Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Александр Абрамович Алябьев

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Полный Георгиевcкий кавалер Александр Алябьев[1].
Весна 1917 года
Офицерский орден Георгиевского креста IV степени (слева) и 4 ордена солдатского Георгиевского Креста: I, II, III и IV степеней.
Награды Героя России в XIX и начале XX веков

Алекса́ндр Абра́мович Аля́бьев (26 октября (7 ноября) 1878, село Павловское, Павловская волость, Барнаульский уезд, Томская губерния, Российская Империя — 10 января 1938, Барнаул, Алтайский край, СССР) — русский офицер, участник 4-х войн: китайской кампании Русской армии 1900—1901 гг., русско-японской войны 1904—1905 гг., Первой Мировой войны 1914—1918 гг., Гражданской войны 1918—1919 гг. Являлся героем Русско-японской войны и полным героем Первой Мировой войны — кавалер 6-ти Георгиевских орденов (в том числе — полный Георгиевский кавалер). Безвинная жертва массовых сталинских репрессий 1930-х гг.


Жизнь и судьба

Родился в крепкой русской крестьянской семье[2] на Алтайском юге Томской губернии в селе Павловском. Однако семья искала более свободные пространства для занятия крестьянским трудом, поэтому меняла места жительства в уезде: сначала переселились в село Чернопятово, затем обосновались в селе Стуково[3]. Александр получил домашнее образование. В 1900 году, в возрасте 22 лет, был призван по жребию[4] на военную службу, служил во 2-м Владивостокском крепостном полку. Здесь прошёл обучение в учебной команде и затем служил в 34-м Восточно-Сибирском стрелковом полку.

Участвовал в Китайской кампании Русской армии 1900—1901 гг. Как грамотный и инициативный солдат получил продвижение по службе, был направлен в школу младших командиров.

Участник Русско-японской войны с 1904 года. В сражениях с японцами проявил смекалку и отвагу. Летом 1904 года старший унтер-офицер 8-й роты 34-го Восточно-Сибирского стрелкового полка был награждён за храбрость Знаком Отличия Военного ордена (солдатским Георгиевским крестом) IV степени «За мужество и храбрость, оказанные им в боях под Ляояном 13—25 августа 1904 года». В 1905 году в боях с японцами был награждён за храбрость Георгиевским крестом III степени «За то, что в бою при деревне Безымянной 14 января 1905 года первым вскочил в укрепление, собрав около себя нижних чинов, залповым огнём поражал неприятеля. Когда же было приказано отступить назад, подобрал всех раненых и доставил их на перевязочный пункт».

По окончании войны А.А. Алябьев был уволен в запас, вернулся на родину, проживал в селе Стуково Шадринской волости Барнаульского уезда (территориально — в десятке километров от родного села Пвловского), занимался хлебопашеством. Женат на Анне Ермолаевне Алябьевой[5], в семье появился сын Гавриил.

При начале Первой Мировой войны Александр Алябьев с 19 июля 1914 года вновь был призван на военную службу. Служил в 23-м Сибирском стрелковом полку в чине зауряд-прапорщика. 14 сентября 1914 года полк, в составе 6-й Сибирской стрелковой дивизии, приступил к развертыванию по штатам военного времени. Через месяц дивизия была отправлена на Северо-Западный фронт, где вошла в состав 10-й армии, которая противостояла прусским частям германской армии. Первое боевое столкновение между русскими и немцами произошло у Сталлупенена. Русским частям предписывалось в ходе наступления отрезать столицу Восточной Пруссии город Кёнигсберг от наземных коммуникаций, связывающих его с основной территорией Германии.

В ноябре 1914 года дивизия действовала в составе 2-й армии (Северо-Западный фронт). В конце ноября 6-я Сибирская стрелковая дивизия включена в V Сибирский армейский корпус, который входил в состав 1-й армии Северо-Западного фронта. Здесь в бою А.А. Алябьев был ранен и месяц лечился в лазарете. Вновь на фронте с декабря 1914 года, через месяц вновь был ранен. С февраля 1915 года корпус вновь передан в состав 2-й армии (Северо-Западный фронт). В боях Александр Алябьев проявлял мужество и отвагу, воодушевляя своим примером других солдат полка. За боевые отличия произведён в прапорщики. В этом унтер-офицерском звании ему приходилось в условиях боёв замещать выбывших командиров, приходилось даже командовать ротой. За участие в сражениях в 1915 году за личную храбрость был награждён на фронте Георгиевскими медалями последовательно с IV по I степень. Затем был награждён за подвиги в боях солдатскими Георгиевскими крестами последовательно II и I степеней — став Полным Георгиевским Кавалером (кавалер «полного Георгиевского банта»).

