Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь

Материал из Товики — томской вики
(перенаправлено с «Преображенское кладбище»)
Перейти к: навигация, поиск
Иоанно-Предтеченский женский монастырь: Общий вид с юго-запада. Храмы: Иннокентьевский (слева) и Успенский (справа).
Фото 1903 года
Иоанно-Предтеченский женский монастырь: трапезная (слева) и Иннокентьевский храм.
Фото 1899 года

То́мский Иоа́нно-Предте́ченский же́нский монасты́рьправославный монастырь губернского благочиния Томской епархии, закрытый в годы красного террора и кампании по борьбе с религией (1920—1924). Считается, что прежний монастырь располагался вокруг современного городского посёлка Студгородок, то есть в границах нынешних улиц Учебной, Студенческой, Усова и Вершинина[1].


Оригинальное наименование в годы своей деятельности:
Iоанно-Предтеченскiй женскiй монастырь.


Общие сведения

Собственно Иоанно-Предтеченский женский монастырь в городе Томске действовал с 1876 по 1924 гг., был основан за южной окраиной губернского города, там где улица Солдатская выходила на пригородный Спасско-Петуховский тракт[2]. В момент своего основания находился в полутора верстах от границы города, которая проходила тогда по Александровской улице и в 1 версте к юго-западу от заложенной Преображенской площади.

Воздвигнут на средства городского сообщества и купцов томских во имя святого православного пророка Иоанна Крестителя (Предтечи)[3].

Все монастырские здания проектировались и строились профессиональными архитекторами и строителями, храмы возводились видными зодчими Российской Империи. Выполненные в разное время и в разных стилях (поздний классицизм с элементами эклектики, с влиянием модерна, народной архитектуры крестьянского быта) монастырские здания прекрасно дополняли друг друга, образуя вместе со своим главным храмом изумительный историко-архитектурный ансамбль, в основной (южной) части монастыря. Его окружали каменные монастырские стены с двумя угловыми башнями-часовнями в южной стене и Святыми воротами в западной и восточной стенах, построенные купцом И.А. Ереневым в 1866—1870 годах. Восточные Святые ворота позже перестраивались. На западных Святых воротах в арочной части башни фронтон венчали три вызолоченых купола с золотыми крестами.

Размещение

Собственно территорией монастыря являлась ограждённая территория, которая ограничена современными улицами Усова (на сервере), Учебной (на юге), Студенческой (на западе) и Вершинина (на востоке). В 1890-х гг. они, соответственно, именовались: Буткеевская, Сковородовская, Апполинарьевская и Торговая. Эта территория примыкала с юга к району, именуемому краеведами как «Верхняя Елань».

На западе от монастырской стены до улицы Офицерской[4] имелись деревянные бревенчатые одно- и двух-этажные дома, большей частью жилые, частично относящиеся к нуждам или священнослужителям монастыря.

От северной стены простирался частично залесенный пустырь, который тянулся до строящегося тогда городского бульвара, возводимого усилиями и на средства братьев купцов Евграфа и Всеволода Королёвых, получившего сначала наименование Бульварной улицы, а затем — Евграфовско-Всеволодской.

К югу от монастыря пустырь, тянувшийся до обрывов Лагерного Сада правобережья Томи, был освоен городом как иноверческие кладбища (лютеранское и магометанское). После 1950 года эта территория была отдана под строительство промышленных предприятий ТЗРИ и режимного Кирпичного завода, а также (после 1960-го года) — под городской больничный комплекс и здания вуза ТИРиЭТ.

С восточной стороны от монастыря до Солдатской улицы Спасского тракта протянулось городское Преображенское кладбище, уход за которым возлагался на Иоанно-Предтеченский женский монастырь. К главным воротам кладбища с северной стороны протянулась Преображенская улица.

Ограждённая территория монастыря делилась на две неравные части: южная и северная.

Первоначально была создана южная часть (между современными улицами Учебной и Пирогова) — здесь на площади 3,8 гектаров разместился духовно-архитектурный ансамбль, здесь разместились главные храмы, службы монастыря, а также игуменский дом.

Северная часть (между современными улицами Пирогова и Усова) содержала задний хозяйственный двор, первый монастырский колодец с каменной над ним часовней, «старую трапезную», службы и жилые дома, небольшой сквер, огороды, детский приют и «Дом Трудолюбия» с домовой церковью.

Предыстория

Томский «Центр по охране памятников» так описывает предысторию создания Иоанно-Предтеченского женского монастыря в городе Томске[5]:

