смежными со вновь образованными участками.

По ее словам, Иван Кляйн стремился избежать торгов, процедура предварительного согласования только внедрялась и поэтому активности у людей не было - не обращали внимания на информацию, опубликованную в рамках процедуры.

Подготовку документов Подгорная доверила консультанту Любови Климовой.

«Климова написала и зарегистрировала заявление от заинтересованного лица самостоятельно. Из-за спешки вопрос о рассмотрении заявления был включен в протокол ранее состоявшейся комиссии. В течение месяца с момента регистрации мэр с определенной периодичностью интересовался решением этого вопроса, сетовал на то, что это долго», — говорит Подгорная.

В результате на торги никто не заявился, Светлана Кляйн приобрела участок по кадастровой стоимости.

«При постановке на учет, межевании и выполнении прочих процедур я отчитывалась за каждый шаг. Мэр полностью отслеживал данный процесс», — говорит она[131].

14 октября продолжился допрос Подгорной. В этот раз вопросы задавали адвокаты отстраненного мэра. Первой вопросы Анне Подгорной задает адвокат Марина Вихлянцева:

— Не было ли у вас заинтересованности в удовлетворении заявления Рината Аминова при предварительном консультировании?

Подгорная отвечает, что мотива лоббировать интересы Аминова у нее не было.

— Проект планировки однозначно должен соответствовать правилам землепользования и застройки и Генплану. Об этом говорит Градостроительный кодекс, — продолжает экс-заммэра отвечать на вопросы адвоката.

— Что незаконного в том, чтобы одновременно и в проект планировки внести изменения, и в Генплан?

— Одновременно быть не может. Наверное, может быть одновременная разработка. Но сначала должно быть решение об изменении зонирования, а потом утверждение проекта планировки территории.

— Ваше мнение на чем основано?

— На Градостроительном кодексе.

По словам Подгорной, проект планировки должен разрабатываться только после изменения зоны зонирования.

— Обязать застройщика против его воли делать проект планировки никакими документами не закреплено. Я в прошлый раз приводила пример с площадкой «Сибэлектромотора». Там изменили зонирование без проекта планировки территории, но строительство не ведется, потому что там есть санитарно-защитная зона предприятия. Требования вообще должны быть одинаковыми ко всем. А не так, что «Сибэлектромотору» можно изменить зону без проекта планировки, а Аминову, Иванову или Петрову нет.

— Это вы сейчас рассуждаете в интересах города или в интересах Аминова? — задает вопрос Марина Вихлянцева.

— Я рассуждаю с точки зрения трактования Градостроительного кодекса, — бросает Подгорная.

Подгорная напоминает, что одной из целей Генплана был вывод предприятий из города, чтобы снизить негативное воздействие на окружающую среду. Услышав это, Марина Вихлянцева вздыхает.

— По Генплану 2012 года стратегически зона была определена как производственная, тогда сложно понять, почему вы утверждаете, что по Генплану и положением территориального зонирования данная зона была определена под жилую застройку.

Процесс снова возвращается к обсуждению пресловутых санитарно-защитных зон.

— Есть ли законодательные запреты на размещение нового жилищного строительства, если не ликвидированы санитарно-защитные зоны?

— Если санитарно-защитные зоны не сокращены, то строить жилье нельзя.

Марина Вихлянцева уточняет: «Я говорю о принципе территориального зонирования, не строительства, не застройки. А территориального зонирования, то есть вопрос об изменении зонирования».

— Я кучу раз говорила, что территориальная зона ОЖ содержит не только объекты жилого назначения. Там могут быть и иные объекты. Поэтому наличие СЗЗ не может являться основанием для отказа. <...> Жилищное строительство в санитарно-защитной зоне запрещено. Но изменение промышленной зоны на зону ОЖ возможно при наличии санитарно-защитной зоны.

Марина Вихлянцева переходит к следующей порции вопросов. Сначала интересуется, где хранятся документы, которые рассматривает Комиссия по землепользованию и застройке (оказывается, что в архиве), а затем просит предъявить список документов, подготовленных Аминовым.

— Где можно ознакомиться с градостроительным обоснованием проекта Аминова от 2016 года? Где оно может быть?

— В архивах департамента, как я уже говорила.

— Из документов, которые есть в распоряжении суда, видно, что в них отсутствует градостроительное обоснование.

Анна Подгорная замечает, что материалы на Комиссии точно были. Судья Николай Хабаров интересуется, где тогда градостроительное обоснование.

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Но оно точно было. Возможно, что где-то в мэрии документ остался, — говорит она, замечая, что с 2019 года не работает в администрации Томска и где именно находится документ, и каков там порядок хранения сейчас, пояснить не может.

Затем вопросы начинает задавать адвокат Лариса Шейфер. Они касаются второго эпизода уголовного дела, связанного с выделением участка земли дочери мэра Светлане Кляйн. Подгорная рассказывает, что была председателем Комиссии по предоставлению земельных участков. По ее словам, решения Комиссии носили обязательный характер. Это странно, так как согласно регламенту, Комиссия — это совещательный орган.

— В 2014 году земельный участок по адресу Пастера 33/1 был снят с торгов в связи с отсутствием проездов. В 2015 году Комиссия принимает решение о выставлении его на торги. Почему? Появился проезд или потенциальный покупатель?

— Возможно, что-то поменялось, возможно, законодательство, — отвечает Анна Подгорная. Она отмечает, что участки на улице Пастера были интересны собственникам смежных земельных участков.

— Что конкретно Вас попросил мэр в отношении земельного участка по Пастера 44/2?

— Организовать процедуру предварительного согласования земельного участка, смежного с ее участком.

— Когда он вас попросил? Где состоялся разговор?

— В мае 2015 года, разговор был в кабинете.

По словам Подгорной, Иван Кляйн просил подготовить заявление и включить его в протокол. Он же сказал, что нужно было торопиться.

После Шейфер очередь задавать вопросы у Андрея Гривцова. В разговоре с адвокатом Анна Подгорная признает, что в полномочия Ивана Кляйна входило право отказать Ринату Аминову в удовлетворении заявления.

Гривцов спрашивает, как Анне Подгорной удалось так хорошо запомнить даты. Она признается, что готовилась: следила за трансляцией, сохранила для себя хронологию показаний. Свои записи Подгорная передает судье.

Прокурор просит огласить показания Подгорной, данные в ходе предварительного расследования. Марина Вихлянцева замечает ряд несоответствий. Так, на стадии следствия Анна Подгорная ничего не рассказала о том, что давала предварительные консультации Ринату Аминову. Сама же она каких-то противоречий в показаниях не видит[132].

Затем вопросы задал сам отстраненный от должности мэр:

- Для чего вы рассматривали заявления на комиссии в течение всего 2015 и даже 2016 года, если с 1 марта 2015 года были внесены изменения в Земельный кодекс, был упрощен порядок предоставления земельных участков и можно было обходиться без комиссии? – спросил Кляйн у Подгорной.

- Положение о комиссии не было откорректировано, поэтому мы и рассматривали, - бойко отвечала мэру его бывшая подчиненная.

- А кто должен был привести в соответствие это положение? – продолжал наступление мэр.

- Департамент правового обеспечения – тот, кто следит за изменением законодательства, - ни на секунду не смутилась А. Подгорная.

- А вот тут юристы мэрии недавно говорили, что это должен делать профильный департамент, - упорно гнул свою линию мэр.

На ком, Анна Александровна, лежит ответственность за принятие актов? - продолжил задавать вопросы Кляйн.

- На том, кто его подписывает. На мэре.

- Вы сказали, что 13 числа я вас вызвал, дал команду организовать заявление от имени моей дочери, - продолжает искать истину Кляйн. - А зачем надо было вносить это заявление в протокол задним числом, 12-го? Почему нельзя было это сделать через неделю, 19-го?

- Я только транслировала Климовой ваше поручение.

- Вы сегодня сказали, что «мэр вам дал задание подготовить документы по процедуре». Я что, говорил вам, какого числа надо в комиссии рассмотреть и как записать в протоколе?

- Вы все время меня торопили, все время подталкивали, говорили: быстрее, быстрее надо рассматривать[133].

21 октября был допрошен бывший заместитель мэра Томска по капитальному строительству и дорожной деятельности Владимир Костюков. Свидетель рассказал, что в 2018 году подрядчик должен был произвести укладку водопровода к строящемуся общежитию ТГУ на Аркадия Иванова. Для этого было необходимо раскопать траншею длиной примерно 50 метров, чтобы завести трубу под дорогой. Строители собирались сделать это на Аркадия Иванова, при этом проезжая часть на этой улице была отремонтирована в 2017 году. Костюков рассказал, что ему поступило задание от мэра — разобраться в этой ситуации, чтобы не был причинен ущерб муниципалитету. Он выехал на место.

Костюков повторил, что Кляйн просил его выехать на место именно из-за того, что раскопки планировалось делать на улице Аркадия Иванова. Заранее это поручение мэра не прорабатывалось, оно получилось спонтанным. При выдаче департаментом ордера на проведение работ было невозможно установить детали проведения этой работы, уточнил свидетель. В результате вмешательства раскопка на Аркадия Иванова не произошла. К вечеру того же дня (после выезда Костюкова на место работ) была готова новая схема проведения работ. На следующий день прошли работы.

«Я отзвонился Ивану Григорьевичу [чтобы рассказать об итогах работы], на что он мне сказал: «Зачем ты мне звонишь? Вопросы ваши [департамента дорожного строительства и благоустройства], решайте, не надо меня беспокоить»», — вспомнил свидетель.

Прокурор демонстрирует расшифровку записи телефонных переговоров Костюкова с Кляйном. В ходе разговора бывший заммэра сказал: «...водовод идет с этой стороны, со стороны вашего завода». Обвинитель попросил пояснить, что свидетель имел в виду под фразой «вашего завода».

Костюков отметил, что он имел в виду «Томское пиво». На этом прокурор закончил допрос свидетеля. На вопрос адвоката, затрагивали ли эти работы предприятие «Томское пиво», свидетель ответил отрицательно. Костюков отметил, что изменение схемы проведения работ никому ущерба не причинило, а, наоборот, позволило не допустить лишней траты средств.

Адвокат Гривцов также попросил пояснить фразу «ваш завод», о которой спрашивал прокурор.

«(Кляйн) там раньше работал. И это известный в городе факт, что завод — собственность семьи Кляйнов. <...> Я не имел в виду, что конкретно Иван Григорьевич там сейчас находится, управляет (заводом) или что-то делает. Он был мэром города Томска», — сказал бывший заместитель мэра.

Костюков сказал, что ему ничего не известно о каких-либо фактах управления Кляйном предприятием «Томское пиво» в период его пребывания в должности мэра города[134][135].

На следующий день в суде была допрошена дочь мэра Светлана Кляйн[136][137].

28 октября был допрошен заместитель генерального директора ОАО «Томское пиво» по закупкам и планированию Василий Руссков[138].

8 ноября был допрошен заместитель мэра по экономическому развитию Михаил Ратнер, ранее возглавлявший департамент управления муниципальной собственностью городской администрации. Он рассказал, что в администрации города существует специальная комиссия, созданная при департаменте архитектуры, которая принимает решение о возможности реализации участков, находящихся в муниципальной собственности.

«Именно она определяет, пройдет тот или иной участок через торги. Если земельный участок образован, поставлен на кадастровый учет, то здесь априори не может быть способа (реализации) номер два — без торгов. То есть если участок существует как объект, то вариант единственный — торги. Если нет, то на основании обращения заявителя возможен способ без торгов. Определением способа реализации участка занимается комиссия, куда входят представители различных органов», — рассказал Ратнер, отметив, что даже в момент, когда он возглавлял департамент управления муниципальной собственности, вопросом занималась на тот момент его заместитель Наталья Бурова.

После этого прокурор спросил, знаком ли Ратнер со Светланой Кляйн и знает ли, кто она такая, а если знает, то откуда?

