Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Иван Луппович Мерзляков

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Иван Луппович Мерзляков,
Томск, 1930-е гг.

Ива́н Лу́ппович Мерзляко́в (1874 — 1942) — по происхождению был русским крестьянином-старообрядцем; по жизни — государственный деятель Российской Империи (депутат Государственной думы III созыва), затем в советское время — ударный и почётный работник лесопромышленного комплекса, Заслуженный изобретатель СССР.

И.Л. Мерзлякову посвящён целый раздел в Музее леса в посёлке Тимирязевском.

Биография

Иван Луппович Мерзляков был старообрядцем, принадлежал к пятому поколению русских в деревне Пургыш, Козловской волости Сарапульского уезда Вятской губернии. Его отец, Лупп Антропович, был человек известный. Несколько лет состоял членом судебной коллегии сарапульского земского суда, был заседателем.

Церковно-приходскую школу Иван окончил с отличием и с похвальной грамотой. В городское учебное заведение крестьянскому сыну путь был закрыт. Но мечта о продолжении образования его не покидала.

Он рано научился делать всё сам. В двенадцать лет хорошо столярничал и выпиливал деревянные украшения к наличникам окон. В пятнадцать стал плотником, кузнецом, бондарем. Учителем был его дед Антроп. Оказалось, молодой человек поставил перед собой цель получить образование сначала в объёме реального училища, а затем поступить в университет. Любопытно, что на вопрос отца о выборе своей будущей профессии, он ответил, что очень хочет стать врачом, что его больше всего интересует медицина. Стремление уехать из посёлка и получить образование привело к обострению отношений между ним и отцом. «…Лупп Антропович был сильно разгневан: как же, сын старообрядческой семьи уходит в суетный и греховый мир! Но его поддержал дед Антроп Петрович, он с посохом и иконой подошёл к побледневшему от волнения юноше, обнял его, перекрестил и произнес: „Счастливый путь тебе, мой сокол ясный. Да хранит тебя Господь на чужбине и от лихого человека, и от дурного глаза, и от лютого зверя. Аминь! А теперь с Богом… Ступай…“"»

Началась новая жизнь. Попробовал себя на поприще сельского писаря, сборщика податей и доверенного по удельным статьям. В Сарапуле он знакомится с инспектором гимназии А.Н. Добрыниным, который помогает юноше в самообразовании. На работу он устраивается в плотничью артель. Был такой случай. Подрядились они строить в Сарапуле деревянную церковь. Строили без единого гвоздя, что говорит об их исключительном мастерстве. Церковь была почти готова, когда проходящий священник заметил, что алтарь направлен в сторону полуночных стран. Переделка за свой счёт требовала длительного времени. Иван Луппович сделал предложение, как церковь можно развернуть в нужном направлении целехонькой. План его артелью был принят и успешно осуществлён. В двухдневный срок церковь была развернута на вагах алтарем строго в восточном направлении.

Путешествуя с артелью, молодой плотник попадает на работу к известным фабрикантам Мошкиным. Михаил Мошкин жил недалеко от Сарапула на реке Мисура. Он имел паровую мельницу, кожевенный завод, конный завод и свои пароходы, которые совершали рейсы по Каме, Белой и Волге. Фабриканту Мошкину требовались специалисты для постройки амбаров, заводских корпусов и жилых помещений. Мошкин был знаком с семьёй Мерзляковых и Иван стал жить в их доме, в свободное время пользовался огромной библиотекой хозяина. Юноша прожил у них всего три года. За этот период он отлично подготовился по общеобразовательным предметам. Это был уже хорошо воспитанный, образованный молодой человек. Он вполне мог бы выдержать экзамены при поступлении в университет, если бы у него был аттестат зрелости. Техническая литература, особенно по мостостроению и гидросооружениям, которой он увлекся, принесла ему дополнительные знания. При рекрутинге в армию на призывном пункте Иван Мерзляков вытянул счастливый билет. По существующему тогда положению, призывник с таким билетом от службы в армии освобождался. После счастливого избавления от службы в императорской армии, отец Лупп Антропович хотел поскорее женить своего непослушного сына. Тем самым пытался привязать к хозяйству, но сын поступил иначе. У него уже был достаточный опыт работы на строительстве, теоретические знания, что давало ему возможность самостоятельно брать подряды. Молодой специалист со своей артелью взяли подряд в Ижевске реставрировать пруд. Эта работа требовала от руководителя серьезных знаний по гидротехническим сооружениям. Выполнили они её успешно. Этот пруд и в наше время служит украшением столицы Удмуртии. В Сарапульском уезде с помощью его артели была произведена огромная работа. Были улучшены все дороги, соединяющие села, построены мосты через реки Иж, Постол, Сарапулка, Становка, Мисура и ряд других, а также возведено много школ.

