Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Георгий Николаевич Малиновский

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Гвардии генерал-полковник
Георгий Николаевич Малиновский
Москва, 1990 год

Гео́ргий Никола́евич Малино́вский (14 апреля 1923, Петроград, РСФСР — 14 сентября 2001, Москва, Российская Федерация) — советский и русский военачальник, артиллерист, начальник Главного управления эксплуатации ракетного вооружения — заместитель Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения СССР по эксплуатации (1973—1988), генерал-полковник (1984). Участник Великой Отечественной войны. Герой Социалистического Труда (1979), доктор технических наук (1983). Лауреат Государственной премии СССР (1985).


С августа 1941 по 1945 год был офицером-преподавателем эвакуированного в Томск военного училища «ЛАТУЗА». В 1965—1969 гг. — командир томско-красноярской 36-й гвардейской Краснознамённой ракетной дивизии РВСН СССР.

Биография

Родился, вырос, учился в Петрограде/Ленинграде. После окончания неполной средней (7-летней) школы прошёл курс курсантского обучения в 7-й специальной артиллерийской школе в городе Ленинграде (1940), где получил, в том числе, полное среднее образование. По окончании этой школы был призван в ряды РККА и прошёл курс офицерской подготовки в Ленинградском артиллерийско-техническом училище зенитной артиллерии (ЛАТУЗА). По его окончании в июне 1941 года остался в ЛАТУЗА на преподавательско-офицерской работе в звании техника-лейтенанта РККА.

Училище с первых часов начала Великой Отечественной войны оказалось вовлечено в боевые действия: лейтенант Г.Н. Малиновский становится командиром взвода курсантов училища ЛАТУЗА, ставшего взводом 59-го Запасного зенитно-артиллерийского полка (Ленинградский фронт, «псковское направление») и получившего приказ по защите неба Ленинграда от налётов штурмовой, бомбардировочной и иной боевой авиации фашистской Германии. С июня по август 1941 года курсанты участвовали в отражении налётов самолётов противника и были отмечены командованием за эффективность своей боевой работы. Молодой офицер был тогда награждён фронтовой медалью «За боевые отличия». В те дни командование Ленинградского фронта приняло решение о необходимости постоянной подготовки специалистов-зенитчиков и приказало курсантским взводам ЛАТУЗА эвакуироваться в Сибирь для дальнейшего обучения. В период со второй половины августа 1941 года по июнь 1945 года Георгий Николаевич Малиновский был педагогом-офицером Ленинградского училища в Томске, в том числе участвовал в размещении учебной и материальной базы (ЛАТУЗА-Томск была размещена в нынешнем главном корпусе ТПУ на пр. Ленина, 30), вёл преподавательскую работу с курсантами, командовал курсантскими взводами, ротами и батальонами.

В 1943 году Г.Н. Малиновский в Томске был принят в ряды членов ВКП(б).

Весной 1945 года ЛАТУЗА была реэвакуирована в Ленинград. После окончания войны Г. Н. Малиновский продолжил кадровую службу в Советской армии, служил в зенитных подразделениях авиационных частей ПВО. С июня 1946 — кандидат в слушатели Артиллерийской академии им. Ф.Э. Дзержинского. С мая 1947 слушатель этой московской академии на спецфакультете реактивного вооружения[1], где начали готовить первых советских военных инженеров-ракетчиков[2].

В 1951 году инженер-полковник Г.Н. Малиновский окончил эту Академию, переименованную к тому времени в Военную инженерную Академию имени Ф.Э. Дзержинского (ныне — Военная академия РВСН имени Петра Великого). Прошёл профессиональную подготовку по специальному ракетно-инженерному курсу.

В 1951—1955 гг. — лектор Высшей офицерской артиллерийско-технической школы в городе Пензе[3], работал сначала преподавателем, затем старшим преподавателем специального учебного ракетного цикла. Им было подготовлено множество лекций и учебных пособий, сам научился профессиональной работе на многих штатных стендах, агрегатах и пультах, аналогичных стендам, использовавшимся при подготовке ракетных инженеров на полигоне «Капустин Яр».

С октября 1955 — в действующих частях ракетных войск. Первоначально был назначен на должность заместителя командира отдельного ракетного дивизиона по специальному вооружению.

С июля 1957 служил в Первой ракетной бригаде (официальное наименование: 72 инженерная гвардейская ракетная бригада). Бригада формировалась на основе реорганизуемой 4-й Гвардейской пушечно-артиллерийской Смоленской дивизии. В дальнейшем эта ракетная бригада развернулась в дивизию, полки которой были поставлены на боевое дежурство в составе РВСН, решение о создании которых, как вида Вооружённых сил, советское правительство приняло 17 декабря 1959 года. Первоначально развёртывание ракетных полков бригады производилось в районе деревни Медведь Новгородской области[4]. Этот период службы Г.Н. Малиновского описан в повести Николая Чевельча «Рядом с молниями» (1984). В дальнейшем бригада была передислоцирована для развёртывания ракетных полков в городах Калининградской области: Советске, Гвардейске, Немане, Черняховске, Знаменске[5].