«У каждого практически есть дети, родители, поэтому я знаю, что Светлана Ивановна — дочь Ивана Григорьевича. Лично я с ней не знаком. На мой взгляд, эта информация [что она дочь Кляйна] не является какой-то закрытой, я знаю, что Иван Григорьевич очень хороший семьянин, у него есть супруга, дети, даже могу сейчас назвать имена. Безусловно, я с ними встречался, но сказать, что лично знаком, нельзя. Встречались на каких-то мероприятиях, где Иван Григорьевич присутствовал в качестве мэра, там были и его жена, а также Светлана, Наталья. Я знаю, что это его дети», — ответил Ратнер.

Он сообщил, что ему известно, что дочь мэра в 2015 году подала заявление на предоставление земельного участка по улице Пастера, 44/2, после чего оно было рассмотрено, по мнению Ратнера, в установленном законом порядке.

«По результатам рассмотрения было издано постановление администрации о предварительном согласовании предоставления участка по улице Пастера, 44/2», — сообщил свидетель.

Гособвинитель задал заместителю мэра вопрос о том, принимал ли он лично участие в выделении данного земельного участка Светлане Кляйн.

«На тот момент я этой информацией не обладал. После постановления состоялись мероприятия и процедуры, которые вытекают из вынесения этого постановления, то есть был заключен договор купли-продажи с заявителем», — отметил Михаил Ратнер.

После чего прокурор повторно уточнил у него, участвовал ли непосредственно он в процедуре приобретения земли Светланой Кляйн.

«Безусловно, но не во всех процессах. Есть полномочия, которые завязаны на определенных органах администрации, куда входил тогда департамент муниципальной собственности, который я тогда возглавлял, а есть полномочия, которые относятся непосредственно к этому департаменту. Так вот: департамент недвижимости к вопросу предоставления земельного участка не имел отношения. А получив постановление, он включился в работу и приступил к своим предусмотренным различными регламентами процедурам, будь то приглашение заявителя, работа с ним на предмет вручения договора купли-продажи. А предварительно процессу предшествовала процедура рыночной оценки земельного участка. То есть необходимый пакет документов поступает от одного департамента к другому, задача специалистов — проверить комплектность и достоверность, затем документ поступает на подпись уполномоченному лицу», — рассказал Ратнер.

Он также рассказал, что после вынесения постановления Светлану Кляйн пригласили в администрацию для оформления документов, также она самостоятельно, что предусмотрено законом, обращалась в кадастровую палату для формирования кадастрового паспорта. При этом он подчеркнул, что оформление земельного участка проходило в установленном порядке, со своей стороны он этому не способствовал, как и ускорению процесса, а с мэром на эту тему тоже не общался.

Выкупная стоимость участка, по его словам, определяется на основании проведения рыночной оценки и кадастровой стоимости, согласно земельному кодексу, выкупная стоимость должна быть не выше, чем кадастровая.

«В данном случае 740 тысяч рублей составила рыночная стоимость, 738 без копеек была кадастровая. Исходя из всех аспектов департаментом был предложен выкуп по кадастровой. Земельный участок был предоставлен после перечисления выкупной стоимости в полном объеме. Подписал договор, по-моему, я», — рассказал заместитель мэра.

Отвечая на вопрос Ивана Кляйна, Ратнер заявил, что не получал от него каких-либо указаний, связанных с предоставлением льгот «Томскому пиву». По словам Ратнера, мэр неоднократно подчеркивал, что в вопросах, которые касаются «Томского пива», все должно быть по закону.

«Посыл был такой: смотри «не в два глаза, а в четыре». Смотреть нужно было пристально, чтобы не было никаких вопросов с точки зрения каких-то преференций», — рассказал заммэра. Также свидетель, отвечая на вопрос адвоката, исключил возможность Кляйна принимать участие в управлении «Томским пивом» вследствие высокой загруженности на посту мэра[139][140].

Также был допрошен заместитель мэра по социальной политике Константин Чубенко. Он ответил на вопросы о том, поступали ли от Кляйна какие-то поручения по поводу преференций для "Томского пива", а также почему руководитель компании Галина Кляйн ежегодно становилась "Меценатом года". Чубенко отметил, что "Томское пиво" было самым крупным меценатом среди остальных. По подсчетам Чубенко, предприятие вложило около 250 миллионов рублей в инфраструктуру города. Он опроверг, что Галина Кляйн получила медаль "Меценат года" в результате вмешательства мэра Ивана Кляйна, так как все критерии присуждения звания четко прописаны в правилах конкурса и зависят от объема денежных средств, внесенных предприятием.

В свою очередь сам подсудимый спросил Чубенко, помнит ли тот, как он, будучи мэром, давал какие-то рекомендации, если вопрос касался его [Кляйна] лично, его семьи или "Томского пива". На этот вопрос свидетель ответил, что мэр "отправлял решать любой вопрос напрямую с генеральным директором "Томского пива". На вопрос о том, давал ли Кляйн какие-либо поручения по предоставлению льгот и преимуществ "Томскому пиву", Чубенко ответил отрицательно[141][142].

На следующий день был допрошен бывший первый заместитель мэра Евгений Паршуто. В ходе суда он рассказал, что знаком с Кляйном порядка 20 лет. По его словам, подсудимый Кляйн как руководитель — это образец человека, который «разбирается во всех деталях управленческого процесса, способен формировать команду, отвечать за результат». А как человек Кляйн, по мнению свидетеля, является «порядочным и хорошим семьянином».

Говоря о причинах ухода из мэрии в 2015 году, Паршуто отметил, что их было две:"Общая усталость от объемов задач, которые приходилось решать. Вторая причина: вопросы, которыми я занимался, Иван Григорьевич взял на себя, я к этому не привык, мне было достаточно тяжело руководить тем направлением, за которое я отвечал, поэтому я принял решение, что лучше уйти". Он пояснил, что в частности, имеются ввиду вопросы архитектуры и развития жилищного строительства.

Евгений Паршуто рассказал суду, как работает городская комиссия по вопросам предоставления земельных участков и как он сам принимал участие в работе этой комиссии.

Отвечая на вопросы прокурора, свидетель отметил, что мэр интересовался развитием территории в районе улицы Пастера, прилегающих территорий. Конкретно улица Пастера — одна из самых заштатных, плохо обслуживаемых улиц. «Это не элитная территория», — добавил свидетель.

От кого шла инициатива по образованию земельных участков по улице Пастера в 2015 году, бывший первый заммэра вспомнить не смог. Протокол об образовании участков утвердил именно он.

В мае 2015 года рассматривались вопросы о предварительном согласовании большого количества земельных участков, рассказал свидетель. В списке он видел имя Светланы Кляйн, понимал, что это дочь градоначальника, но лично со ней не знаком.

Никаких вопросов по этому поводу Паршуто задавать Кляйну не стал. В протоколах никаких замечаний по поводу предоставления участка Светлане Кляйн не было.

Прокурор спросил, могла ли комиссия принять положительное решение по заявлению о предварительном согласовании предоставления Светлане Кляйн земельного участка по улице Пастера, 44/2, если ранее было принято решение о выставлении этого участка на торги.

«Комиссия могла принять и то, и другое решение [удовлетворить или отклонить]», — считает Паршуто. Бывший заммэра рассказал, что они с Кляйном отдельно не обсуждали вопрос предоставления земельного участка его дочери.

Также, по словам Паршуто, Иван Кляйн никогда не обращался к нему с вопросами, связанными с «Томским пивом».

«Единственное, мы согласовывали вопросы размещения различных малых форм в качестве меценатской деятельности [«Томского пива»]. Ничего зазорного в этом нет», — добавил свидетель.

Отвечая на вопросы адвоката Ларисы Шейфер, Паршуто заявил, что постановление о предоставлении земельного участка по улице Пастера, 44/2, было принято в рамках закона.

Процедура предварительного согласования земельного участка является конкурентной процедурой, считает Паршуто[143][144].

10 ноября в суде была допрошена глава администрации Кировского района Томска Валентина Денисович[145][146].

12 ноября был допрошен бывший начальник УБЭП УВД Томской области Анатолий Кривошеин[147].

18 ноября была допрошена жена мэра, генеральный директор ОАО «Томское пиво» Галина Кляйн. Она рассказала как происходит управление заводом и принимал ли в этом участие мэр Томска.

«Генеральный директор на предприятии отвечает за все: за безопасность каждого человека, за безопасность продукции. Поэтому я не могу позволить, чтобы за меня кто-то решения принимал, потому что лежит вся ответственность на мне», — отметила Галина Кляйн. По словам свидетельницы, на «Томском пиве» она работает с 2001 года, но предприятие знает с 1985 года, когда на предприятие пришел работать ее муж.

Свидетельница отметила, что, став генеральным директором пивзавода, она рассчитывала только на помощь сотрудников.

«Зная Ивана Григорьевича, как он во все углубляется и изучает работу от и до, мне было неудобно к нему обращаться, у него головной боли хватало и в администрации. Пыталась поначалу, когда стала гендиректором, посоветоваться с ним, но он уходил от ответа. Я сердилась, говорила, что он бросил меня на амбразуру и не помогает. А Иван Григорьевич мне отвечал, что у меня [на заводе] очень хорошие сотрудники, с которыми можно решить вопросы», — рассказала Галина Кляйн.

Она отметила, что Иван Кляйн уже год не имеет возможности ни с кем общаться, так как сначала находился под стражей, а сейчас — под домашним арестом. А предприятие, по словам свидетеля, продолжает работать, выпускает продукцию, выполняет план, отчисляет огромные налоги.

«Это и есть доказательство того, что Иван Григорьевич не управляет и не управлял предприятием, когда стал мэром», — резюмировала супруга мэра[148][149].

На следующий день в суде был допрошен последний свидетель со стороны обвинения, проектировщик Алексей Соловьев[150]. Советский районный суд продлил мэру Томска срок домашнего ареста до 26 февраля 2022 года. Однако, Ивану Кляйну разрешено видеться с ближайшими родственниками — супругой, дочерьми, внучками по определенному графику[151][152].

26 ноября Кировский районный суд признал супругу мэра Галину Кляйн виновной в применении силы в отношении сотрудника ФСБ во время обыска в квартире семьи градоначальника в ноябре 2020 года и назначил ей наказание в виде условного срока[153][154].

21 декабря в на суде отстраненный мэр снова заявил, что не признает свою вину[155][156].

На следующий день начались прения сторон по делу мэра Томска. Первым слово взял прокурор Сергей Шабалин. Он, в частности, напомнил, что Кляйн до сих пор является основным акционером «Томского пива». Этот бизнес, по словам прокурора, можно назвать семейным, так как акции есть и у супруги Кляйн, и у дочерей мэра. Став мэром, Кляйн не вышел из состава акционеров, а передал акции в доверительное управление супруге, которая стала гендиректором предприятия.

«Это не противоречит закону, но по существу носит формальный характер, учитывая, что супруги Кляйн проживают вместе. Таким образом, семейным бизнес быть не перестал», — считает прокурор Сергей Шабалин.

Гособвинитель подробно прошелся по всем эпизодам дела. По его словам, в рамках дела собрано достаточно доказательств, которые говорят о виновности Ивана Кляйна. Сергей Шабалин отметил, что тяжелые заболевания, которые есть у подсудимого, «не препятствуют назначению наказания в виде лишения свободы».

«Прошу назначить подсудимому наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Назначить дополнительное наказание в виде запрета занимать должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления сроком на 3 года», — озвучил позицию обвинения прокурор[157][158].

23 декабря в прениях выступила сторона защиты. Каждый из адвокатов подробно прошелся по эпизодам дела и представил свои аргументы, почему их подзащитный невиновен.

Адвокат Марина Вихлянцева, комментируя первый эпизод обвинения (он связан с изменением территориальной зоны для строительства Мокрушинского микрорайона), отмечает, что «обвинение не стало оценивать все собранные судом и следствием доказательства, а построило свои выводы на показаниях потерпевшего и нескольких свидетелей».