Может быть, именно это обстоятельство впоследствии послужило поводом к тому, что уже известный подрядчик Мерзляков, был избран попечителем учебных заведений.

Его жизнь изменила болезнь. Врачи посоветовали Ивану Лупповичу поступить на работу в горячий цех металлургического завода. Он уехал с женой в город Катав-Ивановск, на Урале. Но отец Лупп Антропович требовал возвращения сына домой. Чтобы укротить родительский гнев «ослушник» вынужден возвратиться и устроиться работать на ижевский металлургический завод. Затем всё-таки возвратился в деревню Пургыш и за короткий срок стал материально обеспеченным крестьянином. Выстроил ветряной двигатель: пилил доски, молол крупу и выполнял другие работы. Выстроил просторный дом, где собирались односельчане. Иван Мерзляков читал им вслух книги. Любимыми авторами были Л.Н. Толстой, А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.С. Лесков, Ф.М. Достоевский и другие.

В Сарапульском уезде Иван Луппович стал человеком уже довольно известным. Он заслужил репутацию порядочного, честного и достаточно образованного хозяина. Когда в 1908 году проводились выборы в третью Государственную Думу, то в депутаты была выдвинута и его кандидатура.

Беспартийным избран в третью Государственную Думу от Вятской губернии. В думе стал членом Трудовой группы («трудовики»), входил в комиссии – сельскохозяйственную и по старообрядческим делам. К государственным делам относился со всей тщательностью и ответственностью. Также в Думе защищал права старообрядцев. В журнале «Церковь» за 1910 год были опубликованы материалы о бурном обсуждении в Государственной думе «старообрядческого законопроекта». Царский манифест о свободе вероисповедания требовал подзаконных актов, в которых были прописаны порядок создания общин, гарантии прав священнослужителей, в том числе, освобождение от воинской повинности, записи о рождении, венчании, о смерти; вопросы перехода из господствующей церкви в староверие; имущественные отношения — строительство храмов, материальная поддержка. Решение этих вопросов встретило жёсткое сопротивление со стороны епископов и лоббирующих их интересы депутатов. Его 5-летняя депутатская жизнь проходила в столице, в Санкт-Петербурге. Жил на проспекте Суворова в отличной трёхкомнатной квартире. Материально был хорошо обеспечен, так как депутатам выплачивали двенадцать рублей на день золотом. В деревню приезжал во время депутатских каникул и старался участвовать в уездных делах, ведь одновременно с депутатской деятельностью в Государственной Думе он выполнял обязанности и попечителя учебных заведений Сарапульского уезда, многим крестьянам помог выучить своих детей.

Подписал законопроекты «Об изменении законов о взимании и отправлении земельных и натуральных повинностей крестьян», «О наделении безземельных и малоземельных крестьян землей» и другие.

После Революции 1917 года преследовался красными как прежний активист трудовиков в дореволюционное время. В 1921 году был сослан в Сибирь, в Красноярск, затем был переведён в Томск.

В 1912 году, после окончания депутатского срока в Государственной Думе, И.Л. Мерзляков взял подряд на строительство железной дороги и прокладывал участок Московско-Казанской железной дороги от Екатеринбурга до Казани.

Между городом Сарапулом и Казанью, где он работал, начальником участка на строительстве был инженер Рожанский. Они подружились. Жена Рожанского выступала в оперном театре вместе с Фёдором Шаляпиным. На одном из праздничных вечеров в доме Рожанских он лично познакомился с Ф.И. Шаляпиным и А.М. Горьким. И.Л. Мерзляков вспоминал:
…Узнав, что я бывший рабочий, артельщик, Фёдор Иванович пошутил: обращаясь ко мне он сказал: «Вам, вероятно, моя „Дубинушка“ о чём-то надпоминает?» Я ответил, что мелодия в Вашем исполнении звучит изумительно, но как бывший артельщик я за то, чтобы дубинушку вытеснили машины. «Хорошо сказано. Тогда выпьем за машины, петь буду все же „Дубинушку“» — ответил Шаляпин. На прощание Шаляпин и Горький подарили мне свою фотографию с памятной надписью…

Поначалу противоречий с властью большевиков, осуществивших Октябрьскую революцию, у Ивана Мерзлякова не было. Он продолжил работать как хозяйственный руководитель.

С 1919 по 1925 работал на восстановлении железных дорог, порушенных от Революции и Гражданской войны. Награждён золотыми часами и Почётной грамотой ВЦИК СССР.

Вернувшись в Удмуртию работал прорабом в УдмуртЛесе.