В этой знаменитой пятиорденоносной ракетной бригаде Г.Н. Малиновский прошёл путь от заместителя командира отдельного дивизиона до главного инженера бригады — заместителя командира бригады по спецвооружению. В ряде ситуаций исполнял обязанности командира бригады. В тот год в части произошёл инцидент с воспламенением топлива и взрыва ракеты на стартовой позиции во время учебного регламента. Человеческих жертв не было, но этот случай тщательно, с инженерной точки зрения, был исследован Г.Н. Малиновским с целью исключения подобных ситуаций на ракетах данного типа.

Малиновский лично участвовал в практических пусках ракет силами его подчинённых на полигонах Капустина Яра и в районе станции Челкар, где такие пуски проводились в интересах совершенствования ракетных сил страны. Следует отметить, что в это время бригада часто меняла место дислокации в рамках обеспечения своей секретности. На каждом новом месте приходилось строить боевые стартовые комплексы и объекты инфраструктуры, позволяющие поставить ракеты на боевое дежурство и обеспечить готовность к их военному использованию. Эти технические, инженерные работы требовали напряжения всех моральных и физических сил воинов ракетного подразделения, — от солдат-срочников до высших офицеров.

В 1959 году гвардии инженер-полковник Г.Н. Малиновский, по поручению Правительства СССР, находился в загранкомандировке в соцстранах. За этой официальной формулировкой биографии военачальника скрывались мероприятия по боевому скрытому (предельно секретному) развёртыванию баллистических ракет в составе и под прикрытием 2-й гвардейской танковой армии Группы советских войск в Германии (ГСВГ). Данные ракетные бригады были ориентированы на нанесение (в случае военной необходимости) ракетно-ядерного удара по Лондону и инфраструктурным целям в Великобритании. Об этих событиях в постсоветское время было описано в литературно-мемуарной книге А. Бондаренко «Особая тайна Второй армии»[6]. Развёртывание (и последующее свёртывание) боевых пусковых установок в самом центре Европы было проведено так, что разведки стран потенциального противника, НАТО и армия США в Европе, об этом узнали лишь через полвека — после завершения «холодной войны» и распада СССР. Этот вояж советских ракетчиков к границе НАТО тогда остался в полном секрете, — в отличии от аналогичной операции «Анадырь» по развёртыванию ракетных комплексов СССР на Кубе и последующем разразившимся в связи с этим «Карибским кризисом». Позиционные районы для стартовых батарей тайно располагались на большой площади северо-востока ГДР — от Нейстрелитца до Бернау. Обеспечивая секретность, все комплексные занятия ракетчики (в форме танкистов) проводили только в тёмное время суток. Практически темнота перестала быть помехой для получения высокого результата боевыми расчётами…

В 1960 году началось интенсивное строительство созданного принципиально нового вида Вооружённых Сил — Ракетных войск стратегического назначения. Г.Н. Малиновский активно участвует в этой работе: организует ознакомительные поездки правительственной комиссии по районам предполагаемой дислокации войск, начинается строительство боевых стартовых ракетных комплексов, ведётся постановка на боевое дежурство первых ракет, изготовленных советской оборонной промышленностью. Участвует в работе в комиссии по приёму специалистов и частичной материальной базы от войск ВВС, ВМФ, ВДВ, бронетанковых, артиллерийских и иных войск — для преобразования их в создаваемые новые части Ракетных войск. Тогда же секретным приказом по Министерству обороны СССР в состав РВСН передаётся Военная академия имени А.Ф. Можайского и Г.Н. Малиновский участвует в работе комиссии по её реорганизации. Кроме этого, в ведение РВСН были отнесены ряд других военных вузов страны, — в том числе, среди прочих, в 1958—1965 гг. ракетчиков стало секретно готовить Томское высшее военное ордена Красной Звезды командное зенитно-ракетное училище, бывшее ТАУ.

С декабря 1960 года полковник Г.Н. Малиновский был назначен в Харьковском высшем военном командном авиационно-инженерном училище начальником цикла по специальной технической подготовке («ракетные курсы»). Глубокие академические и практические знания ракетной инженерии, высокая общевоенная эрудиция, уважительное отношение к человеку позволили Георгию Николаевичу в короткое время завоевать среди преподавателей и слушателей заслуженный военно-педагогический авторитет[5]. Вскоре был назначен первым заместителем начальника училища по спецподготовке, по должности в течение года выполнял обязанности начальника этого военного вуза. В мае 1962 года произведён в очередное воинское звание «генерал-майор-инженер».