«В уголовном праве нельзя строить доказательства на предположениях. Исходя из логики прокурора уже сам факт владения собственностью, является мотивом к совершению противоправных действий, этот факт позволяет делать предположения о личной материальной заинтересованности и на основании этого предположения строить логику обвинения», — говорит она.

Вихлянцева отмечает, что адвокаты не смогли отыскать ряд документов, на которые опирается обвинение. Например, градостроительное обоснование строительства нового микрорайона на улице Мокрушина.

«Единственной пояснительной запиской по обоснованию предложения Аминова являлась записка начальника департамента Анны Касперович, которая имеется в материалах дела. Может быть, как раз в таком документе и кроется разгадка пояснений свидетелей Касперович и Соловьева о предварительных консультациях по обоснованию предложения Аминова», — утверждает Вихлянцева.

Она подчеркивает, что градостроительное обоснование мэру Томска никто не показывал и ставит под сомнения показания Анны Подгорной, на которых строится следствие.

«Версия обвинения о мотивах совершения инкриминируемых Ивану Кляйну действий основана на весьма расхожем постулате – мажоритарный собственник успешного бизнеса при реализации полномочий мэра не может не думать и не заботиться об интересах семейного бизнеса. В этой версии все прекрасно — жадный преуспевающий бизнесмен, приобретший статус должностного лица при коррупционной направленности на личные и семейные интересы. Плохо только то, что в обоснование своих версий вместо полного анализа добытых обстоятельств выдвинуты предположения и голословные утверждения. Нет убедительных объяснений, почему пояснения свидетелей Подгорной, Сурикова, имеющие существенные расхождения с иными свидетелями и документами, взяты за основу обвинительной версии», — подчеркивает Вихлянцева.

По ее мнению, Ивана Кляйна обвиняют «необоснованно и бездоказательно»

«Мне представляется, что собранные доказательства, здесь представленные и собранные судом, свидетельствуют о том, что Кляйн Иван Григорьевич не совершал того преступления, которое ему вменяется по первому пункту обвинения. У него не было ни цели, которая ему вменяется, ни умысла, ни мотивации ни на воспрепятствие законной деятельности предпринимателя Аминова, ни тем более на подрыв авторитета органов власти. Также нет доказательств нанесения существенного вреда законным правам и интересам граждан и общества. Кляйн по данному эпизоду обвинен необоснованно и бездоказательно, — завершает свое выступление адвокат Марина Вихлянцева.

Начиная свое выступление адвоакт Лариса Шейфер говорит, что в первое время у нее была надежда, что «сумрак рассеется», но в ходе следствия стало быстро понятно, что это наивные мечты.

«Наши запросы оставались без движения, терялись, игнорировались. Только в суде мы получили возможность представить эти факты», — говорит Шейфер. Она представляет интересы Ивана Кляйна по второму эпизоду обвинения, связанного с выделением земельного участка Светлане Кляйн.

Шейфер приводит показания заместителей мэра Евгения Паршуто и Михаила Ратнера, которые говорили о том, что в действиях Кляйна не было нарушения закона.

«В этот день было подписано ещё 11 постановлений в отношении земельных участков по улице Пастера. Никаких претензий к текстам этих постановлений у обвинения не было», — говорит она.

Шейфер также отмечает, что обвинительное заключение строится на показаниях Анны Подгорной и ее бывшей подчиненной Светланы Климовой. «Я уверена, что Анна Подгорная неспроста получила столь мягкий приговор, соглашение со следствием явно было заключено, и его надо было отрабатывать», — характеризует адвокат показания экс-заммэра, настаивая на оправдательном приговоре для мэра.

Адвокат Андрей Гривцов комментирует третий эпизод уголовного дела, связанный с участием в незаконной предпринимательской деятельности.

«Очевидно, что за период проведения указанных оперативно-розыскных мероприятий, превышающий два года, Кляйн вел намного больше телефонных разговоров, в том числе связанных с регулярным общением со своей супругой, которую сторона обвинения именует лицом через которого подсудимый осуществлял управление ОАО "Томское пиво". В данных разговорах шла речь о том, что Иван Григорьевич Кляйн никаким образом не вмешивался в управление ОАО "Томское пиво", а предприятие управлялось самостоятельным руководителем, — отмечает Гривцов. — очевидно, что было гораздо больше разговоров, чем те 10-15, которые нам предъявлены. Разговоры, которые могли бы реабилитировать обвиняемого не представлены. Обвинение просто сокрыло эти доказательства»,

— подчеркивает Гривцов. Он же оглашает общую стороны защиты:

«Защита полагает, что вина подсудимого по предъявленному ему обвинению исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами не подтверждается, в действиях Кляйна по каждому эпизоду обвинения отсутствует состав преступления».

По словам Андрея Гривцова, Иван Кляйн виновен лишь в том, что «являлся мэром».

«Нет реальных фактов управления – нет выполнения объективной стороны преступления, а, значит, нет и самого состава преступления. Но нет его и по причине отсутствия иного элемента объективной стороны состава преступления – предоставления льгот, преимуществ, покровительства в иной форме»,

— говорит Гривцов, комментируя третий эпизод обвинения. Он отмечает, что запрошенный обвинителем срок вызывает недоумение, граничащее с возмущением:

«В ходе судебного следствия мы не услышали ни единого обстоятельства, которое характеризовало бы Ивана Кляйна с отрицательной стороны. Человек всю свою жизнь творил благие дела, многого добился, получил исключительные с положительной точки зрения характеристики со стороны подчиненных и всех других взаимодействовавших с ним людей. Все эти характеристики нашли отражение в письменных материалах, показаниях свидетелей, наградах и благодарностях, которые на протяжении всей жизни получал Кляйн. Мне кажется, главной характеристикой положительных качеств этого человека является доверие жителей города, которых он так любит. Именно жители дважды доверили Ивану Кляйну высокий пост мэра, что свидетельствует о всеобщей положительной оценке его личностных и профессиональных качеств».

По информации Гривцова, в России только в 10% случаях осужденным назначается наказание в виде реального лишения свободы по части 2 статьи 286 УК РФ.

«У нас нет судебного прецедента, но практика уголовного преследования определяется только судами. Каждый следователь в стране отдает себе отчет, что дело, которое не пройдет в суде, не может быть в этот суд направлено. И наоборот. Пройдет дело Кляйна в суде, и за ним последуют другие дела, в отношении других лиц, сформированные по тем же, надуманным лекалам не доказательств, а предположений, домыслов, неверных и явно натянутых оценок»

, — отмечает Гривцов, говоря о невиновности своего подзащитного[159][160]. 27 декабря Иван Кляйн выступил с последним словом:

«Я вынужден защищать себя в суде вместе с моими защитниками. Такого опыта у меня, конечно, нет. Но я постараюсь, Ваша честь, убедить Вас в том, что я не причастен к тем обвинениям, которые мне вменяются.

Ваша честь! В обвинительном заключении есть справка по уголовному делу. Согласно этой справке уголовное дело возбуждено 13 ноября 2020 года по статье «Превышение должностных полномочий». Этот эпизод в уголовном деле мы нумеруем под номером 1. СУ СК РФ по Томской области сразу же разместило в СМИ на всю страну «О задержании мэра Томска и предъявлении ему обвинения за превышение должностных полномочий, за то, что мэр отказал предпринимателю Аминову в удовлетворении заявления о переводе его земельного участка из производственной зоны в общественно-деловую, преследуя при этом свои корыстные интересы и интересы ОАО «Томское пиво». Мэр указал причину отклонения – санитарно-защитная зона Томского пива». Как мы выяснили в судебном заседании в Постановлении № 21 от 23.01.2017 нет ни слова о СЗЗ «Томского пива». Речь идет о СЗЗ от группы предприятий ТРТЗ. Как я понимаю, именно здесь и закралась ошибка следствия, хотя причины моего задержания, думаю, были другие. И мотивы следователя тоже.

Когда стало понятно, что речь идет о совершенно другой СЗЗ, просто надо было взять и признать, что случилась ошибка и на этом основании закрыть дело. Но нет. Машина работает, механизм запущен, маховик остановить нельзя! Да и я уже находился под стражей. В СИЗО меня пытаются запугать, взять измором. Сначала за несколько дней меня прогнали по четырем камерам, затем высокопоставленный офицер предложил мне: «Признавай свою вину. Если не признаешься, найдем тебе и другие дела». Я не пошел на сделку с совестью и не стал себя оговаривать. Тогда 21 ноября 2020 года появляется новое дело под номером 2.

Оно также возбуждено по статье «Превышение полномочий». Мол, я их превысил при подписании 8 июля 2015 года постановления о предварительном согласовании предоставления земельного участка своей дочери Светлане Кляйн. Хотя представитель администрации города, то есть потерпевшей стороны, в данном случае сам не заявлял никаких требований об ущербе и в суде еще раз подтвердил законность предоставления земельного участка дочери мэра. Полный абсурд, скажете Вы?! Нет. Все идет по сценарию, который был озвучен мне в СИЗО: не признаешь вину – будут тебе еще дела!

Еще через месяц, а точнее 14 января 2021 возбуждается третье уголовное дело (эпизод номер 3 в суде) по ст. 289 УК РФ. Этот эпизод можно назвать словами из песни «Я его слепила из того, что было», так как имелись записи всех моих переговоров на протяжении двух с половиной лет. Ну а свидетеля нашли, осужденного впоследствии за взятку Сурикова, дав ему взамен на оговор срок за взятку вдвое ниже низшего срока наказания по этой статье. Вместо восьми лет получил четыре года. Вот таковы реалии, Ваша честь.

Грустно осознавать, что из 110 свидетелей по уголовному делу, из которых почти 90 человек со стороны обвинения, государственный обвинитель поверил только тем, кто осужден. Евгений Суриков, Анна Подгорная, Денис Вяткин. Интересно получается. Прокурор верит осужденным лицам и не верит остальным свидетелям, ссылаясь, что работники мэрии и ОАО «Томское пиво» зависимы от Ивана Кляйна. Только вот в чем зависимость не пояснил. Точнее сослался на то, что мэр только временно отстранен от должности и может повлиять на своих подчиненных даже под арестом, и что заводом управляет жена Галина Кляйн, а свидетели под ней. Но в свидетелях есть и другие сотрудники: областной администрации, компании ТДСК, ООО «Стройгаз», Техмонтаж и т.д., о которых государственный обвинитель просто умолчал. Получается демократия наоборот. Меньшинство управляет большинством. Или иначе – большинство подчиняется меньшинству! Это хронология и размышления.

Само же дело по первому эпизоду было возбуждено на основании заявления якобы потерпевшего Аминова. Аминов – бывший следователь, как и его «нужный» свидетель Сидоркин, знают хорошо, как можно упрятать человека за решетку. Профессия пригодилась, опыт тоже. Они знали, как написать заявление, чтобы наверняка было возбуждено уголовное дело. Ну а далее дело техники: найти еще нескольких нужных свидетелей, которые имеют уже проблемы с законом. Такие свидетели находятся следователем. Я имею в виду Сурикова, Подгорную, Вяткина. Все трое проходили по уголовным делам еще до моего задержания. Да и еще свидетель Климова, которая скорее всего накосячила при выделении земельного участка моей дочери, и чтобы не быть привлеченной к ответственности решила вместе с Подгорной свалить вину на мэра. Так ведь проще, удобнее, только вот не знаю, как они с этим будут жить.

Все три эпизода, Ваша честь, считаю сфабрикованными с помощью с лжесвидетелей. Бог им судья. Честно говоря, до выступления в прениях государственного обвинителя у меня теплилась надежда, что все, что мы услышали в рамках судебного следствия, должно было убедить прокурора отказаться от обвинения. Но увы!!? Ваша честь. Теперь все зависит от Вас. Примите справедливое и законное решение и дайте мне возможность служить и дальше томичам.