В сентябре 1916 года был награждён 5-м Георгиевским Крестом, — офицерским орденом «Крест Святого Георгия» IV степени. В наградных документах описания подвига было сказано:

«награждён… за то, что, будучи в чине Прапорщика, в бою 13-го и 14-го Июля 1916 года близ линии деревень Клекотув — Опарипсы, командуя 6-й ротой, входящей в состав 2-го батальона, когда названный батальон, двинувшись в атаку и будучи встречен у проволочных заграждений убийственным огнём, не выдержал и отхлынул обратно на свои позиции, то Поручик АЛЯБЬЕВ с винтовкой в руках бросился с криком “ура” на проволочные заграждения со своей 6-й ротой; рота, увлекаемая доблестным командиром, разметала проволоку и ворвалась в окопы, австрийцы же бежали, но оправившись перешли в контратаку, охватывая 6-ю роту справа; в роте оставалось около 30—35 человек и Поручик АЛЯБЬЕВ взятые окопы уступил, но расположился с остатками роты (10—15 человек), перед проволочными заграждениями, окопался, отбивая огнём пытавшихся его окружить. Поручик АЛЯБЬЕВ посылал стрелков с донесениями, но посланные, проползши несколько шагов, уничтожались огнём противника. На другой день артиллерия противника открыла огонь по 6-й роте, наша же артиллерия, не зная о судьбе остатков 6-й роты, открыла огонь по месту её расположения, имея целью разрушить проволочные заграждения. На неоднократные предложения сдаться Поручик АЛЯБЬЕВ, оставшись всего лишь с тремя стрелками, отвечал молчанием, а пытавшихся приблизиться встречал огнём. В таком положении пробыл до 22-х часов 14-го Июля, пока 22-й и 23-й Сибирские стрелковые полки не бросились в атаку и не освободили эту горсть доблестных героев…».

В те же дни в приказе по 23 Сибирскому стрелковому полку № 386, 30 октября 1916 года по строевой части говорилось:

…§3. Для сформирования новой части при выделении из вверенного мне полка жребий пал на 1-ю роту во главе с поручиком Алябьевым…
Более 2-х лет поручик Алябьев пробыл в 23-м Сибирском стрелковом полку, перенося с ним все тягости боевой службы. Участвовал во всех больших боях полка: Брезины, Бзура, Малинники, Добромил, Зерны, Орля, Чёрный Лес, Мстибово, Дрользянка, Мосты Свидники, Новый Змелин, кол. Нива, река Липа, Лобачёвка, под городами Бродами, Сыдонувка, Граберка, — вот только часть тех многочисленных боёв, в которых участвовал поручик Алябьев. Многократно в боях он был сильно контужен, но ни разу не использовал этого обстоятельства для вполне законного и заслуженного отдыха. По отзыву своих сотоварищей и подчинённых, он не раз уже заслуживал награждения [оф.] Орденом Святого Георгия, но вследствие особой скромности его подвиги слишком поздно становились известными и только подвиг под молочной фермой Дороцин (когда поручик Алябьев целые сутки пролежал в 50 шагах от противника, нанося ему вред с оставшейся горстью 6-й роты, присоединился к подошедшим остальным ротам полка и принял участие во взятии гор. Броды) стал известен всем и за него был награждён наконец Орденом Святого Георгия IV степени.

В октябре 1916 года произведён в офицеры, присвоено воинское звание поручика с назначением командиром 1-й роты; с ротой откомандирован на пополнение 122-й и 126-й пехотных дивизий.

По состоянию на 13 мая 1917 года — штабс-капитан; командовал ротой, батальоном, а также, как наиболее авторитетный среди солдатской массы и у офицеров полка, был выборным командиром полка. К весне 1917 года А.А. Алябьев — полный кавалер солдатского Георгиевского креста, а также имел офицерский орден Святого Георгия и офицерский Георгиевский крест с Лавровым венком. Не смотря на революционные события в России, продолжал держать в боеспособности вверенные ему части на германском фронте. Особо отмечая стойкость полка, Временное правительство России с 15 июля 1917 года наделило статусом полка смерти (особая стойкость воинов при решении боевых задач: предпочтение доблестной смерти, чем принять предложение сдаться), а также в целом 6-я Сибирская стрелковая дивизия была включена в список «частей смерти». Всего к началу Гражданской войны в России (1918) Александр Альбьев, в добавление к российским георгиевским наградам Российской Империи героя войны, был также награждён Георгиевским орденами Временного правительства России и Георгиевским орденом королевства Бельгии: всего более 10 георгиевских наград!