Ходатайство о постройке Иоанно-Предтеченского Иннокентьевского женского монастыря началось ещё в конце 1840-х гг. ХIХ века. 23 декабря 1849 года (по старому стилю) Томской губернской строительной комиссией было рассмотрено прошение томского 3-й гильдии купца Алексея Лаврентьевича Еренева и его сына Ивана по строительству на приобретённой им (А.Л. Ереневым) территории в «Заозерье» — северной части города каменного «храма во имя Святителя Алексия Митрополита Московского и Святителя Иоанна Архиепископа Новгородского» и женского при нём монастыря, со всеми необходимыми службами и строениями. К прошению прилагался проект храма и монастыря, составленный помощником Томского губернского архитектора Родионом Болбатовым. 30 апреля 1851 года проект храма и монастыря был рассмотрен епископом Томским Афанасием Соколовым. В течение 1851—1855 гг. купец А.Л. Еренев, согласно своих прошений о строительстве храма и монастыря, получил рассмотрение и одобрение проекта с благословением на строительство епископа Томского и высочайшее разрешение Императора Всероссийского Николая I. По предписанию Западно-Сибирского генерал-губернатора сменить место для размещения монастыря на более удобное купец Еренев на этот раз купил новый земельный участок на правом берегу реки Ушайки в районе «новая деревня». Однако работы, даже по подготовке к строительству монастыря, здесь так и не были начаты. В 1864 году начальница Томской монашеской общины купеческая вдова и видная церковная благотворительница Томска Екатерина [Ивановна] Михеева обратилась к Томскому епископу Порфирию Соколовскому о ходатайстве последнего перед Священным Синодом об открытии в Томске «монашеской общины». 16 августа 1864 года Священным Синодом было утверждено открытие в Томске женской «общины во имя святителя Иннокентия митрополита Иркутского Чудотворца» (Иннокентьевская община). До официального открытия женская община в Томске действовала при Вознесенской кладбищенской церкви и Христорождественской (Никольской) церкви на «монастырском месте» Юрточной горы на месте старого женского монастыря Рождества Христова, действовавшей [в Томске] в XVII—XVIII вв. (1671—1777 годы) и ещё более древнего Свято-Никольского женского монастыря, действовавшего в 1620—1630-е годы XVII века. 20 декабря 1864 года состоялось поставление Екатерины Михеевой в начальницы Иннокентьевской женской общины. 3 декабря 1867 года Екатерина Михеева была пострижена в монахини с наречением именем Евпраксия и возведением в [церковный] сан игуменьи.

Развитие

В 1860-х гг. попечением женской православной общежитной общины в Томске занималась купеческая вдова Екатерина Ивановна Михеева, которая пожертвовала ей большую часть своих капиталов. Женская община была Высочайше (Его Императорским Величеством государём Александром II) утверждена 16 августа 1864 года. Первые финансовые пожертвования Евпраксии стали основой создания приютских и других благотворительных домов и общинной ограды, возведённых на пожертвованных ей купеческой женой Н.А. Хромовой и купцом третьей гильдии А.Л. Ереневым (умерший в 1851 году он завещал сыну своему Ивану Алексеевичу направить выделенные им немалые денежные средства на женский томский монастырь). Вложившийся в строительство главного кафедрального храма монастыря купец Я.И. Петров не только согласился уступить место под новую обитель (монастырь), но даже взялся обставить даримый им городу и монастырю храм всеми нужными предметами для проведения в нём служб, дал слово помогать во всём, что касается обустройства будущего монастыря.

11 сентября 1876 года Томская женская православная общежитская община была официально преобразована в новый томский Иоанно-Предтеченский женский монастырь. Большинство послушниц томского монастыря происходили из крестьянского и мещанского сословий и были моложе 35 лет, более половины владели грамотой, в монастырь поступали по доброй воле и душевному стремлению.

В 1860-е к монастырю от городской Александровской улицы была проложена дорога, ставшая Апполинарьевской улицей. Сегодня это Студенческая улица, у которой потеряна часть пространства от современной улицы Гоголя до пр. Кирова: здесь территория комплекса УФСБ. С восточной стороны (между Солдатской улицей и стеной монастыря) прошла к Лагерному Саду и далее к реке Томи дорога от начала Торговой улицы (ныне это улица Вершинина).

Успенский храм монастыря. Вид от северо-западной стороны
.
Вид летом 1898 года с северо-западной стороны на Иннокентьевский храм. Слева позади него виден купол оригинальной часовни во имя Домны Томской. Справа на заднем плане виден Успенский храм монастыря

К ведению монастыря к 1917 году относилось уже несколько храмов, церквей, часовен, в том числе наиболее известные среди них:

Наиболее грандиозным и грациозным храмом монастыря являлась Иннокентьевский храм. К нему примыкал монастырский некрополь. Колокола Иннокентьевского храма первыми встречали доставляемые ежегодными крестными ходами чудотворные образы «Спаса Нерукотворного» из села Спасского и «Введения во храм Пресвятой Богородицы» из села Ярского.

Близ монастыря (1 верста в северо-восточном направлении) в 1868 году была освящена городская Преображенская церковь, возведённая усилиями купцов С.В. Ерлыкова и Е.И. Королёва. Она не относилась непосредственно к церквям монастыря, но оказалась с ним исторически связанной. От Преображенской храмовой площади к землям Иоанно-Преображенского монастыря с восточной стороны шла Преображенская улица (ныне ул. Дзержинского). Улица подступала к монастырским землям со стороны Ипподрома, пересекая Солдатскую улицу Спасского тракта. Здесь за перекрёстком с 1868 года стало развиваться знаменитое примонастырское Преображенское кладбище. Наименование кладбищу дала улица, упиравшаяся в главные кладбищинские ворота (ныне это место между зданием ТЦ «Fакел» и северо-восточным углом здания ТЦ «СмайлСити») — ул. Преображенская.