Итак. Мне вменяют превышение полномочий по 2 эпизодам по ч. 2 ст. 286 УК РФ и участие в незаконной предпринимательской деятельности, ст. 289 УК РФ.

Я хочу обратиться к представителю обвинения. В чем же меня сегодня обвиняют по первому эпизоду по заявлению мимикрирующего под честного предпринимателя Рината Аминова? А судят меня за мое личное, как мэра, видение развития Томска, за мою убежденность и, наконец, за мою позицию, которая защищает интересы тысяч томичей! И основана на нормах закона! Ну не абсурдно ли это? Причем представителям следствия я об этом говорил, но они меня не слушали, да и не хотели. Они поверили предпринимателю, а не избранному народом мэру, они поверили лицам, которые уже осуждены. Я имею в виду граждан, моих бывших коллег, Подгорную (Касперович), Сурикова, Вяткина. Показания, которые они давали в судебном заседании, существенно отличались от показаний, данных в ходе следствия. Однако после вмешательства государственного обвинителя, они тут же меняли свои показания, ссылаясь, что прошло много времени, подзабылось, и что тогда, в ходе следствия, записано было верно, ключевое слово записано! Смешно выглядело обращение Евгения Сурикова, который попросил слово, Ваша честь! «Я не понял заявление прокуратуры, вы заявили ходатайство о несоответствии, все нормально?»

Что же я «натворил» своими действиями, подписывая Постановление от 23.01.2017, где отклонил заявление Аминова «О переводе земельного участка по адресу ул. Мокрушина 11/1 с производственной зоны в зону жилую? Входило ли подписание данного постановления в обязанности мэра? Ответ очевиден. Подписание такого рода документов входит в круг обязанностей мэра в силу п. 1.1., 1.3. ст. 35 Устава Томска. Это исключительные полномочия мэра, которые я не могу и не имею права передавать кому-либо. Тогда о каком превышении полномочий идет речь?

Законно ли данное постановление? Да, безусловно, так как оно действует до сих пор и никем не оспорено.

А главное во всем этом то, что я руководствовался ст. 34 п. 6 Устава города, главного документа, можно сказать, конституции города Томска. Читаю дословно: в ходе торжественного собрания, посвященного вступлению в должность, мэр приносит присягу «Клянусь осуществлять данные мне полномочия в интересах населения города, всей своей деятельностью способствовать его социально-экономическому развитию и благополучию. Клянусь отстаивать самостоятельность и независимость местного самоуправления, соблюдать и защищать Устав Томска».

Исходя из этого пункта Устава, я всегда руководствовался, прежде всего, интересами населения, а уже потом интересами отдельных предпринимателей, то есть бизнеса. В той ситуации я был абсолютно уверен (Ваша честь, Вы же наверняка помните мою записку в адрес Анны Касперович с просьбой переговорить), что заявление Рината Аминова ни в коем случае нельзя удовлетворять. Это повлекло бы проблемы для города и его жителей. Такой же позиции придерживались многие члены комиссии, депутаты, давшие в ходе настоящего судебного разбирательства показания о плохой транспортной доступности, отсутствии в микрорайоне социальной инфраструктуры. Этих людей за их позицию к уголовной ответственности не привлекают, а я за реализацию моих законных полномочий и наличие собственного видения на развитие города вынужден предстать перед судом будучи обвиненным в преступлении, которого не совершал.

Законность моего постановления основывается также на п. 2 ст. 41.1 Градостроительного кодекса РФ, где сказано, что информация о СЗЗ подлежит учету, то есть обязывает учитывать размеры зон с особыми условиями использования территории, установленных в соответствии с законодательством РФ и до установления таких зон. Санитарно-защитная зона ТРТЗ была нанесена в 2007 году. Документов о снятии СЗЗ в 2017 году собственником земельного участка представлено не было. И что же в этой ситуации должен был делать мэр? Конечно же, отказать в переводе земельного участка из зоны П в ОЖ, в том числе и на основании нерешенных социальных вопросов, указанных в п. 1 и п. 2 Постановления (слабая транспортная доступность и несоблюдение нормативов по обеспечению мест в детских садах и в школе, а также расстояние до этих объектов). Это касаемо норм закона.

Некоторые свидетели, допрошенные в ходе судебного разбирательства, ссылались на то, что надо выносить производственные площади за границы территории города. Но позвольте не согласиться. Промышленности в городе и так не слишком много, а точнее, очень мало! Вынос за границы – это потеря налоговой базы для Томска, а значит отсутствие средств не только для развития, но и для существования. Да и в советское время правильно планировали и размещали производительные силы, то есть предприятия. Предприятие Томского радиотехнического завода, было размещено на окраине города, и это правильно. А потом к нему пристраивался жилой микрорайон с соблюдением всех санитарных норм.

Великий итальянский философ Никола Макиавелли говорил: «Руководить – значит, предвидеть!». И я себе даже в страшном сне не мог предвидеть, что за решения, которые должен по роду службы принимать мэр, его будут судить, да еще и по уголовному делу!

Наш национальный лидер призывает и требует от руководителей всех уровней власти «слушать и слышать своих жителей». Именно из этого постулата, а вовсе не из других соображений, которые пытается мне вменить сначала следствие, а затем обвинение, я исходил и принимал решение. Думал я о жителях и их интересах, а не интересах отдельных предпринимателей, задачей которых является заработать побольше денег без заботы о том, как люди будут жить в построенных домах внутри санитарно-защитной зоны, как они будут добираться до работы, в какие школы и детские сады водить детей.

Вы знаете, Ваша честь, сегодня за ходом нашего судебного заседания наблюдают мэры городов, главы районов, по крайней мере, всей Сибири и Дальнего Востока, так как я до задержания был президентом Ассоциации Сибирских и Дальневосточных городов, в которую входило 67 городов. И они ждут ответа: «А как же должен поступать мэр, глава администрации при принятии такого рода постановлений? Чью сторону, чьи интересы он должен отстаивать? Чем должен руководствоваться?» Должен он быть на стороне населения или поддерживать интересы предпринимателя?

В вашей власти сегодня, Ваша честь, решение непростого вопроса. И от того, на чью сторону сегодня склонится чаша правосудия, будет зависеть будущее местного самоуправления. И главы городов будут четко понимать, что необходимо делать и как поступать. Придерживаться принципа самосохранения и поддерживать предпринимателей или все же «слушать и слышать население», руководствоваться его интересами и тем самым выполнять, в том числе, и поручение нашего президента.

Знаете, Ваша честь, это мне напоминает времена по осуждению граждан Советского Союза за «инакомыслие». Но ведь сегодня совсем другие времена. По крайней мере, мне хочется в это верить! Я уверен, что нельзя в современной демократической России судить людей только за то, что они занимаются «инакомыслием», с которым не согласен отдельный предприниматель и поддерживающие его силовики, а именно имеют свой взгляд на градостроительную политику, действуют в интересах горожан и пытаются их интересы защищать своими решениями.

Тогда встает вопрос, почему хозяйственный или административный спор сегодня перенесен в разряд уголовных? За что мне такая привилегия? И если интересы одного предпринимателя выше интересов нескольких тысяч населения, а также выше интересов десятков предпринимателей, то я готов пострадать за этих жителей и предпринимателей!

В слове «предприниматель» заложены значимые смыслы: 1) получать прибыль, 2) идти на риски, 3) и наконец, что-то создавать.

Я все же надеюсь, что когда-то наши правоохранительные органы обратят внимание на банкротство наших оборонных предприятий Контур, Ролтом, ТРТЗ, ТЗИА и увод денег из бюджета, то есть у государства. И примут соответствующие необходимые меры к таким предпринимателям под маской! Надо отметить, что ко всем этим банкротствам приложил руку потерпевший.

Полагаю, что уголовное дело возбуждено ошибочно, на основе ложных показаний и неправильного толкования отдельных норм сложного земельного и градостроительного законодательства. Поэтому свою вину по 1 эпизоду (по делу Аминова) я не признаю в полном объеме! Считаю, что мои действия вообще не содержат состава какого-либо преступления. Кроме того, считаю, что мои законные действия не могли и не причинили ущерба Ринату Аминову. О каком ущербе идет речь, если, в части якобы понесенных Аминовым затрат какие-либо подлинные документы не представлены вовсе. Да и причем тут действия мэра, если согласно его показаниям денежные средства якобы были потрачены на разработку проекта планировки территории в 2019 года, то есть после совершения инкриминируемых мне действий.

Теперь, Ваша честь, хотелось бы остановиться на 2 эпизоде по ч. 2 ст. 286 УК РФ, а именно о превышении полномочий при выделении земельного участка моей дочери Светлане Кляйн.

Опять же задаю вопрос себе и присутствующим в судебном заседании. В чем состоит это превышение полномочий? Все это обвинение я разобрал на молекулы. Однако ответа на этот вопрос у меня так и нет. Подписание такого рода документов – это неотъемлемая часть моей работы. И я подписал Постановление № 893-з от 08.07.2015 года, будучи уверенным, что законность процедуры проверена моими подчиненными.

Мне вменяется в вину еще и то, что процедура предоставления была неконкурентной и был нанесен ущерб в размере 180 тысяч рублей бюджету Томска.

Позвольте с этим не согласиться. Я не юрист, не я придумал процедуры предоставления земельных участков. Процедура шла в соответствии с земельным законодательством, и в случае появления еще хоть одного покупателя состоялись бы торги, но этого не произошло. Уверен, этого не могло произойти, так как земельные участки, которые выставлялись на торги по Пастера не пользовались спросом и поэтому были предоставлены либо как моей дочери, то есть, по предварительному согласованию, либо как единственному участнику торгов, а других заявителей просто не было.

Теперь хотелось бы обратить внимание, Ваша честь, на причинение якобы ущерба бюджету Томска. Я уже говорил о надуманности этого эпизода в начале судебного разбирательства и несопоставимости денег, которые тратила моя семья на благотворительность города и суммы якобы причиненного ущерба.

За 2014-2018 год «Томское пиво» потратило на нужды города порядка 250 млн. рублей. Из них 25 млн. – это фактически деньги Кляйн Светланы Ивановны, которые могли бы быть ее дивидендами. Но они вложены в город. В чем же корысть? Отдать 25 млн. рублей, чтобы получить 180 тыс. рублей? Ну не смешно ли?! Убежден, что любому жителю Томска это понятно!

Знаете, Ваша честь, мне было обидно до слез слышать из уст государственного обвинителя фразу о том, что благотворительность «Томского пива» увеличилась с 2013 года, так как Иван Кляйн добивался повышения имиджа. Вот уж вспомнишь народную мудрость: Не делай добра — не получишь зла». Как можно было только додуматься до такого? Такими высказываниями можно ведь убить порыв, идущий от души: помогать людям и обществу.

За период моей деятельности на посту мэра только с 2014 по 2018 год я привлек от бизнеса на всякие благие дела более полумиллиарда рублей, из которых 250 миллионов вложено «Томским пивом». В советское время орден и медаль дали бы за такие дела, а сегодня упрекают и еще причину объясняют – повышение политического имиджа.

После таких слов мне стыдно перед работниками и акционерами «Томского пива», руководителями других предприятий, что просил их помочь городу. А они это делали от доброго сердца! Кто же после этого даст хоть копейку, зная, что тебя еще и привлечь могут по уголовной статье? Извращенное представление о благотворительности и меценатстве! В какой голове оно могло зародиться? За что такие упреки? Не понимаю, честно говоря. Я всю жизнь служил людям, помогал, чем мог, и по мере своих возможностей. Я считал так: есть возможность – делись. Я люблю Томск и его жителей, и хочу искренне, чтобы их жизнь улучшалась с каждым годом. Такой уж я есть, и меня не переделать. Это моя философия жизни. Я не в том возрасте, чтобы ее менять, даже несмотря на такие едкие высказывания.