С августа 1965 по декабрь 1969 гг. — командир 36-й гвардейской ракетной дивизии (полки дислоцированы в районах Томска и Красноярска). С первых дней 42-летнему генералу пришлось решать множество важных задач по становлению одного из крупных ракетных соединений СССР, оснащённому межконтинентальными ракетами с атомными и термоядерными боевыми зарядами. Основной задачей командира дивизии было обеспечение боевой готовности вновь разворачиваемых красноярских полков, а также обеспечение боеготовности томских ракетных полков, которые чуть ранее, первыми (октябрь 1962) в СССР, встали на боевое дежурство с готовностью работать по целям в Соединённых Штатах Америки — главного потенциального противника Советского Союза в период «холодной войны». В сферу внимания комдива генерала Малиновского входили подготовка к приёму в эксплуатацию полков с новыми ракетными системами. Это имело инженерные сложности: полки дивизии прежде всего были развёрнуты на наземных стартовых ракетных пусковых площадках, а с 1963 года правительством была поставлена задача размещения новых стартовых комплексов скрытого шахтного (подземного) базирования. Как тогда оказалось, для томских Итатских полков создание подземной инфраструктуры было физически невозможно: в тяжелейших условиях построенная в 1964 году первая шахта и её объекты заливало грунтовыми водами (заболоченная таёжная местность) и после 1966 года её пришлось выводить из эксплуатации, производить разрушающий подрыв построенных сооружений после вывода из неё ракетного оборудования. Вообще служба в сибирских краях, где забивались первые колышки ракетных комплексов, проходила в тяжелейших условиях: температура зимой порой опускалась до -50 градусов Цельсия, в другие дни зимы были снежные заносы и бураны; летом существенно беспокоили тучи гнуса, опасность клещевого энцифалита, случалась сильнейшая жара (с сопутствующими ей таёжными пожарами), пыльные бури; неимоверные распутицы в слякотные периоды весны и осени и т.д. Тем не менее высшее руководство страны настоятельно требовало высокой боеготовности ракетных полков для их возможного срочного боевого применения.

Значительное внимание генерал Малиновский уделял вопросам обучения и повышения квалификации ракетчиков, были организованы условия постоянного обучения солдат, младших и старших командиров, инженерных специалистов. Всё делалось для того, чтобы максимально сократить время подготовки к боевому пуску ракет, а также радикально снизить травматизм военнослужащих: ракетное оборудование, топливо и транспортные системы были объектами повышенной опасности и работать с ними необходимо было предельно осторожно и умело.

25 октября 1965 года командиру 36-й ракетной дивизии Омского отдельного ракетного корпуса РВСН генерал-майору Г.Н. Малиновскому представителями Министерства обороны СССР было вручено Красное Боевое Знамя гвардейского ракетного Венского Краснознаменного соединения как символ воинской чести, доблести и славы. 24 ноября 1966 года один из красноярских полков дивизии, первым среди существовавших советских ракетных полков, заступил на боевое дежурство с новым типом межконтинентальных баллистических ракет модели «УР-100» (томские полки дивизии с 1962 года несли дежурство на стартовых комплексах МБР типа «Р-16»).

Кроме военной задачи быстрой готовности к применению ракетно-ядерного оружия командир дивизии уделял много внимания вопросам создания достойных социальных условий для быта ракетчиков, для семей молодых офицеров, а также по развитию культурно-образовательных учреждений в местах военных городков. Также в плотном контакте с местными органами власти и структурами государственной безопасности приходилось вести деятельность по обеспечению максимальной секретности всего, что касалось наличия здесь ракетных полков. Работа генерала в томской половине дивизии облегчалась тем, что в годы войны он сам служил в этом городе, лично знал многих томских руководителей. Всего за период 1967—1969 гг. личным составом полков 36-й дивизии были проведены учебно-боевые пуски ракет, в том числе пуски пяти ракет типа «Р-16У» (из района Итатки) и двух ракет «УР-100» (из района западнее Красноярска) по целям на камчатском полигоне «Кура». На начало 1967 года в боевом составе дивизии три ракетных полка в Итатке были вооружены ракетами «Р-16У» (один из них работал со стартовой площадкой шахтного типа), и шесть красноярских вновь созданных полков с ракетой «УР-100»[5]. В период после 1966 года один из красноярских полков 36-й дивизии будет выведен из района базирования и станет основой вновь формируемой отдельной Ужурской ракетной бригады на юго-западе Красноярского края. Вопросы передислоцирования и подготовки к боевому дежурству Ужурского полка пришлось решать комдиву Г.Н. Малиновскому[5].