После XV съезда ВКП(б) был взят курс на коллективизацию крестьянских хозяйств в деревне и, как стало известно, без перегибов и ошибок не обошлось. Приехавшие представители власти говорили, что в посёлке Пургыш много кулаков, и среди них самый первый — бывший член Государственной Думы Иван Луппович Мерзляков. Потому, что он носит шляпу и галстук! И остался тем же барином, каким был в Государственной Думе. Некоторые из крестьян пытались возражать. Выступая на сходке они говорили, что Иван Луппович (в деревне все жители были Мерзляковыми) почти мальчиком ушёл из дома в драном зипуне, без копейки денег. Работал в артелях и все приобретал всё только своим трудом. Тогда таких заступников стали называть подкулачниками и строго предупреждали о возможных репрессиях и в их отношении также.

В районной газете «Красное Прикамье» была опубликована статья. В ней говорилось: Бывший член Государственной Думы И.Л. Мерзляков стёрт с лица земли.

Наступил 1929 год. Слова, приводящие в трепет, «враг народа» тогда ещё не были в обиходе. Людей, неугодных местным органам власти, называли «чуждый элемент». Таким «чуждым» в родной деревне стал Иван Луппович Мерзляков. Предупреждённый о предстоящем аресте, он уехал в Сибирь. После обысков в доме его жена выехала в Москву. Через неделю вернулась с радостной вестью, привезла документ, по которому, за подписью председателя ВЦИК СССР М.И. Калинина представителя местных органов ОГПУ предписывалось немедленно прекратить преследования в отношении И.Л. Мерзлякова.

Дом по ул. Крылова, 6 с Мемориальной доской И.Л. Мерзлякову. Фото: Олег Абрамов

Находившийся тогда в Красноярске И.Л. Мерзляков тем не менее возвращаться в свою деревню не стал. Вскоре стал работать в краевом тресте «Новосиблес», который направил его на работу в отдаленный таёжный район Нарымского округа на реке Кеть, где он становится в числе основателей нарымского леспромхоза Томского треста «Томлес». Показал себя как инженерно-превосходный специалист. Позже к нему переехала семья. А в это время в Сарапульском районе органы ОГПУ-НКВД всё-же подчищали в создаваемый ГУЛАГ СССР семьи родственников и односельчан Ивана Лупповича как «старообрядцев» и «кулацкий элемент». Престарелого деда Луппа Антроповича по старости лет на дораскулачили, оставили в деревне, но из дома переселили в баню… На этом активисты не остановились. На этом активисты не остановились и в «Томлестрест» пришло письмо из Удмуртии от секретаря сельсовета, что, дескать, у вас работает враг народа Мерзляков. Руководители треста ответили, что если у вас есть ещё такие «враги», то посылайте их к нам, они нам очень нужны.

Прошёл путь в 1930-е гг. из простых рабочих до техников-организаторов производственного процесса. Был переведён в Томск, где работал с инженерами по улучшению эксплуатации лесопромышленной техники. Сотрудничал с Томским лесотехникумом имени тов. Тимирязева.

Работа в Сибири была связана с заготовкой и транспортировкой леса по рекам. В полной мере развернулся организаторский и изобретательский талант И.Л. Мерзлякова. Не хватало механизмов, работы производились вручную. Поэтому ветераны лесной промышленности с благодарностью вспоминают его механизмы: тросовая брёвнотаскалка, картофелечистка, конные барабан и паром, лебёдка для погрузки леса на баржи и в вагоны (известна как «лебёдка Мерзлякова») и другие.

За свой труд и тщательность, вникание во все технические вопросы работы лесотехнического производства заслужил уважение тружеников и руководителей лесопромышленных предприятий. Вносил многочисленные рационализаторские предложения и технические улучшения, защитил несколько изобретений с высоким экономическим эффектом. Стал известным и авторитетным изобретателем Томска. Изобретателю, так и не сумевшему получить университетское образование, было присвоено почётное звание член-корреспондента Ленинградской лесотехнической академии.


Умер в тяжёлом военном 1942 году в Томске в возрасте 68 лет. Был похоронен на Преображенском кладбище.


В сентябре 2012 года в Томске, по инициативе Валерия Ивановича Старовойтова, торжественно открыли новенькую памятную доску, которая установлена на доме № 6 по улице Крылова, где жила семья Мерзляковых. На мероприятии присутствовали родственники Ивана Лупповича Мерзлякова, депутаты, представители общественности. Ранее, такая доска имелась на доме, установленная 7 мая 1991 года, но утерянная при ремонте фасада дома в начале 2000-х гг.


Прямым потомком И.Л. Мерязлякова, его правнучкой, является депутат Томской городской думы Лариса Сорокова.

Ссылки