Ваша честь, хочу напомнить, что мое уголовное преследование началось с интервью одного из высокопоставленных руководителей правоохранительного органа Томской области. На вопрос журналиста о смехотворности ущерба в 180 тысяч рублей он с усмешкой ответил, что Иван Кляйн, видимо, очень жадный человек. Думаю, он судил по себе. Как и утверждая в уголовном деле, что я якобы действовал в интересах предприятия, где когда-то работал, или что я будучи мэром управлял данным предприятием. Наверное, в представлениях этого человека не извлекать выгоду из своего должностного положения невозможно. Я всегда думал иначе. Сейчас этот человек, согласовавший мое обвинительное заключение, обвинен в получении крупной взятки и содержится в СИЗО.

Ну а выдумки госпожи Анны Подгорной пусть останутся на ее совести. Иначе, как выдумкой я это назвать не могу. Я не знаю, вносились ли какие-то ложные изменения в протокол заседания комиссии или нет, так как не имею к этому ни малейшего отношения. Но в ходе судебного разбирательства мы четко установили, что, во-первых, этот протокол заседания комиссии не имел никакого правового значения. Комиссия вообще с учетом требований законодательства не должна была собираться. А, во-вторых, абсолютно не логично и надуманно выглядит утверждение о том, что искажения якобы нужно было внести в конкретный протокол заседания комиссии. Для чего это нужно было сделать и что именно ускорило, если участок моя дочь получила практически через год, а заседания комиссии проводились еженедельно? Подделать документ вместо того, чтобы провести точно такое же формальное и не влекущее никаких последствий заседание комиссии через неделю? Ради чего и что это ускорило? Нет никакой логики, кроме той, что это через ложные показания Анны Подгорной сфабрикован довод о якобы моих противоправных действий. Но для чего это мэру? Если я такой авторитарный руководитель и был заинтересован в этой ситуации, почему участок-то выделили только через год? Почему одна лишь Подгорная якобы получила незаконное указание? И все это ради тех самых 180 тысяч рублей? Неужели кто-то может в это поверить?

Только вот остается все же вопрос, а земельные участки по Пастера 36/1 и Пастера 38/1, которые были проданы собственникам смежных земельных участков за сумму в 2,5 раза ниже кадастровой стоимости (Быстрицкие и Никитины) по такой же аналогичной процедуре (по предварительному согласованию) чьих рук дело? Кто давал указания? Кто готовил эти документы и подписывал? И мы видим, что это делала Подгорная, подписывал Паршуто, но они не преследуются по закону! Двойные стандарты? Или как это назвать? Или все же все процедуры законны? Законность этих процедур установлена решениями Советского районного суда Томска. Тогда, полагаю, что моей вины и в этом эпизоде нет, и все законно!

По третьему эпизоду, который мне предъявлен в обвинении по ст. 289 УК РФ «незаконное участие в предпринимательской деятельности».

Конечно, не хотелось бы повторять показания, которые я уже давал. Могу сказать одно: я не причастен к управлению ОАО «Томское пиво», отношения к его деятельности не имею. Равно как и никаких указаний я не давал его сотрудникам, а также не занимался покровительством ОАО «Томское пиво». Настаиваю на этом!

Об этом говорят в материалах дела расшифровки моих переговоров с бывшими коллегами по заводу. За два с половиной года прослушивания всех моих телефонных разговоров так и не установлено ни одного факта моего участия в предпринимательской деятельности, участия в управлении предприятием, а также предоставления каких-либо льгот и преимуществ «Томскому пиву».

Надуманные обвинения, которые не содержат фактов, точных сроков и иных доказательств основываются лишь на показаниях Евгения Сурикова, которого совсем недавно осудили за взятку. Понятно, что в этой ситуации он мог оговорить любого человека, в том числе и мэра. Однако хочу обратить внимание, Ваша честь, на его выступление в судебном заседании от 11 июля 2021 года.

Так вот, я хотел бы привести дословно его высказывания относительно моих с ним разговоров («мы с Иваном Григорьевичем обсуждали служебные вопросы, связанные с проблемами муниципальных детских садов и школ при проверке по линии через пожарные соответствия. Ну, и в ходе разговора вопрос «Томского пива» имел место быть. Сказать, что Иван Григорьевич давал мне какое-то поручение «съезди и порешай», конечно, я выяснял. Я выяснял, я разговаривал непосредственно с надзором, который выезжает туда, выяснял что там, насколько все серьезно? Докладывал ли я об этом Ивану Григорьевичу – я не могу сказать. Мы много собирались и разговаривали, это была общая проблема, я имею в виду муниципальная. Поэтому разговор был, да. Мы общались. В том числе и по проверке безопасности «Томского пива»). Это подтвердил и свидетель Анатолий Машицкий, допрошенный в суде. Он сообщил, что Евгений Суриков интересовался ходом проверки, но ни о чем не просил.

Это говорит лишь об одном. Мы вели с ним разговоры в виде рассуждений, обмена мнениями. И это не указывает, а тем более не доказывает моего участия в управлении ОАО «Томское пиво».

Со сроками моего участия в предпринимательской деятельности тоже совсем все напутано. Мне вменяется срок с 1 октября 2013, когда я еще даже не избрался мэром, до 13 ноября 2020, то есть по сути с первого дня моей работы на посту мэра и до момента задержания. Но не абсурд ли это? Где и какие доказательства этому есть? Таковых, мы видим, в деле нет!

Я уже говорил на судебном процессе, как кандидат экономических наук, что такое процесс управления, не хочу и не буду повторяться, но хочу заметить, Ваша честь, что при допросе в суде свидетелей со стороны обвинения, все они отметили высокую компетентность, ответственность и постоянное нахождение меня как мэра на работе с утра до позднего вечера и практически без выходных. В то же время сотрудники ОАО «Томское пиво», также свидетели со стороны обвинения, ни один не подтвердил мое участие в работе «Томского пива», в управлении или предоставлении каких-либо льгот. И это еще раз подтверждает мою невиновность в совершении вменяемого мне обвинением преступления, предусмотренного ст. 289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности).

И именно этим я хочу сказать, что невозможно, занимаясь день и ночь и практически без выходных проблемами города и его жителей, выполнять еще какую-либо работу, то есть заниматься деятельностью еще одного предприятия. О моем режиме работы и отношении к работе говорили мои коллеги по мэрии, которые подтверждают мою занятость и мое отношение к работе мэра. И как мы видим из показаний, они самые положительные.

Что касается якобы помощи с моей стороны ОАО «Томское пиво» ни один из свидетелей по делу о такой помощи не показал.

Проверки сотрудниками МВД и МЧС не прекратились, хотя опять же никто их и не просил об этом. Даже министр на предприятие так и не приехал, хотя из содержания прослушанного в ходе судебного разбирательства разговора, очевидно, что собеседники шутят и смеются. Неужели у нас теперь уголовная ответственность за высказанные в приватных разговорах шутки существуют? А про пресловутый «прокол» и утверждения о помощи моими телефонными разговорами ОАО «Томское пиво» доводы обвинения мне было просто стыдно слушать. Стыдно не за себя. За обвинение, которое заботу о горожанах трактует, как помощь «Томскому пиву». В чем помощь? Какое отношение эта ситуация имеет к ОАО «Томское пиво»?

Вот, пожалуй, и все, что я хотел сказать сегодня, что хотел довести до вас, Ваша честь.

Прошу Вас, Ваша честь, при вынесении приговора учесть факты, о которых сообщали мои защитники и я и принять законное и справедливое решение! Таким решением я вижу вынесение в отношении меня оправдательного приговора по всем эпизодам предъявленного обвинения. В моих действиях нет никакого состава преступления! Да и самих событий преступления нет!

Ваша честь, я не юрист и сейчас жалею, что не имею такого образования. Но мне кажется, послушав речь государственного обвинителя, что мы рассматриваем вопросы по вмененным мне эпизодам не с точки зрения законности на основе права, а с точки зрения целесообразности, домыслов, предположений, личного понимания. Мне кажется это странным, и это еще раз показывает недоказанность предъявленных мне обвинений. Очень жаль, что мы все вместе потратили более полугода на судебное разбирательство, но ничего не изменилось с позиции обвинения. Такое впечатление, что он либо не услышал, либо не слушал свидетелей. Или слушал, но как-то очень избирательно. Только тех, кто давал нужные для обвинительного приговора свидетельские показания.

Ваша честь, это не суд над Иваном Кляйном. Это суд над городом, горожанами и мэрами всех других городов. Разбирая это уголовное дело, Вы влияете на весь наш город и его жителей. Ну кто из мэров, в случае моего осуждения, не побоится удовлетворить любое самое надуманное заявление предпринимателя об изменении территориальной зоны? Что мы можем получить? Дома в санитарно-защитных зонах, жуткие пробки, отсутствие мест в школах и детских садах? Кто вообще из успешных предпринимателей согласится идти в мэры, если его могут затем без вины обвинить в управлении бизнесом, который он когда-то создавал? Вот и получается, что это суд не надо мной, это суд над всеми людьми, кто хотел помогать другим и думал, что он делает это правильно. Разберитесь в этой ситуации, Ваша честь. Таких уголовных дел в отношении мэров быть не должно! Оправдательный приговор! Вот то, что может поставить всему этому барьер»[161][162][163][164].

30 декабря Советский районный суд приговорил отстраненного от должности мэра к 2 годам колонии общего режима. При этом суд переквалифицировал действия Ивана Кляйна по первым двум эпизодам уголовного дела с части 2 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) на часть 2 статьи 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Во время оглашения приговора судья отметил, что вина Кляйна по всем эпизодам дела доказана. В частности, суд пришел к выводу, что главный свидетель обвинения Анна Подгорная давала достоверные показания на процессе. Также судья счел правдивыми показания Евгения Сурикова. Они легли в основу приговора. Показания Сурикова, по мнению Николая Хабарова, согласуются с показаниями свидетелей обвинения Рината Аминова и Анны Подгорной. При этом суд установил, что необходимо исключить из обвинения ущерб в 180 тысяч рублей, причиненный, по версии прокурора, городу Томску в результате продажи земельного участка дочери мэра Светлане. По словам судьи, наличие ущерба не нашло подтверждения. Также он исключил из обвинения причинение ущерба Ринату Аминову в сумме 11 миллионов рублей. Судья также постановил заключить Ивана Кляйна под стражу в зале суда и сохранить меру отстранения от должности мэра до вступления приговора в силу[165][166].

Адвокаты осужденного мэра заявили, что будут обжаловать приговор в Томском областном суде.

«Это несправедливый приговор, причем не только с точки зрения юридической по квалификации, объему обвинения, которое суд счел доказанным, но и с точки зрения назначенного наказания. С учетом всех обстоятельств как дела, так и личности Ивана Григорьевича. Эта театральная пауза перед приговором... и провозглашение его перед Новым годом тоже не убеждают в обоснованности и справедливости», — сообщили в разговоре с журналистами у здания суда адвокаты Кляйна Лариса Шейфер и Марина Вихлянцева.

Третий адвокат Ивана Кляйна Андрей Гривцов же отметил, что сейчас при назначении наказания суд учел срок содержания мэра под стражей и под домашним арестом.

«В срок зачтено, что он отбыл при содержании под стражей и домашним арестом, срок содержания под стражей зачтен как день за полтора, срок содержания под домашним арестом — день за день. То, что сейчас он взят под стражу, срок исчисляется тоже как день за полтора», — сообщил он.

Адвокаты подчеркнули, что приговор защита, несомненно, намерена обжаловать. Апелляцию подадут в судебную коллегию по уголовным делам Томского областного суда.

«Мы будем обжаловать и уверены в своей правовой позиции, что человек ни в чем не виноват. Теперь этому оценку будет давать областной суд», — сказал Андрей Гривцов[167][168].

Апелляция и новое уголовное дело

10 января 2022 года адвокаты мэра Томска продали жалобу на приговор[169][170]. На следующий жень жалобу на приговор подала и прокуратура[171][172].