Весьма сложным и драматичным для генерала Малиновского выдался 1967 год. Новым, весьма ответственным делом для дивизии была организация боевого дежурства на модернизированных боевых ракетных комплексах с одиночными стартами в красноярских полках, на вооружении которых находились ракеты типа «УР-100». Ввод в боевое дежурство этих подземных комплексов потребовал вновь переобучить ракетчиков, а также переорганизовать процесс несения военнослужащими боевого дежурства, определить рациональную его продолжительность. Командир дивизии, сутками находясь на стартовых площадках, стремился самостоятельно разобраться со всеми инженерными и психологическими проблемами, задерживающим подготовку к ракетному пуску. Были ситуации, когда сам комдив, его заместители, а также старшие офицеры лично занимали места стартовых расчётов ракетчиков и несли суточные дежурства. Опыт оптимизации процесса военно-ракетной службы, полученный в Краснознамённой 36-й ракетной дивизии, был затем использован командованием РВСН СССР для внедрения в других ракетных полках с аналогичными ракетами.

Постоянные тренировки и попытки снижения опасности аварий тем не менее не свели на нет эту опасность. Летом 1967 года в красноярских полках 36-й дивизии начался плановый годовой регламент на боевых ракетных комплексах одиночного старта. Однако по приказу из Москвы работы были сразу же приостановлены: в процессе таких же регламентных работ на Урале в одной из дивизий РВСН на таком же комплексе взорвалась ракета (была без боевой части: ядерный боезаряд был снят с ракеты и находился в специальном ангаре), которая была поставлена на необходимое по инструкции инженерное обслуживание. Там обошлось без жертв, из Москвы поступило разъяснение, что причиной взрыва явилась неправильная установка контактных разъёмов на ракетоносителе, а также давались указания, как правильно проводить эту работу. В 36-й дивизии, с учётом этого, вновь был проведён инструктаж расчётов и тщательная подготовка к регламентным работам. Когда 5 августа их приказали начинать, всё-равно случилась катастрофа: произошёл взрыв ракеты. В шахте при этом погибло 11 военнослужащих (все — офицеры) и два представителя промышленности[7]. Современники вспоминали, что по счастливой случайности при этом не пострадали командир дивизии генерал Г.Н. Малиновский и командующий ракетным корпусом генерал Н.Г. Агеев. С инспекторской проверкой тщательности соблюдения норм регламента они находились в шахте и проверили правильность работы с контактными разъёмами систем электропитания ракеты. Комдив Г.Н. Малиновский и комкор Н.Г. Агеев за минуты до ЧП вышли из шахты и успели отойти за пределы стартового комплекса в сторону караульного помещения полка, когда в шахте произошла утечка кислорода из двигательной установки и самовоспламенение. Так по случайности высшие руководители сибирского ракетного корпуса и одной из его дивизий не оказались ранены и не погибли во время взрыва[8]. Прибывшая после происшествия и затем долго разбиравшаяся правительственная комиссия однозначно установила, что взрыв произошёл не по вине личного состава или неправильных действий военнослужащих. Выяснилось, что проблема заключалась в конструктивных недостатках ракеты. Однако пока разбирались с данным происшествием, командиру дивизии пришлось пережить беспредметные обвинения. Генерал Г.Н. Малиновский был твёрд в своем мнении: «Хватит гибели людей. Наши специалисты установили, что всё произошло в результате недоработок конструкторов. Необходимы доработки, чтобы исключить взрывы. Наказания я не боюсь, считаю, что прав, и от своего [убеждения] не отступлю». В конце-концов расследование выяснило до мельчайших подробностей все аспекты случившегося и была однозначно установлена причина как инженерно-конструкторская недоработка, а также правота генерала Малиновского. После этого были внесены необходимые изменения в конструкции строящихся ракет на предприятиях оборонного комплекса. Но в дивизии пришлось предпринять массу мероприятий по преодолению среди военнослужащих синдрома опасности при проведении регламентов. Техническое обслуживание ракет здесь всё-таки вновь научились проводить чётко, в заданные сроки и с необходимым качеством и безопасностью.

Весь 1968 год инженер по призванию комдив Г.Н. Малиновский старался обобщить и переосмыслить опыт катастрофы, вновь и вновь лично контролировал все этапы транспортировки, складирования, установки в стартовый комплекс, снятия и вывода из предстартового положения, проведение регламентных работ по техническому обслуживанию, а также обеспечение при этом надлежащей техники безопасности. Им были подготовлены ряд новых методических инструкций и положений, доложенные руководству РВСН.