На территории кладбища также была построена часовня-памятник во имя Преподобного русского святого Серафима Саровского, сооруженная по проекту сибирского архитектора В.Ф. Оржешко в 1912 году над могилой местночтимого старца — иерея Феодора (Краснопевцева), который скончался в Томске 18 апреля 1896 года. Место этой бывшей часовни скрывается теперь под современным комплексом зданий ТЦ «СмайлСити» (бывшие цеха ПО «Контур»).

Также в ведении монастыря с 1880-х гг. находилась часовня во имя святой томской старицы Домны, возведённая здесь у места её захоронения. Первоначально часовня находилась (до 1955 года) в месте ок. 100 метров юго-восточнее места установления современной копии-реплики той часовни, здесь сегодня располагается студенческое общежитие ТПУ с адресом «ул. Вершинина, 39». В 1996 году усилиями томских общественников-краеведов и ректората ТПУ была открыта полная копия прежней часовни (см. на снимке справа) в середине улицы Студгородок. Эта новая часовня стала малым памятникам многим и многим достойным горожанам и учёным Томска, а также событиям минувшей томской истории.

В Иоанно-Предтеченской домовой церкви по будним дням проходили все монастырские службы. В Иннокентьевском и Успенском соборах служили по субботам, воскресеньям и церковным праздникам, по дням губернских крестных ходов.

После открытия храмов на территории, прилегающей к монастырю с востока, образовалось городское Преображенское кладбище, где хоронили преимущественно известных и уважаемых людей города. Кладбище огораживала кирпичная стена с деревянной решёткой по верху. Благоустройство, поддержание порядка и забота о могилах и иных кладбищенских объектах полностью лежала на служительницах монастыря, без поддержки со стороны городских властей. По свидетельству современников, кладбище до 1920-х годов содержалось в идеальном порядке. В первые годы XX века на территории монастыря был образован особый кладбищенский «профессорский некрополь», где хоронили умерших профессоров нескольких томских вузов, прежде всего — учёных Технологического Института.

Община также содержала деревянную церковь Иоанна Предтечи в честь похвалы иконы Божьей Матери «Достойно есть» на монастырской заимке «Ключи», близ села Писаревского на речке Басандайке[7]. Эта церковь и её летняя монастырская заимка находилась в 7 вёрстах к юго-востоку от монастыря по ходу Петуховского тракта, в месте чуть южнее современного пригородного посёлка и санатория «Ключи». Церковь была построена на средства монастырской игуменьи Серафимы и на частные купеческие пожертвования. Заложена в 1897 году, освящена в 1899 году. Участок в «Ключах» имел лесное назначение (что решало вопрос со снабжением монастыря дровами), а также располагал сенокосными угодьями для заготовки сена и фуража. В двух верстах восточнее церкви и заимки «Ключи» была развёрнута «Александровская дача», которая была приобретена на средства монастыря в 2-х верстах к югу от ж.д. Зональной станции. Здесь вскоре образовалось поселение, связанное, в том числе, с прокладкой через неё железнодорожной ветки к Томску. При этом под железную дорогу потребовалось отторжение части земель «Александровской дачи». Каждое лето здесь в этой даче, в деревянном одноэтажном доме, жили сёстры и настоятельница монастыря, двухэтажный дом был отведён под гостевой, — здесь, на платной основе, отдыхали семьи состоятельных горожан.

Земли под заимки «Ключи» и «Александровская дача» монастырь купил у города на собственные средства, вырученные от продажи свечей в 1886 году.

Монастырь также к 1917 году имел в собственности дальние участки для ведения сельскохозяйственного производства продовольствия и фуража под нужды подразделений и насельников монастыря, которые были на территории современной Михайловской рощи у реки Ушайки.

Поначалу золотошвейная, белошвейная и рукодельная женские мастерские располагались в кельевом здании и соседних с ним зданиях. На участках, располагавшихся близ монастыря, были построены дома для притча. На территории монастыря имелись воскобелильня и воскобойня, были созданы все постройки, необходимые для ведения молочного хозяйства, каретники и другие. К югу-западу от монастыря (между инородскими кладбищами и Южным городком («Красные казармы») имелись огороды, обрабатываемые монахинями.

По состоянию на лето 1899 года в монастыре находилось более 300 монахинь и священнослужителей. Устройство экономической жизни базировалось на общинном начале: все монахини получали одежду, «стол» (питание) и места проживания (квартиры и кельи) от монастыря. В то же время продукты труда монахинь и вырученные за них денежные средства полностью поступали в бюджет общины и шли на различные нужды осуществления жизнедеятельности монастыря. Община имела более 250 десятин земельных угодий[8], находящихся в форме сенокосов и лесных угодий. Заготовка леса и сена производились силами монахинь и без привлечения сторонних рабочих. Основной экономический доход был от работы воскобелильного монастырского завода, до 1920-х гг. — крупнейшего в Сибири. Также монастырские золотошвейные мастерские славились изяществом, красотой и качеством узоров, они являлись одним из главных губернских (епархиальных) поставщиков одежд для священнослужителей церквей и даже ценились в использовании при Дворе Его Императорского Величества (Санкт-Петербург). В 1896 году монастырь экспонировал свои работы (шитьё золотом и шёлком) на Всероссийской выставке, где получил «Почётный отзыв».