3 марта Томский областной суд смягчил наказание супруге осужденного мэра Галине Кляйн. Ей сократили условный срок лишения свободы с двух до полутора лет[173][174].

15 апреля Советский районный суд Томска снова изменил меру пресечения отстраненному от должности мэру на домашний арест с пребыванием в медицинском учреждении. Такое решение было принято на основании заключения медицинской комиссии[175][176].

17 мая уголовное дело осужденного мэра поступило в Томский областной суд[177]. Также апелляционную жалобу подал и Ринат Аминов, требуя выплатить компенсацию ущерба[178]

26 мая в отношенни отстраненного от должности мэра было возбуждено новое уголовное дело по части 2 статьи 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями, совершенное лицом, занимающим государственную должность». Кляйн обвиняется в том, что дал указание и. о. начальника департамента дорожного строительства и благоустройства Сергею Аушеву о приемке работ по ремонту дорожного полотна на улице Большая Подгорная[179], «заведомо зная о том, что работы были выполнены с отклонениями от нормативов». Адвокаты Ивана Кляйна указывают на схожесть четвертого по счету уголовного дела в отношении их подзащитного с первыми тремя.

«Во-первых, обвинение строится на показаниях одного лица, находящегося под следствием продолжительное время. Во-вторых, обвинение основано именно на устных показаниях такого свидетеля, никаких иных доказательств самого факта якобы преступных действий Кляйна нет. Для защиты очевиден факт того, что после полутора лет проведения следственных мероприятий в отношении Сергея Аушева он оговаривает Ивана Кляйна. Как и прежде, мы — адвокаты мэра Томска, настаиваем на полной невиновности своего подзащитного», — заявили адвокаты[180][181].

6 июня в областном суде началось рассмотрение апелляции по делу осужденного мэра Томска. На первом заседании судья зачитал апелляционные жалобы сторон. По мнению стороны обвинения, назначенное Кляйну наказание является чрезмерно мягким и не соответствует степени общественной опасности совершенных преступлений. Приговор прокуратура попросила в жалобе отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Также сторона обвинения не согласна с тем, что суд не поддержал версию о причинении материального ущерба бюджету Томска (по второму эпизоду, который касается приобретения земельного участка дочерью Кляйна Светланой).

Сторона защиты настаивает на оправдании Ивана Кляйна, отмечая несправедливость приговора. Адвокаты считают, что вердикт был вынесен без учета состояния здоровья мэра. Они подчеркивают, что в основу приговора легли свидетельские показания трех судимых лиц, при этом суд отверг показания больше 90 свидетелей. При этом адвокаты попросили учесть тяжелое состояние здоровья Кляйна — он находится под домашним арестом в медучреждении, где проходит курс химиотерапии.

Осужденный мэр также настаивает на своем оправдании[182].

Свидетель обвинения Ринат Аминов в своей апелляционной жалобе указал, что не согласен с тем, что Советский районный суд оставил без удовлетворения его гражданский иск на сумму 11 миллионов рублей[183].

20 июня областной суд продолжил рассмотрение аппеляции. В начале процесса защита Ивана Кляйна представила заключение специалиста о процедуре подачи и рассмотрения заявления о предварительном согласовании приобретения земельного участка по улице Пастера, 44/2, фигурирующего в уголовном деле. Адвокат осужденного мэра Лариса Шейфер отметила, что, согласно заключению эксперта Елены Болтановой, оснований для отказа в предварительном согласовании предоставления участка у администрации не было. Из документа, по словам адвоката, следует, что процедура предоставления участка была выполнена в соответствии с нормами Земельного кодекса, условия для предварительного согласования предоставления земли были соблюдены.

Затем защитники заявили суду ходатайство о допросе в качестве свидетеля по делу Сергея Беляйцева, который, как утверждает адвокат Кляйна Марина Вихлянцева, сможет рассказать о взаимоотношениях предпринимателя Рината Аминова, выступающего главным свидетелем обвинения, и юриста Вадима Сидоркина. Совместно они вели деятельность, по словам адвоката, направленную на «извлечение личной выгоды Аминовым». В данном случае речь идет об эпизоде дела, связанном с участком по улице Мокрушина, где Аминов планировал строить дома. Представитель Аминова и гособвинитель выступили против допроса свидетеля, отмечая, что их межличностные отношения к делу не относятся и допрос является необоснованным. Однако апелляционная коллегия удовлетворила ходатайство адвокатов.

Сергей Беляйцев в ходе допроса рассказал, что знаком с Ринатом Аминовым с детского сада, учился с ним в одном классе, а впоследствии работал у него IT-специалистом. Юриста Сидоркина Беляйцев знает около десяти лет и отметил, что познакомился с ним, когда приходил к Аминову в офис, где Сидоркин был сотрудником. Вместе с Сидоркиным Аминов, по словам свидетеля, занимался банкротством томских предприятий.

Представитель Аминова в ходе допроса свидетеля неоднократно выступал против вопросов защиты, называя рассказ Беляйцева «сплетнями и слухами» и отмечая, что свидетеля необходимо спросить обо всем в присутствии самого Рината Аминова в ходе следующего процесса. Однако коллегия разрешила адвокату Вихлянцевой продолжить допрос.

Адвокат спросила, знает ли Беляйцев что-либо об изменении территориальной зоны участка по улице Мокрушина, на котором находился радиотехнический завод. Свидетель ответил утвердительно и сообщил, что участвовал в общественных слушаниях по вопросу изменения зоны.

Также Беляйцев пояснил, отвечая на вопросы, что сейчас на Аминова не работает. «Не знаю, по какой причине. Может, нету заводов больше», — сказал свидетель.

Третий адвокат Кляйна Андрей Гривцов попросил суд истребовать из заверенных копий обвинительные приговоры в отношении свидетелей Сурикова, Подгорной и Вяткина. Адвокат пояснил, что, по мнению защиты, приговор мэру вынесен на основании показателей данных свидетелей, которые получили по своим делам наказания, не связанные с лишением свободы. Защита считает, что у данных людей были основания оговорить Кляйна. Суд данное ходатайство не удовлетворил.

Затем адвокаты попросили приобщить к материалам дела документы о состоянии здоровья подзащитного. После вынесения приговора состояние Кляйна, по ее словам, изменилось, у него диагностировали новое заболевание. Адвокаты ранее сообщали, что у мэра выявлена онкология и он находится под домашним арестом в медучреждении, где проходит курс химиотерапии.

Для рассмотрения информации о состоянии здоровья мэра суд перевел оставшуюся часть заседания в закрытый режим[184].

29 июля Томский областной суд продолжил рассмотрение апелляции. На заседание не пришла одна из адвокатов Кляйна — Лариса Шейфер, так как она находится в отпуске. Защита попросила отложить заседание, прокурор возражал. Суд постановил продолжить процесс.

Первым в ходе прений выступил прокурор. По мнению обвинения, доводы апелляционной жалобы защиты необоснованны. Прокурор считает несостоятельными доводы адвокатов Кляйна о том, что свидетели Евгений Суриков, Анна Подгорная и Денис Вяткин имели основания для оговора мэра.

При этом гособвинитель считает обоснованной жалобу потерпевшего — бизнесмена Рината Аминова. По мнению прокурора, суд первой инстанции необоснованно исключил из эпизода причинение материального ущерба потерпевшему — Советский райсуд оставил без удовлетворения гражданский иск Аминова.

Обвинение просит отказать в удовлетворении апелляции защиты.

Представитель Рината Аминова выступил в прениях после прокурора. Он заявил, что его потерпевший не просит отправить дело на новое рассмотрение. Аминов, по словам его адвоката, настаивает на изменении приговора в части гражданского иска — чтобы с Ивана Кляйна был взыскан материальный ущерб.

По словам адвокатов Ивана Кляйна, в его действиях отсутствуют признаки состава преступления по статье 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Так, по мнению защиты, исследованные в суде доказательства не подтвердили позицию гособвинения.

Также защита считает, что не подтвердилась в ходе суда версия, что Кляйн руководствовался интересами «Томского пива» при отклонении заявления Аминова об изменении территориальной зоны на участке по улице Мокрушина, где он планировал строить дома. Основаниями для отклонения Кляйном заявления Аминова явились наличие на участке санитарно-защитных зон производственных предприятий, плохая транспортная доступность, а также то, что бизнесмен не предоставил проект по обеспечению территории социальной инфраструктурой.

Кроме того, защита считает, что нет в действиях мэра и признаков преступления по статье 289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности). Адвокаты отметили, что Иван Кляйн не принимал участия в управлении «Томским пивом», после того как стал мэром города, а передал завод в доверительное управление супруге.

Защита считает справедливым вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения гражданского иска Аминова (о взыскании материального ущерба).

Адвокат Андрей Гривцов напомнил, что прокурор в своей апелляционной жалобе просит суд отменить приговор Кляйну в связи с его мягкостью и направить дело на новое рассмотрение. Гривцов считает, что никаких юридических оснований для этого нет. В ходе прений он отметил, что прокурор в своей жалобе не привел должные аргументы, по какой причине дело нужно пересматривать.

Защитник отметил, что судебный процесс негативно сказался на состоянии здоровья Ивана Кляйна. Обсуждение диагнозов, поставленных мэру Томска, проходило в суде в закрытом режиме. Но Гривцов отметил, что речь идет о «тяжелейших болезнях, которые возникли в период расследования и суда».

Сейчас Кляйн, по словам адвоката, проходит «сложнейшую медицинскую процедуру» и на основании медицинского заключения не может содержаться под стражей.

«Как в таких обстоятельствах можно говорить, что человек должен отбывать наказание в местах лишения свободы?» — задался вопросом адвокат Гривцов.

Адвокат затронул эпизод уголовного дела о предоставлении земельного участка на улице Пастера Светлане Кляйн.

«Если предположить, что решение мэра было неправильным и продажа проходила не по той процедуре. Кто от этого пострадал? Бюджет? Так он только пополнился», — сказал Андрей Гривцов, добавив, что за время суда не было ни одного свидетеля, который бы пришел и заявил, что хотел купить этот земельный участок, но ему не дали[185][186].

После прений суд перешел к последнему слову, на котором выступил Иван Кляйн.

«Я продолжаю верить в торжество закона, в правду, поэтому обращаюсь к вам со словом надежды, с надеждой на правосудие», — начал он свою речь.

В начале последнего слова Кляйн сказал, что поддержка томичей на протяжении последнего времени, когда были возбуждены уголовные дела, вселяла в него надежду.

«Они приходили к зданию суда, чтобы помахать мне рукой, и сегодня продолжают это делать. Они присылали мне письма поддержки, когда я был в СИЗО. Спасибо! Я не забуду такой поддержки», — отметил Кляйн, добавив, что не менее благодарен он своей семье и всем, кто его поддерживал.

Во время выступления осужденному мэру стало плохо. Суд объявил перерыв на 10 минут, после чего заседание продолжилось.

Переходя к разбору обвинений, Кляйн заявил, что он не совершал эти преступления.

«Конструкция обвинения, которое при вынесении приговора предъявил мне суд, кардинальным образом отличается от того обвинения, от которого я защищался при рассмотрении дела. Поменялись статьи, поменялся мотив, поменялись последствия. Очевидно, что у суда возникли проблемы с вынесением обвинительного приговора по тому обвинению, которое было сформулировано следствием. Никак невозможно было сказать, что я превысил свои полномочия, издав постановления, подписание которых относилось к моей компетенции», — сказал мэр.

Иван Кляйн, по его словам, считал, что суд оправдает его, признав невиновным. Суд же, заявил он, изменил обвинение, сказал, что обвиняемый действовал в пределах своих полномочий, но использовал их в личных целях, то есть злоупотребил данными полномочиями.

«Я просто не знал о таком обвинении, мне оно не предъявлялось, я не мог защищаться от него в суде. <...> В любом случае я не совершал преступлений, в совершении которых Советский районный суд признал меня виновным», — сказал осужденный мэр.