После 1968 года правительство вновь сделало упор на модернизацию ракетного вооружения страны, ставшие старыми ракетные комплексы Р-16 предстояло снять с боевого дежурства, часть полков (прежде всего — томские[9]) подлежали передислокации в другие регионы СССР.

в силу необходимости всестороннего анализа катастроф, случавшихся в войсках при работе с ракетами, а также для обобщения опыта практической эксплуатации ракетно-инженерных комплексов командованием РВСН СССР с декабря 1968 года в Москве формируется централизованное Главное управление эксплуатации ракетного вооружения (ГУЭРВ РВСН). С 3 января 1969 года на должность заместителя начальника ГУЭРВ был назначен гвардии генерал-майор Г.Н. Малиновский. Который на тот момент в Ракетных войсках считался наиболее подготовленным для данной работы профессионалом в стране — как с инженерной, так и с эксплуатационной точек зрения. Одновременно он был назначен председателем Государственной комиссии по расследованию несчастных случаев, катастроф или иных происшествий, связанных с ракетной техникой. При начале работы в центральном аппарате РВСН Г.Н. Малиновский своим учителем считал Маршала Советского Союза Н.И. Крылова, в те годы — главкома Ракетных войск СССР[5].

Управление (главк) ГУЭРВ было создано специальным решением ЦК КПСС и Правительства СССР по ходатайству главкома РВСН. Оно состояло из пяти управлений и нескольких самостоятельных отделов. К работе ГУЭРВ и государственной комиссии были привлечены наиболее подготовленные военные и гражданские специалисты Советского Союза. В частности, заместителем председателя госкомиссии (Г.Н. Малиновского) являлся главный конструктор ракетного комплекса академик В.Н. Челомей. В свою очередь, взаимодействие с промышленностью и заводами-изготовителями осуществлял заместитель Челомея — Ю.В. Дьяченко, известный конструктор межконтинентальных баллистических ракет[5].

18 сентября 1973 года генерал-майор Г.Н. Малиновский назначен начальником ГУЭРВ — главным инженером РВСН, и, по должности, становится заместителем главнокомандующего РВСН по эксплуатации ракетного вооружения. Занимал данную должность до выхода в отставку из Вооружённых сил СССР 26 декабря 1988 года. По должности состоял членом Военного совета РВСН СССР.

Работать начальнику ГУЭРВ РВСН было весьма непросто. В эксплуатации в стране тогда находилось около полутора десятков различных типов ракетных комплексов. Каждый из них требовал к себе внимания, определения системного подхода к обеспечению боевой готовности, технической исправности и безопасной для ракетчиков их эксплуатации. После начала международной политики снижения военной напряжённости и частичного сокращения наступательных и иных стратегических вооружений, правительство стало проводить политику сокращения штата и структур главка ГУЭРВ, что значительно усложнило работу. Не смотря на сложности, Георгия Николаевича в те годы весьма уважали офицеры центрального аппарата РВСН за его доброту, человечность, понимание проблем в решении всех вопросов[5]. В середине 1970-х решением Правительства СССР генералу Малиновскому было поручено руководить государственными комиссиями по испытаниям и приёмке на вооружение унифицированного системами ЭВМ командного пункта (УКП) и особого боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) на Байконуре и в Плесецке. Госкомиссия также проверяла готовность к принятию на вооружение новейших ракет типа «Воевода» и ракетного комплекса «Тополь»[5]. Сегодня мемуарная литература свидетельствует об определяющем влиянии генерала Г.Н. Малиновского при принятии на вооружение в СССР этих уникальных ракетных комплексов, не имевших аналога в мире[10].

В 1980 году произошли испытательные пуски ракет УР-100Н по полигону Кура, в результате которых ракеты частично отклонились от указанных целей. Тщательное расследование причин неправильной работы ракет, проводимое комиссией под председательством Г.Н. Малиновского, в те дни вызвало раздражение генерального директора КБ по разработке этих ракет академика В.Н. Челомея и нового министра обороны СССР Д.Ф. Устинова. Министерство потребовало перепроверки результатов и выводов, сделанных в результате этого расследования. Повторная тщательная проверка уверенно подтвердила выводы Малиновского о причинах отклонения ракет как конструктивные особенности этого типа изделий. После этого конструкторскому бюро пришлось срочно вносить изменения в инженерную систему ракеты, через год на вооружение РВСН приняли доработанную «УР-100Н УТТХ».