К 1900 году монастырская капитализация оценивалась более чем в 70 тысяч золотых рублей, монастырь являлся в начале XX века самодостаточным учреждением[9]. Данное благосостояние, свидетельствовали современники, было получено во-многом благодаря управленческому таланту настоятельницы монастыря игуменьи Серафимы. В тот год это был один из самых богатых и благоустроенных монастырей Сибири.

В 1892 году при монастыре был открыт «Дом Трудолюбия» для развития трудовых навыков для детей, потерявших родителей в период эпидемии холеры в ряде волостей Томской губернии в начале 1890-х гг. Здание для этого духовного ремесленного училища спроектировал и построил томский архитектор В.В. Хабаров. В дальнейшем и до революции 1917 года сюда, в Детский приют при «Доме Трудолюбия», принимались любые дети-сироты женского пола, которым давались трудовые и образовательные навыки, кров и пропитание до достижения ими возраста 18—20 лет (или их выхода замуж). Обучение ремёслам и работа в мастерских и хоздворах «Дома Трудолюбия» давали девушкам и молодым женщинам возможность трудом своим получить средства к существованию, здесь имелись собственное скотоводство, огородничество и птицеводство для нужд насельников Иоанно-Предтеченского монастыря. Выпускницы детского монастырского приюта и молодые девушки из «Дома Трудолюбия» считались в городе прекрасными жёнами, их охотно брали за себя многие томские церковнослужители, ремесленники и торговцы. Люди побогаче набирали здесь воспитанную прислугу. В «Доме Трудолюбия» обучались и воспитывались до 50 девушек, а в приюте содержались и обучались грамоте до 100 детей и сирот женского пола. Это были самыми затратными социально-благотворительными учреждениями монастыря, в год на данные богоугодные дела расходовалось до 7000 рублей собственного бюджета.

В условиях новой государственной власти в 1920-х гг. (диктатура большевистской партии) «Дом Трудолюбия» был преобразован в один из концлагерей ВЧК-ОГПУ по «перековке буржуев и контрреволюционеров». В 1930-х здание было вновь перепрофилировано под одно из производственных начальных учебных заведений. С 1947 года здание было отдано под техникум завода ТЭМЗ, а затем здесь, с 1961 по 2006 гг., располагался Томский приборостроительный техникум подготовки специалистов для предприятий военной электроники, расположенных в Кировском районе. В 2006 году, посредством слияния двух техникумов, был создан новый томский техникум, его власти разместили в здании по ул. Герцена, 18, — с освобождением площадей в историческом здании бывшего «Дома Трудолюбия» по ул. Студенческой, 41 (ул. Студгородок, 3). С 2006 года здание, официально находясь «на консервации», аварийно разрушается и руинизируется.

До Революции 1917 года в составе монастыря действовали 2 церковно-приходские школы. Первоначально община создала и содержала школа для девочек-сирот из погибших семей благородного или духовного звания. С 1877 года, усилиями общины, при монастыре стала действовать общая девичья трёхклассная Церковно-приходская школа начальной степени образования, с преподаванием здесь дополнительно женских ремёсел и рукоделий. Школа была открыта при покровительстве Государыни Императрицы Марии Фёдоровны. На средства, пожертвованные настоятельницей монастыря игуменьей Евпраксией для школы был выстроен в 1870—1878 годах каменный двухэтажный корпус, ныне известный как здание «Студгородок, 2» (архитекторы Н.И. Шенфельд и А.П. Бехтер) в стиле позднего русского классицизма со значительным влиянием стиля модерн (здание сохранилось). К 1900 году стены здания были отштукатурены и побелены. В школу принимались дети (девочки), достигшие 7-летнего возраста из числа воспитанников «Дома Трудолюбия» и Приюта, а также из семей, проживающих в районе монастыря. В частности, девочки школы обучались вязанию, кройке, шитью, вышиванию, переплётному и даже типографскому делу (монастырь владел собственной типографией). Школа была закрыта большевиками в январе 1920 года.

5 июля 1891 года монастырь посетил и внес денежный дар (500 рублей) Наследник-цесаревич Николай Александрович (в будущем — Император Николай II). Монастырские сёстры-насельницы из числа искусниц-золотошвеек и ремесленниц в дар Цесаревичу преподнесли собственноручно изготовленные декоративное блюдо с хлебом-солью, расписные полотенца, и икону Христа Спасителя в ризе, вышитой золотом и жемчугом в монастырских мастерских.

Особенно много трудов взяли на себя послушницы монастыря в годы Первой Мировой войны. Здесь было открыто специальное училище для детей беженцев, в мастерских шилось бельё для фронта и госпиталей, проводились кружечные сборы: монахини и прихожане чем могли помогали Русской Армии и гражданским, пострадавшим от войны.

Сам по-себе до Революции 1917 года архитектурный комплекс зданий Томского Иоанно-Предтеченского монастыря являлся одним из лучших произведений сибирского зодчества. Комплекс построек монастыря являлся значительным культурно-градообразующим элементом города.