Говоря об эпизоде дела о предоставлении земельного участка на улице Пастера своей дочери Светлане, Кляйн сказал, что у него «не было никакой заинтересованности в предоставлении этого участка дочери в обход закона и конкурентных процедур». По его словам, в этом «не было практического смысла», других покупателей на эту землю просто не было, заявки не поступали.

При этом отстраненный мэр сказал, что земельные участки на улице Пастера, которые продает город, до сих пор никто и не покупает.

Также Иван Кляйн убежден, что свидетель обвинения, его бывший заместитель Анна Подгорная дала против него ложные показания.

«Примечательно, что Подгорную, чьи действия ничем не отличались от моих, если верить обвинению, от уголовной ответственности милостивый следователь освободил. Вот и явный мотив для оговора», — заявил Кляйн.

Что касается эпизода, связанного с санитарно-защитной зоной земельного участка на улице Мокрушина, Кляйн считает, что он поступил верно, отказав Ринату Аминову в изменении территориальной зоны для строительства домов.

«Я действовал в рамках своей компетенции. <...> Отказ был вызван наличием объективных препятствий, так как не были решены проблемы транспортной доступности, отсутствовала школа и детские сады. <...> Считал и считаю, что в этой ситуации нельзя было менять территориальную зону земельного участка, поскольку это повлекло бы огромные проблемы для жителей микрорайона и города», — заявил выступающий.

Также Иван Кляйн убежден, что свидетель обвинения, его бывший заместитель Анна Подгорная дала против него ложные показания.

«Примечательно, что Подгорную, чьи действия ничем не отличались от моих, если верить обвинению, от уголовной ответственности милостивый следователь освободил. Вот и явный мотив для оговора», — заявил Кляйн.

Что касается эпизода, связанного с санитарно-защитной зоной земельного участка на улице Мокрушина, Кляйн считает, что он поступил верно, отказав Ринату Аминову в изменении территориальной зоны для строительства домов.

«Я действовал в рамках своей компетенции. <...> Отказ был вызван наличием объективных препятствий, так как не были решены проблемы транспортной доступности, отсутствовала школа и детские сады. <...> Считал и считаю, что в этой ситуации нельзя было менять территориальную зону земельного участка, поскольку это повлекло бы огромные проблемы для жителей микрорайона и города», — заявил выступающий.

По обвинению в незаконной предпринимательской деятельности Кляйн считает, что его попросту хотели очернить.

«Говорят, что я собственник акций завода, а моя жена — генеральный директор. На основании этого называют меня преступником. Но и то и другое пока еще официально разрешено. Где конкретика? Где факты? <...> В этом случае можно сажать в тюрьму любого чиновника, который пришел на государственную или муниципальную службу из бизнеса, а акции передал в доверительное управление», — сказал отстраненный от должности мэр.

Он считает, что по этому эпизоду отсутствует фактаж, который говорил бы о его виновности.

«Завершая, хочу сказать, что, несмотря на несправедливость, с которой я столкнулся, я не жалею, что когда-то согласился стать мэром. Я всегда хотел служить, помогать людям. Я люблю томичей, честно служил. Люблю Томск. Я верю в независимость суда, прошу апелляционную инстанцию меня оправдать. Состава преступления нет. Прошу, разберитесь с этим делом по закону, справедливости и совести, большего не прошу», — сказал Иван Кляйн, завершая последнее слово[187][188][189].

Областной суд оставил приговор мэру Томска Ивану Кляйну без изменений[190][191]. В связи с вступлением приговора в законную силу полномочия Кляйна на посту мэра Томска досрочно прекращены согласно уставу города[192][193].

Адвокаты теперь уже бывшего мэра сказали журналистам, что они намерены обжаловать решение Советского районного суда и Томского областного суда в кассационной инстанции.

"Ивана Кляйна сегодня не оправдали, но признали, что он наказание отбыл. Мы не можем согласиться с этим решением, потому что человек просто не виноват. Будем оценивать это решение (отклонение апелляции) как промежуточное. Пойдем дальше с кассацией, так как для нас человек не виноват", – заявил адвокат Андрей Гривцов.

При этом, по словам адвоката Марины Вихлянцовой, томский облсуд не согласился с некоторыми доводами обвинения: "Это не только имущественный ущерб, но и иные обстоятельства. Таким образом, в качестве ущерба фигурирует очень размытая формулировка "умаление авторитета муниципальной власти", – сказала Вихлянцова. По ее словам, в защите интересов Кляйна адвокаты готовы дойти Верховного суда[194].

Бывший мэр Томска остался под домашним арестом по четвертому уголовному делу. 28 июля истек срок наказания по предыдущим делам[195].

Награды

Награждён Почётной грамотой Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ (1999); общественной наградой — орденом «Почётный Знак Петра Великого „За значительный вклад в развитие экономики регионов России“» (2000, 2005); золотой медалью Российского фонда мира «За миротворческую и благотворительную деятельность» (2004); знаком отличия «Лучший менеджер России» 2000—2005 гг.; награждён общественным орденом «Лидер российской экономики» (2005); присвоено почётное звание «Топ-менеджер Российской Федерации 2006 года»; удостоен почётного звания «Меценаты столетия» (2004).

Министерством сельского хозяйства Российской Федерации был награждён серебряной (2007) и золотой (2012) медалями «За вклад в развитие агропромышленного комплекса России». Награждён почётным знаком «Эколог года» (2007 и 2011).

Региональные награды: знак отличия (орден) «За заслуги перед Томской областью» (2007); почётный знак «За заслуги перед городом Томском» (2010)[3]; Почётная грамота Томской области (2004); Почётная грамота Государственной Думы Томской области (2004) и Законодательной Думы Томской области с вручением знака «Герб Томской области»; лауреат премии «Человек года — 2005» по итогам конкурса Томской области; медаль губернатора «За достижения»(13.10.2013); медаль «400 лет Томску. За заслуги перед городом» (2004); медаль «70 лет Томской области» (23.07.2014). 8 ноября 2017 года получил общественную награду «почётный знак „За заслуги в развитии местного самоуправления Российской Федерации“» межрегиональной ассоциации «Общероссийский Конгресс муниципальных образований»[196]. Удостоен звания «Человек года Томской области» (2005). Получил юбилейный знак отличия «Законодательная Дума Томской области. 25 лет» (2019).