Несмотря на организационные трудности, возникшие для деятельности ГУЭРВ, Г.Н. Малиновский сумел организовать эффективную работу Главного управления и всех подчинённых служб, совместно с промышленностью создал современную систему информации, которая оперативно давала возможность вести системный анализ состояния вооружения. На основании этого анализа готовились перечни доработок, а при необходимости производились внеочередные доработки. Повышению надёжности вооружения способствовали пуски ракет со стартовых позиций полков, несущих боевое дежурство. Эти пуски проводились по плану Главного штаба Ракетных войск и они подтвердили правильность применяемых принципов эксплуатации, а также придали уверенность руководству Ракетных войск в надёжности отечественных ракетных комплексов. Такие пуски позволяли выявлять конструкторские просчёты и недоработки, а также способствовали созданию системы гарантийного обеспечения в промышленности, в Главном управлении эксплуатации, в НИИ Ракетных войск и непосредственно в войсках[11]. Плечом к плечу с Г.Н. Малиновским в ГУЭРВ трудились и несли личную ответственность такие генералы и офицеры, как Н.Ф. Червяков, Ю.А. Яшин, С.А. Сергеев, В.И. Линник, А.А. Ряжских, А.Г. Фунтиков, В.В. Линник, В.Ф. Фёдоров, Т.Г. Щудло, Е.Б. Волков, В.З. Дворкин, В.А. Чобонян, М.К. Москвин и многие другие[5].


Георгий Николаевич Малиновский внёс большой вклад в совершенствование подготовки ракетного вооружения к постановке на боевое дежурство, проведение регламентов и продление сроков эксплуатации ракет, а также в методологическое обеспечение проведения государственных испытаний новых ракетных комплексов.

Всего отдал службе в Советских Вооружённых Силах 48 лет своей жизни. Из них 37 лет — Ракетным войскам стратегического назначения СССР.

За большие заслуги в укреплении обороноспособности страны и освоении новой техники Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15.02.1979 Г.Н. Малиновскому было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».


В 1970-х гг. генерал-лейтенант Г.Н. Малиновский, как профессионал высочайшего уровня, пользовался большим уважением у командующего РВСН маршала В.Ф. Толубко. Ракетные войска при этом получили дополнительный импульс в своём развитии, и в конце 1970-х — начале 1980-х годов они достигли расцвета своего могущества. В этом была заслуга и генерала Малиновского, к мнению которого прислушивался маршал.

В 1983 году Г.Н. Малиновскому были присвоены учёная степень доктора технических наук и звание профессора.[12]

В 1984 году ему было присвоено воинское звание генерал-полковника.


Новый (с 1985 года) руководитель РВСН СССР генерал армии Ю.П. Максимов также был с руководителем главка ГУЭРВ в хороших деловых отношениях. В ряде технических вопросов Г.Н. Малиновский стремился помочь главкому быстрее разобраться с новым для него, сложным делом. Ю.П. Максимов стремился часто бывать в войсках и всегда приглашал Малиновского, особенно тогда, когда предстояло знакомство с новыми ракетными комплексами. Главком очень быстро схватывал основные и проблемные вопросы, чему способствовали высокопрофессиональные пояснения Г.Н. Малиновского.

Вскоре на Г.Н. Малиновского легла новая и весьма сложная обязанность — подготовка и выполнение Договора с США о ликвидации ракет средней и малой дальности. Эта работа была совсем не по душе начальнику главка ГУЭРВ, всю жизнь посвятившему созданию высокоэффективных комплексов ракетного оружия. В 1989 году Георгий Николаевич говорил о ситуации по ликвидации ракет типа «Пионер» в Забайкалье:

«…Аплодисменты американских инспекторов до сих пор глухо бьют по моему военному самолюбию. Всю свою сознательную жизнь я работал на укрепление боевой готовности Вооружённых Сил, а теперь мой опыт, знания обращают на ослабление, ликвидацию этой мощи. …Я не мог больше служить и, сославшись на возраст, написал рапорт с просьбой уволить меня в отставку».

С 1989 в отставке. В 1990-х гг. работал вице-президентом акционерного союза по конверсионной деятельности «Асконд» (проекты по конверсии ракетной техники).


Имя Г.Н. Малиновского вписано золотыми буквами в славную историю советских Ракетных войск стратегического назначения.

Георгий Николаевич Малиновский, в бытность командиром сибирской 36-й ракетной дивизии, избирался делегатом XXIII съезда КПСС, а также избирался членом пленума Красноярского крайкома КПСС и депутатом краевого Совета народных депутатов трудящихся.


Скончался 14 сентября 2001 года. Похоронен с воинскими почестями на Троекуровском кладбище в Москве (участок 4).


Семья

  • супруга: Людмила Павловна Малиновская
  • сын: Александр

Награды и звания

Награды СССР

Иностранные награды

Память

  • В современное время в частях РВСН РФ проводятся ежегодный Конкурс профессионального мастерства военнослужащих «Стратегическое многоборье» на лучшую техническую выучку имени Героя Социалистического труда генерал-полковника Г.Н. Малиновского[13].
  • Нет информации об объектах памяти (мемориальные доски, бюсты, памятники) прославленного генерала в городах СССР.
  • Память о комдиве Г.Н. Малиновском, как и о других Героях СССР, служивших в секретных ракетных войсках в томском посёлке Итатка, — в Томске и в Томской области не поддерживается (февраль 2018).