Гражданская война и красный террор

После установления советской власти (декабрь 1917) в ходе прошедшей в стране Большевистской Революции, новые власти объявили православие, как и другие религиозные конфессии, — вне государства и как источники антиреволюционной идеологии. В дальнейшем монастыри и храмы стали рассматриваться новой властью как дармовые источники получения денежных средств и драгоценностей, которые предполагалось направлять в бюджет губернского совдепа. Однако в русской и европейской традициях территории храмов не подлежали прямым атакам государственных силовых структур (жандармерия, милиция, армия и т.д.), хотя и могли, по гуманистической практике, давать кров и укрытие странствующим христианам.

Весной 1918 года в Томске усилился режим насилия власти над социальными слоями горожан среднего и богатого достатка, а также против интеллигенции, деятелей культуры и против церковников. В городе, как и в других населённых пунктах губернии, росло народное недовольство как единоличной узурпацией революционных достижений одной радикальной партией большевиков РСДРП(б), вооружённым насилием, осуществляемым против различных социальных групп и общественных институтов полулегальными и новыми государственными вооружёнными формированиями этой партии, часто без какого-либо следствия и суда. С марта в Томске стала формироваться группа бывших офицеров-фронтовиков Русской Армии, прибывших домой после её демобилизации, объявленной Советским правительством в феврале 1918 года. Практически все офицеры с момента переформирования Красной Гвардии РСДРП(б) в новую Красную Армию РСФСР, офицерство было приговорено к тотальному уничтожению, в стране выискивали бывших военных командиров и они массово расстреливались самосудом революционной толпы. Томская группа офицеров к началу мая стала неплохо организационно оформленным отрядом, который тайно скрывался в кельях Иоанно-Предтеченского монастыря. Планы офицерства по попытке вооружённого восстания в Томске, запланированном на первую декаду июня, не были секретом для новых спецслужб совдепа, который, оценив обстановку, принял решение об тайной эвакуации после того, как отрядами губВЧК, рабочей милиции и городской Красной гвардии будет проведена срочная реквизиция драгоценностей и денежных средств «томской буржуазии», банков, ювелирных магазинов, ломбардов, монастырей и церквей. Очередным (практически одним из последних) объектом налёта отряда губВЧК, намечен на 28 мая был Иоанно-Предтеченский монастырь. Случайное столкновение здесь скрывающихся офицеров-фронтовиков и вооружённых рабочих из отряда чекистов стало первым боем начинающейся в Сибири Гражданской войны.


Русская Википедия сообщает:

…26 мая 1918 года, [находящийся в подполье и] готовившийся к антибольшевистскому восстанию отряд [подполковника] А.Н. Пепеляева, скрывавшийся в Иоанно-Предтеченском монастыре города Томска, неожиданно столкнулся с «визитом» практически всего личного состава губернского ВЧК. Отряд чекистов прибыл сюда для репрессий монахов и реквизиции монастырских ценностей, для конфискации скота и продовольствия монастыря. В ходе внезапно вспыхнувшего боестолкновения пепеляевцы полностью уничтожили отряд комиссара Д.И. Кривоносенко. На следующий день руководители томского губернского совдепа (Н.Н. Яковлев и его соратники), оставшись без основной своей силовой структуры, спешно покинули Томск на нескольких пароходах, вывозя собранные на них реквизированные ценности «томской буржуазии». На период с 28 мая по 2 июня власть в губернской столице никем не осуществлялась. Со 2-го июня 1918 года власть принимает на себя интеллигенция Сибирской областной думыпотанинцы»), формируется «Временное Сибирское правительство» (ВСП) под руководством Петра Вологодского. В последующие дни новое правительство региона было всемерно поддержано населением, вооружёнными формированиями офицерства Русской армии, а также затем получило подкрепление в форме выступления корпуса пленных чехословаков, находившихся на всём протяжении сибирской части Транссиба. Томским офицерством и формированием военной власти с июня 1918 года командовал подполковник Анатолий Пепеляев, который создал 13 июня 1918 года 1-й Средне-Сибирский корпус ВСП, который сам и возглавил. Корпус станет основой Сибирской армии.

В период власти белых в Томской губернии со 2 июня 1918 года по 22 декабря 1919 года, монастырь продолжал действовать в своём обычном режиме. В условиях войны здесь был развёрнут один из госпиталей для солдат и офицеров Сибирской армии, монахини работали сёстрами милосердия. Приют работал в напряжённом режиме; в стране выросло количество детей-сирот, потерявших своих родителей.

С новым установлением советской власти в Томске, с января 1920 года монастырь (не в последнюю очередь как символ краха первой волны советской власти в губернии) претерпевал репрессии со стороны новых властей: сразу же при вхождении в Томск частей 5-й Красной Армии все богослужения в монастыре были немедленно запрещены, что, помимо прочего, было обусловлено госпитальным лечением и помощью бойцам Белой гвардии. Против настоятельницы монастыря игуменьи Анастасии губернским отделом ВЧК велось следствие, в том числе ей припомнили и бунт в мае 1918 года.