Примечания

  1. Ныне, с 1997 года Бескарагайский район относится к Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан. Бывший населённый пункт «пос. Ромадан» стал кордоном-урочищем «Рамадан», примыкающим с севера к селу Малая Владимировка. Сам посёлок Ромадан возник как колония немцев-спецпереселенцев (принудительно высланных, репрессированных по этническому признаку), этапированных из под Саратова, Ставрополя, Павлодара и из Северной Осетии в начале осени 1941 года в Павлодарскую область Каз.ССР.
  2. а б в г д Биография
  3. а б в г д е ё ж з и й Кляйн Иван Григорьевич // Дума Томской области V созыва
  4. а б Кляйн Иван Григорьевич // Дума Томской области II созыва
  5. Томское пиво — О компании — История компании
  6. Жена Кляйна возглавила завод «Томское пиво»
  7. Иван Кляйн сложил полномочия депутата облдумы
  8. Кляйн Иван Григорьевич // Дума Томской области III созыва
  9. Кляйн Иван Григорьевич // Дума Томской области IV созыва
  10. Коммунисты недовольны результатами собрания облдумы
  11. Иван Кляйн оставил пост президента Томской ассоциации пищевиков
  12. Кляйн Иван Григорьевич
  13. Кляйн Иван Григорьевич Член Совета Союза российских пивоваров, Генеральный директор ОАО «Томское пиво»
  14. Иван Кляйн одержал победу на выборах мэра Томска с результатом 62,23 %
  15. Иван Кляйн получил удостоверение мэра и принес присягу (фото)
  16. Сергей Жвачкин: «Я всегда был силен командой»
  17. Кляйн стал вице-президентом Ассоциации сибирских и дальневосточных городов
  18. Иван Кляйн возглавил Ассоциацию сибирских и дальневосточных городов
  19. Попечительский Совет лицея
  20. Супруга Ивана Кляйна стала гендиректором «Томского пива»
  21. Акционеры «Томского пива» избрали директором жену мэра
  22. Томское пиво — О компании — Руководство
  23. Мэр Томска Иван Кляйн задержан
  24. Задержан мэр Томска Иван Кляйн
  25. СК: уголовное дело против мэра Ивана Кляйна связано с компанией «Томское пиво»
  26. СКР раскрыл подробности уголовного дела против мэра Томска Ивана Кляйна
  27. Депутат Думы Томска призывает поддержать Ивана Кляйна
  28. Несколько десятков томичей пришли к суду поддержать мэра Кляйна
  29. Полсотни томичей готовы подписать петицию о мере пресечения для Кляйна
  30. Десятки томичей пришли к зданию Кировского районного суда поддержать Ивана Кляйна
  31. Мэр Новосибирска поручился за Кляйна: «Все подавлены»
  32. Суд арестовал мэра Томска Ивана Кляйна на 2 месяца
  33. Суд арестовал мэра Томска Ивана Кляйна
  34. Обвиняемый в превышении полномочий мэр Томска не признал вину
  35. СК: мэр Томска, обвиняемый в превышении полномочий, вины не признал
  36. «Единая Россия» приняла решение по членству Ивана Кляйна в партии
  37. «Единая Россия» приостановила членство в партии мэра Томска Ивана Кляйна
  38. Суд временно отстранил от должности мэра Томска Ивана Кляйна
  39. По решению суда мэр Томска Иван Кляйн временно отстранен от должности
  40. Заведено уголовное дело на гендиректора «Томского пива» Галину Кляйн
  41. Адвокаты мэра Томска сообщили об уголовном деле в отношении его жены
  42. Облсуд: Иван Кляйн встретит Новый год в СИЗО
  43. Суд оставил под арестом мэра Томска Кляйна, обвиняемого в превышении полномочий
  44. Против Ивана Кляйна возбуждено новое уголовное дело
  45. Второе уголовное дело возбуждено в отношении мэра Томска Ивана Кляйна
  46. Против мэра Томска Ивана Кляйна возбуждено второе уголовное дело
  47. СК рассказал о втором уголовном деле против мэра Томска Кляйна
  48. Томский СК подтвердил возбуждение второго дела против Кляйна
  49. Защита Кляйна: о возбуждении второго дела мы узнали из СМИ
  50. Адвокаты Ивана Кляйна прокомментировали возбуждение второго уголовного дела
  51. Суд оставил в СИЗО мэра Томска Кляйна
  52. Кировский суд Томска арестовал Ивана Кляйна еще на два месяца
  53. Начальник юридического отдела «Томского пива» останется в СИЗО еще на два месяца
  54. Суд продлил арест начальнику юротдела «Томского пива»
  55. Третье уголовное дело возбуждено в отношении Ивана Кляйна
  56. Мэр Томска Иван Кляйн стал фигурантом третьего уголовного дела
  57. Третье уголовное дело возбудили против мэра Томска Ивана Кляйна
  58. Адвокаты: Нельзя отрицать, что Галина Ивановна — супруга Ивана Кляйна и пользуется его доверием
  59. Семья мэра Томска попросила помощи у главы СПЧ в смягчении ему меры пресечения
  60. Семья Ивана Кляйна обратилась в Совет по правам человека при президенте РФ
  61. Следствие по делу Кляйна завершено
  62. СК завершил следственные действия в отношении Ивана Кляйна
  63. Адвокаты и СК подтвердили подлинность видео с курящим Кляйном
  64. «Отлично себя чувствует, улыбается»: адвокаты прокомментировали видео с Кляйном в Сети
  65. Ивана Кляйна госпитализировали в томский НИИ онкологии
  66. Адвокат: Иван Кляйн госпитализирован в клинику НИИ онкологии
  67. Суд ограничил Ивану Кляйну время ознакомления с уголовным делом
  68. Адвокаты: суд ограничил Кляйну срок ознакомления с делом до 18 февраля
  69. Томские медики подписались за Кляйна
  70. Томские медики выступили в защиту арестованного мэра Кляйна
  71. Томский СК передал дело Кляйна в прокуратуру для утверждения обвинения
  72. Следователи передали в прокуратуру материалы дела Ивана Кляйна
  73. Ивана Кляйна прооперировали в НИИ онкологии
  74. Мэру Томска Ивану Кляйну провели операцию
  75. Прокуратура Томской области утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Мэра Города Томска
  76. Дело мэра Томска Кляйна поступило в суд
  77. Дело отстраненного мэра Томска Кляйна поступило в суд
  78. Ивана Кляйна перевели под домашний арест
  79. Мэра Томска Ивана Кляйна отправили под домашний арест
  80. Иван Кляйн будет находиться под домашним арестом, но в больнице
  81. В Томске началось слушание по делу Ивана Кляйна
  82. Суд начал рассмотрение дела мэра Томска. Кляйн участвует в процессе
  83. Иван Кляйн: Не признаю вину. Речь отстраненного мэра Томска в суде
  84. а б «Видимо, я стал кому-то неугоден». О чем Иван Кляйн рассказывал в суде
  85. Адвокаты намерены доказать противоречия в показаниях свидетелей по делу Кляйна
  86. Суд перенес рассмотрение дела мэра Томска Кляйна из-за его операции
  87. Обвиняемый в коррупции мэр Томска Кляйн перенес вторую хирургическую операцию
  88. Дело Кляйна: о чем на суде рассказывал свидетель Ринат Аминов
  89. «Ринат, ты хороший человек»: что рассказал Аминов — главный свидетель обвинения в деле Ивана Кляйна
  90. Суд изменил мэру Томска Кляйну место домашнего ареста
  91. Суд не разрешил Ивану Кляйну часовые прогулки
  92. Аминов: препятствий к строительству жилья на месте радиозавода на Мокрушина нет
  93. «Пять лет прошло, я не помню»: как главный свидетель обвинения Ринат Аминов отвечал на вопросы адвокатов Кляйна
  94. «Лично Кляйн причинил мне вред»: допрос свидетеля по уголовному делу мэра Томска
  95. Суд разрешил Ивану Кляйну встречи с врачами на дому
  96. Суд разрешил отстранённому мэру Томска Ивану Кляйну встречи с врачами на дому
  97. «Я выполнял поручения»: что экс-заммэра Евгений Суриков говорил на суде про Ивана Кляйна
  98. «Я не юрист, не могу дать оценку»: что сказал экс-заммэра Томска Евгений Суриков в суде над Иваном Кляйном
  99. В Советском районном суде проходит очередное заседание по делу Ивана Кляйна. Трансляция
  100. В Советском суде еще два свидетеля дали показания по делу Ивана Кляйна
  101. Советский суд продолжает рассмотрение уголовного дела в отношении Ивана Кляйна
  102. «Одно дело — прибыль, другое — забота о людях»
  103. «Делали все, чтобы не подставить мэра»: депутаты и сотрудники мэрии дают показания по делу Ивана Кляйна
  104. Дело Кляйна: в Томске продолжается суд над мэром города. Трансляция
  105. Глава томского Роспотребнадзора дала показания в суде по делу Кляйна
  106. В Советском районном суде проходит очередное заседание по делу Ивана Кляйна. Трансляция
  107. «Подгорная в мэрии представляла интересы Аминова?»: что говорят свидетели в деле Ивана Кляйна
  108. По делу Ивана Кляйна допросили экс-заммэра Павла Подгорного. Главное
  109. Свидетель по делу Кляйна Павел Подгорный: «Моя супруга на Аминова не работает»
  110. В Советском районном суде прошло очередное заседание по делу Кляйна
  111. «Я не могу вспомнить»: очередной допрос свидетелей в суде по делу мэра Томска
  112. Защита мэра Томска просит суд исключить из доказательств дела прослушку звонков Кляйна
  113. Адвокаты Кляйна просят суд исключить из доказательств дела прослушку звонков отстранённого мэра Томска
  114. Суд продлил домашний арест мэру Томска Кляйну на 3 месяца
  115. Суд продлил срок содержания под арестом мэру Томска Ивану Кляйну
  116. Дело томского мэра: К Мокрушинской развязке – с федеральным и областным рублем
  117. Кляйн на своем суде опросил в качестве свидетеля экс-спикера гордумы
  118. Обвиняемого в мошенничестве юриста «Томского пива» освободили из СИЗО
  119. Суд изменил меру пресечения юристу «Томского пива»
  120. «Что же мы делаем с Мокрушинским?!». Прокурор зачитал суду резолюцию мэра Томска Ивана Кляйна
  121. Иван Кляйн: «Что же мы делаем?»
  122. Судебный процесс по делу мэра Томска Ивана Кляйна продолжается
  123. «Я за человека дважды голосовал»: экс-заммэра Цымбалюк дал показания по делу Кляйна
  124. Стали известны новые факты по делу томского мэра Ивана Кляйна: истину вскрыли «настоящий подводник» и учитель
  125. В рамках полномочий? Что происходит в суде над мэром Томска Иваном Кляйном
  126. Свидетель по делу Ивана Кляйна: «Не знаю фактов вмешательства Кляйна в управление “Томским пивом” после избрания мэром»
  127. «Касперович попросила меня написать заявление за дочь Кляйна»: новые подробности дела мэра Томска
  128. Дочь мэра Томска купила землю по рыночной цене и при отсутствии других желающих
  129. Экс-заммэра Томска Подгорная выступила на суде против Кляйна
  130. Свидетель обвинения: что экс-заммэра Анна Подгорная рассказала на суде по делу Кляйна
  131. Анна Подгорная (Касперович) в суде: В мэрии существовал общий фон, связанный с «Томским пивом»
  132. Иван Кляйн Анне Подгорной в суде: «Как вы дальше будете с этим жить?»
  133. Почти шекспировские страсти
  134. Экс-заммэра Костюков дал показания в поддержку Кляйна
  135. Экс-заммэра Владимир Костюков дал показания в поддержку Ивана Кляйна
  136. «А можно мне папу обнять?»: дочь томского мэра Кляйна дала показания в суде
  137. «А можно мне папу обнять»: Светлана Кляйн выступила в суде
  138. По делу мэра Ивана Кляйна выступил заместитель генерального директора ОАО «Томское пиво» по закупкам, планированию, логистике Василий Руссков
  139. «Можно пожать руку?»: и.о. мэра Томска Михаил Ратнер дал показания по делу Ивана Кляйна
  140. «Как он все успевал, я не знаю»: что рассказал и.о. мэра Томска Ратнер на допросе по делу Кляйна
  141. Заммэра объяснил суду, за что жена Кляйна становилась "Меценатом года"
  142. В суде по делу мэра Томска Ивана Кляйна выступили его заместители
  143. Паршуто рассказал суду, почему уволился из мэрии после прихода Кляйна
  144. Замгубернатора Евгений Паршуто дал показания по делу мэра Томска Кляйна
  145. «Администрация не предоставляла «Томскому пиву» преимущества в уличной торговле квасом», — свидетель в защиту Ивана Кляйна
  146. «Мэр не мог назвать меня другим именем»: по делу Кляйна выступила глава администрации Кировского района
  147. «Суриков сказал, что мэр волнуется за документы»
  148. Жена Кляйна на суде: мэр не участвовал в управлении "Томским пивом"
  149. «Ему в администрации хватало головной боли»: жена мэра Томска Кляйна дала показания в суде
  150. По делу Ивана Кляйна в Советском суде города Томск выступил последний свидетель обвинения
  151. Мэру Томска Ивану Кляйну продлили домашний арест еще на три месяца
  152. Мэр Томска Иван Кляйн встретит Новый год под домашним арестом
  153. Супруга мэра Томска Галина Кляйн получила условный срок за применение насилия к силовику
  154. Галина Кляйн получила "условно" за применение силы к сотруднику ФСБ
  155. Данных преступлений я не совершал: Иван Кляйн дал показания в суде
  156. Иван Кляйн в суде: Хотел попасть на прием к губернатору за две недели до ареста
  157. Гособвинитель попросил 5 лет колонии для мэра Томска Ивана Кляйна
  158. Прокурор потребовал пять лет лишения свободы для мэра Томска Ивана Кляйна
  159. «Обвинение необоснованно и бездоказательно»: адвокаты Ивана Кляйна заявили о его невиновности
  160. «Вина не подтверждается»: адвокаты мэра Томска Кляйна просят суд оправдать его
  161. Последнее слово Ивана Кляйна: «Это суд над городом, горожанами и мэрами всех других городов»
  162. Иван Кляйн выступил в суде с последним словом
  163. «Дайте мне возможность служить томичам!» Иван Кляйн выступил в суде с последним словом
  164. Полный текст последнего слова мэра Томска Ивана Кляйна в суде
  165. Мэра Томска Ивана Кляйна приговорили к 2 годам колонии
  166. Суд приговорил мэра Томска Ивана Кляйна к двум годам колонии
  167. Защита осужденного мэра Томска Кляйна: приговор будем обжаловать, человек не виноват
  168. «Человек ни в чем не виноват»: адвокаты Ивана Кляйна будут обжаловать приговор
  169. Адвокаты Кляйна обжаловали приговор в Томском областном суде
  170. Защита подала жалобу на приговор Ивану Кляйну
  171. Прокуратура Томской области также обжаловала приговор Ивану Кляйну
  172. Обвинение обжаловало приговор осужденному мэру Ивану Кляйну
  173. Томский облсуд смягчил наказание Галине Кляйн
  174. Областной суд смягчил приговор супруге мэра Томска Галине Кляйн
  175. Осужденного мэра Томска Кляйна перевели из СИЗО в больницу до рассмотрения жалобы на приговор
  176. Ивану Кляйну изменили меру пресечения на домашний арест
  177. Апелляцию на приговор мэру Томска Кляйну начнут рассматривать в июне
  178. Ринат Аминов обжаловал приговор Ивану Кляйну, требуя компенсации
  179. Дело Кляйна: в томском Кировском суде проходит заседание в связи с новым обвинением
  180. Адвокаты сообщили о новом уголовном деле против мэра Томска Кляйна
  181. Новое уголовное дело возбудили в отношении мэра Томска Кляйна
  182. Томский облсуд начал рассматривать апелляцию по делу Кляйна
  183. Защита просит суд оправдать мэра Томска Кляйна, прокуратура — ужесточить наказание
  184. Апелляция по делу Кляйна: мнение эксперта, допрос свидетеля и состояние здоровья мэра
  185. Апелляция по делу Кляйна: что прокурор и адвокаты говорили в прениях
  186. В Томском облсуде прошли прения по обжалованию приговора мэру Ивану Кляйну
  187. Кляйн в последнем слове в облсуде рассказал о 3 перенесенных операциях
  188. «Обращаюсь к вам с надеждой на правосудие»: Иван Кляйн выступил в суде с последним словом
  189. Иван Кляйн. Последнее слово в суде апелляционной инстанции 29 июля 2022 года
  190. Апелляция оставила в силе приговор мэру Томска Ивану Кляйну
  191. Облсуд оставил приговор по делу Кляйна без изменений
  192. Выборы нового мэра Томска могут пройти уже в 2022 году
  193. В горизбиркоме рассказали, когда могут пройти выборы мэра Томска
  194. Адвокаты готовы идти до Верховного суда, чтобы оправдать Кляйна
  195. Срок наказания Кляйна истек, но он остается под арестом по другому делу
  196. РИА Томск: Мэр Томска Иван Кляйн получил награду за вклад в развитие местного самоуправления (08.11.2017).

Ссылки

Публикации об уголовном деле и судебном процессе