Сочинения

Литература

  • Бондаренко А. Особая тайна Второй армии. // Авиация и космонавтика (ж-л). — М., 1998. — № 7. Электронный ресурс: profilib.net. В том числе даются некоторые из воспоминаний Г.Н. Малиновского.
  • Военачальники Ракетных войск стратегического назначения. Сборник воспоминаний воинов-ракетчиков и создателей ракетно-ядерного оружия (серия выпусков). — М.: ЦИПК РВСН, 1999.
  • Военный энциклопедический словарь Ракетных войск стратегического назначения / Министерство обороны Российской Федерации; Гл.ред.: И.Д. Сергеев, В.Н. Яковлев, Н.Е. Соловцов. — М.: Большая Российская энциклопедия; ЦПИК РВСН, 1999. — 632 с. — 8500 экз. — ISBN 5-85270-315-X.
  • Волков Е.Б., Филимонов А.А., Бобырев В.Н., Кобяков В.А. Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения. — М.: ЦИПК РВСН, 1996.
  • Дроговоз И.[Г.] Ракетные войска СССР. — Минск: Издательство «Харвест», 2007. (Глава 13). — Электронный ресурс: testlib.meta.ua.
  • История развития отечественного ракетостроения. — М., 2014.
  • К 80-летию Г.Н. Малиновского // Красная звезда (газета). — М., 2003. — 22 апреля.
  • Максимов Ю.П. Записки бывшего главкома стратегических. — М.: ЦИПК РВСН, 1995. — 292 с.
  • Михайлов В.С. Стратегический «Молодец». История железнодорожных ракетных комплексов. — Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2015. — 216 с. — ISBN 978–5–9906069–1–3.
  • Никитин В.И. Генерал-полковник Георгий Малиновский / Статья в сборнике воспоминаний выпускников и офицеров ХВВКАИУ. — Харьков, 2008. — Электронный ресурс: sk.kh.ua.
  • Новиков С.Г. Жизнь, отданная служению Родине // Спутник (газета). — Юбилейный, 2008. — № 27 (1071). — 12 апреля. — С.4.
  • Носов В.Т., Резник А.В. Стратеги. Командиры ракетных дивизий. Том 1. — М.: ЦИПК РВСН, 2009.
  • Омская гвардейская Бериславско-Хинганская дважды Краснознаменная ордена Суворова II степени ракетная армия / сост. Ермолаев В.В., Повар В.В.; под общ. ред. Г.Н. Привалова. — Омск: Полиграфический центр КАН, 2009. — 372 с. — Электронный ресурс: militera.lib.ru.
  • Омская стратегическая, 1959—2004 годы. / Под общ. ред. Швайченко А.А.; 2-е издание. — Омск, 2004.
  • Они были первыми [военно-научный исторический труд] / Под общ.ред. В.П. Ососкова. — М.: «Эко-Пресс», 2014. — 632 с.: ил.
  • Привалов Г.Н. Омская гвардейская Бериславско-Хинганская дважды Краснознамённая ордена Суворова II степени ракетная армия / сост. В.В. Ермолаев В.В., В.В. Повар; под общ.ред. Г.Н. Привалова. — Омск: ООО «Полиграфический центр КАН», 2009. — 372 с. — Электронный ресурс: rvsn.ruzhany.info.
  • Ракетные войска стратегического назначения [военно-исторический сборник] / Под общей редакцией Ю.П. Максимова. Авторский коллектив: А.А. Дмитриев, С.М. Бармас, В.В. Бутылкин, А.С. Мудрагеля, М.В. Штундюк, А.А. Саенко, Л.Т. Васильев, Б.А. Агальцов, Н.И. Вихрянов, Д.Ф. Донценко, Ю.В. Егоров, В.П. Климов, А.А. Незнайко, А.И. Попов, В.И. Цыплаков. — М.: ЦИПК РВСН, 1992. — 186 с.
  • Ракетный щит Отечества / Под общей редакцией члена-корреспондента Российской академии ракетных и артиллерийских наук, Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковника В.Н. Яковлева. Авторский коллектив: Г.А. Сухина, В.И. Ивкин, М.Г. Дюрягин. — М.: ЦИПК РВСН, 1999. — 254 с.
  • Ракетчики [сборник] / Сост. М.Г. Григорьев (руководитель), Г.Н. Астапенко, И.П. Терехов, А.И. Яров. — М.: Издательство ДОСААФ, 1979. — 135 с.
  • Ракеты и судьбы. Сборник воспоминаний воинов-ракетчиков и создателей ракетно-ядерного оружия (серия выпусков). — М.: ЦИПК РВСН.
  • Рыженков Г.К., Монахов И.К. Командир среди инженеров, инженер среди командиров / В сборнике «Военачальники Ракетных войск стратегического назначения». — М.: ЦИПК РВСН, 1997. — С.86—93.
  • Ряжских А.А. Оглянись назад и посмотри вперед. — М., 2006.
  • Стратегические ракетные комплексы наземного базирования. — М., 2007.
  • Стратегические ракетчики России. — М., 2004.
  • Сухина Г.А., Маслий С.Б. Военный совет Ракетных войск стратегического назначения. Историко-биографический очерк. — М.: ЦИПК РВСН, 2007.
  • Феськов В.И. 36-я гвардейская Венская Краснознамённая ракетная дивизия // Энциклопедия Томской области. Т.2: Н — Я. — Томск: Издательство Томского университета, 2009. — С. 843. — ISBN 978-5-7511-1917-1.
  • Феськов В.И., Голиков В.И., Калашников К.А., Слугин С.А. Вооружённые силы СССР после Второй мировой войны: от Красной армии к советской. — Томск: Издательство НТЛ, 2013. — ISBN 978-5-89503-530-6. — Электронный ресурс: nkvd.tomsk.ru.
  • Хроника основных событий истории Ракетных войск стратегического назначения / Под общей редакцией Главнокомандующего РВСН генерал-полковника И.Д. Сергеева ; авторский коллектив: С.Г. Кочемасов, В.И. Есин, В.Т. Носов, А.А. Дмитриев, А.А. Саенко, В.И. Ивкин, В.В. Пономарев. — М.: ЦИПК РВСН, 1994. — 284 с.
  • Holm, Michael. Soviet Armed Forces 1945—1991: Organisation and order of battle (Strategic Rocket Forces). Internet web-resource, edition from 2015. See: «36th Guards Venskaya Red Banner Missile Division»