Часть насельниц монастыря после его закрытия образовали сельскохозяйственную женскую артель (на подворье в Предтеченске), которая также подвергалась реквизициям со стороны большевиков и не смогла более существовать в безубыточном состоянии.

Одним из раздражающих новые власти событием стали похороны на монастырском Преображенском кладбище в начале июля 1920 года известного сибирского общественного деятеля Григория Николаевича Потанина, имя которого связывали и с революционной антимонархической деятельностью в России ещё с XIX века, и с фактом падения советской власти в Томске в июне 1918 года: как известно власть тогда взяли на себя томские «потанинцы». В день его похорон в траурной процессии, которую скрепя сердцем разрешили губернские власти, за гробом шёл чуть ли не весь город. Такого размаха и присутствия народа большевики позднее не смогли организовать на «идеологические» похороны (фактически — перезахоронение) «большевиков — жертв колчаковщины», которые были проведены ими в тот же год на площади Революции. Как свидетельствовали современники, Потанин успел уйти раньше, чем его бы репрессировали органы ОГПУ в конце 1920-х… Перед смертью Г.И. Потанин жил в доме, примыкающим к западной границе монастыря, ныне это пока ещё сохранившийся дом по ул. Белинского, 80.

В 1923 и 1924 году все Иоанно-Предтеченские монастыри (как и многие другие монастыри) на территории советской страны подлежали срочному закрытию и упразднению. Однако в то же время Советское правительство в Москве попыталось создать лояльную к РСФСР обновленческую русскую православную церковь. Это вызвало в стране церковный раскол. Но с 1923 года в Томске при Успенском соборе монастыря была сделана попытка создать религиозную общину обновленческой ориентации. Эти верующие обратились к губернским властям разрешением на право пользоваться и Иннокентьевской церковью, которая с весны 1920 года стояла с разобранным иконостасом и бездействовала.

В 1924 году все социальные и религиозные объекты на территории монастыря по решению губкома РКП(б) и губисполкома были упразднены и ликвидированы как организации и учреждения, — с конфискацией имущества «в пользу Советской Республики». Исключение было допущено лишь в сохранении детского приюта, который был реорганизован в 24-й Томский детский дом губнаробразотдела и женского общежития. Сюда в детдом, как и в колонию Чекист на севере Томска, были направлены многочисленные беспризорники-подростки (мальчики и девочки), выселяемые из детских концлагерей ВЧК на территории Москвы. Орды таких «трудных подростков» раз за разом в 1924—1930 гг. совершали грабительские налёты на монастырские храмы и часовни.

Женское общежитие бывшего монастыря также продолжало действовать, но его городские власти реорганизовали в 1927 году в исправительно-трудовой концлагерь для бездомных подростков «Инспер» — «Институт социального перевоспитания». В 1927 году Томский горисполком окончательно упразднил учреждение «Иоанно-Предтеченский православный женский монастырь», священнослужители были репрессированы в исправительно-трудовые учреждения (лагеря) ОГПУ.

Обновленческая православная община не смогла содержать Иннокентьевскую церковь, 8 апреля 1929 церковь томским горисполкомом была изъята у общины и закрыта для богослужений. Постановлением Сибирского краевого административного отдела от 4 июня 1929 года община была окончательно упразднена. Священник Успенского собора М.Л. Попов 31 января 1930 года снял с себя сан священнослужителя, 18 марта 1930 года Сибкрайисполком утвердил решение о закрытии Успенского собора и его разборке на кирпичи.

6 июня 1930 года кладбище было приказано закрыть для любых захоронений и предписывалось начать снесение буржуйских могил — подлежали демонтажу все надгробные сооружения: каменные памятники и плиты направлялись на мощение тротуаров и дорог, а также использовались в качестве стройматериалов — с идеологической целью искоренения элементов православной русской культуры и духовности в быту советского человека. Власть игнорировала то, что на кладбище были похоронены видные деятели томской истории, профессора Университета и Технологического института, а также то, что здесь, в частности, в начале XX века были похоронены известные томские революционеры: лидер «сибирского областничества» Григорий Потанин и социал-демократ томской РСДРП тов. Иосиф Кононов)… Место становилось городским пустырём, который предусматривалось со временем превратить в парк горкомхоза для создания здесь аллей прогулок студентов и молодёжи.

Однако приказ не был выполнен и до 1940 года включительно сюда, на «профессорскую аллею», продолжали хоронить усопших учёных и академиков Томска, прежде всего хоронили профессоров бывшего Сибирского (Томского) технологического института.

В 1940-х гг. возникла проблема расширения Политехнического института. С первых послевоенных лет стали разрушать здания церквей монастыря для получения строительного материала для возведения новых хозяйственных зданий города. Иннокентьевскую церковь разобрали на кирпичи в 1950 году. По решению советских и городских партийных органов в 1950-х гг. кладбище и остатки церковных зданий монастыря снесли, территорию разровняли и отдали под застройку новыми вузовскими общежитиями и домами для преподавателей. С большим трудом усилиями томских общественников-краеведов практически уже утраченные могила Григория Потанина и могила профессора Порфирия Крылова были перенесены на территорию ТГУ, могила академика М.А. Усова — на Южное кладбище.

Современность

При застройке территории собственно бывшего монастыря был сформирован посёлок «Студгородок», вокруг которого к 1970-му году разрослась новая городская инфраструктура улиц и проездов. Первые здания являлись общежитиями для студентов, а также здесь была организована клуб-столовая.

От зданий комплекса прежнего монастыря здесь сохранились несколько объектов[10]: «Студгородок, № 1» — кирпичное здание бывшее иконописной мастерской и кельями монахинь-исконописцев; «Студгородок, № 2» — здание бывшего училища для сирот духовного звания; в доме «Студгородок, № 3» располагались [монастырские] аптека, лазарет и Дом Трудолюбия; «Студгородок, № 4» занимали [бывшая] трапезная и канцелярия; «Студгородок, № 5» — домовая церковь Святого Иоанна Предтечи и кельи золотошвей; «Студгородок, № 6» — [бывшая] гостиница; «Студгородок, № 7» — дом игуменьи Евпраксии (ныне здание в аварийном состоянии с хаотичными пристройками и перестройками от жильцов дома, распределённых сюда жить по ордерам горисполкома в 1930-х — 1990-х гг.). По адресу «ул. Учебная, 44» («Студгородок, 1»), в здании бывшей иконописной мастерской, в 1928 году размещалась первая томская радиостанция[11]… К ведению монастыря относились также объекты, ныне приписанные к параллельным улицам: это здания с современными адресами «ул. Студенческая, 29» (двухэтажный брусчатый дом жилого назначения, ныне реставрированный), «ул. Белинского, 82» (двухэтажный брусчатый дом жилого назначения, расположенный рядом с домом «ул. Студенческая, 29»), «ул. Студенческая, 43» (он же — «ул. Учебная, 40», двухэтажный кирпичный дом ныне жилого назначения), «ул. Пирогова, 42/2» (он же — «ул. Студенческая, 57», двухэтажный брусчатный дом ныне жилого назначения).

Отдавая дань исторической русской культурной памяти, в 1996 году на месте близ бывшего Иоанно-Предтеченского собора была вновь построена и открыта часовня в честь святой блаженной Домны Томской, духовной покровительницы студентов. Считается, что святая томская старица была похоронена примерно в этом месте. Часовня опекается как Томской митрополией (прежде всего — силами Томской духовной семинарии), так и Томским политехническим университетом (бывший Первый Сибирский Томский, его Императорского Величества Николая Второго, государственный Технологический институт)

Надпись на мемориальной доске часовни сегодня гласит:

…Сия часовня поставлена на территории бывшего Иоанно-Предтеченского женского монастыря в память о святой Домне Томской, профессорах и преподавателях Томского технологического института императора Николая II, императорского Томского технологического института и о всех здесь погребённых.

Монастырские праздники

Некоторые из известных людей, похороненных на Преображенском кладбище

Территория бывшего Преображенского кладбища в июне 1970 года — после ликвидации кладбища и застройки его зданиями общежитий и заводов

Православные священнослужители

  • святая Домна Томская, скончавшаяся и похороненная в 1872 году;
  • епископ Порфирий Томский (Соколовский) (умер в 1865);
  • местно-чтимая святая прозорливая монахиня Татьяна (Анисимова);
  • местно-чтимый православный священнослужитель Феодор (Краснопевцев) (умер в 1896);
  • игуменья Евпраксия (Михеева), настоятельница Иоанно-Предтеченского монастыря (умерла в 1880);
  • игуменья Серафима (Долгих) (умерла в 1898);
  • игуменья Зинаида (Котельникова) (умерла в 1916).