Образ в художественных произведениях

Образ генерала-ракетчика Г.Н. Малиновского, под изменённой фамилией Василевский, описан в книге:

  • Чевельча Н.С. Рядом с молниями [док.-худож. повесть] / Автор иллюстраций: художник В.Г. Долуда. — М.: Издательство ДОСААФ, 1984. — 238 с.,илл. — Электронный ресурс: coollib.com и librebook.me.


Примечания

  1. Факультет был создан в 1945 году.
  2. Лучшие выпускники Военной Академии имени Петра Великого: Малиновский Георгий Николаевич.
  3. Ныне это Пензенский ордена Красной Звезды артиллерийский инженерный институт имени Н.Н. Воронова.
  4. Луценко А.В. Первое ракетное соединение Вооружённых Сил СССР. // Спутник (газета). — Юбилейный, 2009—2010. — № 95 (2009), №№ 6,8,9,10 (2010). — Электронный ресурс: rvsn.ruzhany.info/sputnik и kartaslov.ru.
  5. а б в г д е ё ж з Кто есть кто в РВСН СССР: Малиновский Георгий Николаевич.
  6. Бондаренко А. Особая тайна Второй армии. (Москва, 1998). Электронный ресурс: profilib.net.
  7. Похоронены в братской могиле на территории ныне ликвидированной воинской части РВСН в посёлке Кедровый, западнее города Красноярска.
  8. Гуляев А.А. Герои и жертвы «холодной войны» // Военно-исторический журнал. — М., 2015 (февраль). — Электронный ресурс: history.milportal.ru.
  9. Томские полки Ракетной дивизии полностью будут выведены из района Итатки в 1972 году, их военный городок займёт вновь разворачиваемая здесь общевойсковая Томская 62-я мотострелковая дивизия.
  10. Михайлов В.С. Стратегический «Молодец». История железнодорожных ракетных комплек­сов.
  11. Ракетчики из Харькова. О Герое Социалистического Труда, докторе технических наук, генерал-полковнике Георгии Николаевиче Малиновском.
  12. Энциклопедия МО РФ
  13. См., например, сайт одной из сибирских дивизий, 2004 год.

Ссылки



По материалам различных биографических и историографических источников формирование, подготовка и литературная обработка статьи для Товики — О.К. Абрамов (Томск), 2018.


Библиография статьи:
* Георгий Николаевич Малиновский // Товики. — Томск, 2018. — 6 февраля. — Электронный ресурс: towiki.ru: Герой Социалистического Труда генерал-полковник Георгий Николаевич Малиновский.


Теги: кто такой генерал Георгий Малиновский
Теги: кто такой Герой Социалистического Труда Малиновский Георгий Николаевич