Известные граждане Томска

Литература

  • Безруких Олег, протоиерей. Храмы города Томска. Опыт церковного историко-археологического исследования // диссертация на соискание учёной степени кандидата богословия по Кафедре церковной археологии. — Сергиев Посад: Троице-Сергиева Лавра, 2003.
  • Булгаков С.В. Русские монастыри в 1913 году. — СПб., 1913.
  • Великий путь. Виды Сибири и Великой Сибирской железной дороги / виды сняты фотографом И.Р. Томашкевичем. — Красноярск: М.Б. Аксельрод и К°, 1899. — Выпуск 1: От реки Оби до реки Енисея и Томская [ж.д.] ветвь. — С.33. — Электронный ресурс: elib.tomsk.ru. Альбом фотографических видов Томска зимой 1898—1899 гг. и весной 1899 (в основном — Томск) с кратким литературным комментарием по изображённым объектам.
  • Денисов Л.В. Православные монастыри Российской империи. — М.: Издание А.Д. Ступина, 1908. — 984 с.
  • Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. — СПб.: Типография В. Безобразова и Компания, 1890. — Том 1. Преобразования старых и учреждение новых монастырей с 1764 — 1795 по 1 июля 1890 года. — 294 с.
  • Иоанно-Предтеченский женский монастырь // Томск от А до Я: Краткая энциклопедия города. / Под ред. д-ра ист. наук Н.М. Дмитриенко. — 1-е изд. — Томск: Издательство НТЛ, 2004. — 440 с. — 3 000 экз. — ISBN 5-89503-211-7. — С. 135.
  • История названий томских улиц. / Издание третье, дополненное / Отв. ред. Г.Н. Старикова. — Томск: Издательство «Д'Принт», 2012. — 368 с. — ISBN 978-5-902514-51-0. — С.269—270. — Электронный ресурс: vital.lib.tsu.ru. См. статью «Студгородок».
  • Караваева А.Г. Уголок Томска [история Студгородка] // Анастасия Караваева, директор ГАТО; «Томск magazine» (журнал). — Томск, 2006. — № 3 (март). — Электронный ресурс: gato.tomica.ru.
  • Помозов О.А. День освобождения Сибири / О.А. Помозов. — Томск: «Красное знамя», 2014. — 596, [2] с.: ил. — Электронный ресурс: elib.tomsk.ru. (Глава «События 24 мая у женского Иоанно-Предтеченского монастыря в Томске» — см. на history.wikireading.ru).
  • Православные храмы Томска [альбом] / Томская епархия Русской православной церкви; рук. проекта протоиерей Олег Безруких. / фотоработы: А. Рыбацкий, А. Колесников, В. Фурсов; худ.ред.: А. Рыбацкий. — Томск: «D-Print» и «Гала-Пресс», 2005. — 224 с.: ил., фото. — ISBN 5-901978-11-0.
  • Сойкин П.П. Православные Русские обители. — СПб.: Книгоиздательство П.П. Сойкина, 1910. — 712 с.
  • Справочная книга по Томской епархии. — Томск, 1914. — С. 57.
  • Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. — СПб.: Типография С.В. Балашева, 1877. — 372 с.
  • Томский некрополь. Списки и некрологи погребённых на старых томских кладбищах 1827—1939. // под ред. В.П. Зиновьева; сост. Н.М. Дмитриенко. — Томск: Издательство Томского университета, 2001. — 328 с.
  • Фаст М.В., Фаст Н.П. Нарымская Голгофа. — Томск: Издательство «Водолей», 2004. — 560 с. — 1000 экз. — ISBN 5-902312-26-4. — С. 390—394.

Фотогаллерея


Примечания

  1. Западной границей монастыря были здания по современной улице Студенческой, хотя часть зданий в сфере монастыря строились здесь ещё на 70 метров западнее — до современной ул. Белинского. За ними был проезд к учебному корпусу монастыря «Дом Трудолюбия», который состоял из двух примыкающих друг к другу блоков: здания церковно-приходской школы и собственно учебно-производственных мастерских самого «Дома Трудолюбия» (ныне здание «ул. Студенческая, 41», оно же — «ул. Студгородок, 3»). Восточной границей собственно монастыря считается линия по современной улице Вершинина (бывший проезд от улицы Торговой). Однако за ней начиналось монастырское Преображенское кладбище, которое располагалось до Спасского тракта (ныне Красноармейская улица). Таким образом монастырь вёл благоустройство территории от современных ул. Белинского до ул. Красноармейской.
  2. Ныне — территория города под жилым кампусом Политехнического университета; направление улицы Красноармейской (бывшая Солдатская), выходящей через Южную площадь на Коларовский (бывший Спасский тракт, протянувшийся до волостного села Спасского) и Богашёвский (бывший тракт к волостному селу Петухово) тракты.
  3. Подробнее: Православная азбука и Церковный календарь.
  4. Улица Офицерская (ныне ул. Белинского) тянулась на юге к Красным казармам Томского пехотного полка, что примыкали к Лагерному Саду
  5. ОГАУК «ЦПОП»: Историко-архитектурный комплекс бывшего Иоанно-Предтеченского женского монастыря (с 2011)
  6. Неказистые постройки-пристройки с торцов здания «ул. Студгородок, № 5», пристройки № 5-А и № 5/1 были сооружены в 1950-х гг., при формировании т.н. «Городка для студентов». При перестройках колокольня на крыше основного корпуса здания была утрачена.
  7. Ныне место в 1 км к юго-западу от санатория «Ключи», территория одного из садовых товариществ.
  8. Более 273 гектар.
  9. См. книгу «Великий путь. Виды Сибири и Великой Сибирской железной дороги» (Красноярск, 1899, стр. 33).
  10. Часть данных — из книги «История названий томских улиц» (Томск, 2012, стр. 269).
  11. Создана усилиями и энтузиазмом студентов и учёных Сибирского технологического института.
  12. Биографии С.А. Балакшина см. на «Исследователь-гидроэнергетик С.А. Балакшин» и «Лица Зауралья» (город Курган): Балакшин Сергей Александрович.
  13. На памятной табличке на стене современной Часовни Домны Томской допущена опечатка в указании фамилии, там написано «Гильгенгаген П.Ф.». На самом деле фамилия — Гильденгаген.
  14. На памятной табличке на стене современной часовни Домны Томской ошибочно указан год смерти как «1917».
  15. На памятной доске на стене Часовни Домны Томской профессор указан как Малиев М.А., ????—1936. То есть приблизительны его фамилия, имя и годы жизни. Однако справочник «Профессора Томского университета» указывает только на В.А. Малеева, умершего в 1938 году и именно он был похоронен на Преображенском кладбище. В 1950-е гг. родственники сумели перезахоронить его на Южном кладбище Томска.

См. также

Ссылки