В конце сентября 1917 года штабс-капитан А.А. Алябьев переведён в 504-й пехотный Верхнеуральский полк, был там избран председателем полкового суда. Прощаясь с офицером, командир 23-го Сибирского стрелкового полка полковник Кислый отмечал[6]:
«Весь полк с гордостью провожает Вас, Александр Абрамович, в новую часть, как лучшего товарища, заботливого начальника, прекрасного боевого офицера, беззаветно исполняющего свой долг перед Государем и Родиной. Да хранит Вас Господь Бог, как сохранил Вас в многочисленных опасностях боевой жизни, где Вас всегда видели впереди всех».

С февраля 1918 года начала происходить переорганизация частей Русской Армии на Германском фронте с передачей позиций вновь формируемым частям Красной Армии РСФСР. По состоянию на 20 марта 1918 года А.А. Алябьев — штабс-капитан, член Солдатского комитета 23-го Сибирского стрелкового полка; в боях с немцами был уже дважды ранен, отравлен газами, несколько раз контужен, причислен ко 2-й категории военных раненых.


Пройдя ратным трудом путь от солдата до штабс-капитана, полный Георгиевский кавалер, кавалер ряда военных орденов и иных наград Александр Абрамович Алябьев, если бы не было Революции, в таком статусе мог бы вести далее спокойную и достойную жизнь, пользуясь всеобщим уважением и признанием заслуг Героя Державы. Однако общественные настроения в стране сменились и социальные группы разошлись по непримиримым политическим лагерям, предпочитая впредь в спорах главенство огнестрельного оружия. Ещё мало кто предполагал, что грядёт время большого кровопролития, время гражданской неусобицы.

В феврале 1918 года А.А. Алябьев принял предложение по демобилизации и вернулся в село Стуково[7], где вновь занимался хлебопашеством. Оставался в стороне от политических волнений на Алтае. В июне 1918 года в Сибири пала власть большевистских совдепов[8].

В июне 1918 года был призван[9] в формируемую армию Временного правительства Сибирской автономной области. Поздней осенью 1918 года власть в Сибири и в армии трансформировалась во власть Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака.

Как и большинство хлеборобов Алтая, А.А. Алябьев не был сторонником и поклонником военной и экономической политики (отъём продовольствия и фуража у крестьян Алтая колчаковскими заготовителями) Верховного Правителя, но тем не менее, не проявляя особого служебного рвения, продолжал служить в чине капитана и командовал 2-й ротой 2-го батальона 1-й бригады охраны железных дорог (позднее — в 13-м батальоне охраны железных дорог). Стоял с ротой железнодорожной охраны на станции Алтайской, охраняя участок Томской железной дороги между Барнаулом и Новониколаевском. Так как железнодорожное начальство в этой части Сибири находилось в губернском городе Томске, капитан Алябьев по служебным делам в 1919 году часто бывал здесь в Управлении Томской железной дороги. Фактически в годы Гражданской войны в боевых действиях и карательных экспедициях личного участия не принимал.

При наступлении 5-й Красной армии и падении обороны сначала Новониколаевска, а затем и Барнаула, в декабре 1919 года А.А. Алябьев покинул службу в армии белых и перемещаясь по революционным районам, которые уже контролировались красными алтайскими партизанами, добрался до Ойротской области (Горный Алтай), где скрывался два месяца.

При прочном установлении советской власти, 17 февраля 1920 года вернулся в Барнаул и обратился в реввоенкомат для постановки на учёт как бывший офицер[10], но был при этом арестован. После проверки органами ВЧК был выпущен из домзака 24 февраля. Получил предписание прибыть в распоряжение Алтайского губернского военкомата и распределён служить в Барнауле командиром Роты рабочего батальона. Учил пролетарских парней с местных заводов и фабрик строевому и военному делу.

29 апреля 1920 года Алябьев вновь был арестован органами губЧК по поступившему им сообщению, что в 1919 году участвовал якобы «в карательной деятельности в период службы у Колчака». 16 июля 1920 года дело судом было отправлено на доследование — за недостаточностью обвинительных материалов, а затем был оправдан. Алябьев вернулся в село, вновь занялся крестьянским трудом.

5 мая 1921 года вновь арестован органами губЧК по обвинению, предъявленному как «участнику контрреволюционной организации „Крестьянский союз“»[11]. Основой для ареста стал донос на А.А. Алябьева бывшего прапорщика Петра Анхина[12], служившего в 1919 под началом капитана Алябьева; между ними возникла неприязнь и конфликты: капитан пресекал попытки прапорщика издеваться над рядовыми солдатами и осуществлять произвол и мордобой в их отношении. 8 июня 1921 года А.А. Алябьев был приговорён к высшей мере наказаниярасстрелу. В последний момент руководители большевистских советов Алтая заменили расстрел перевоспитанием контры трудом: А.А. Алябьев получил срок 5 лет принудительных работ в исправительно-трудовом сельскохозяйственном концлагере. В 1926 году Алябьев вернулся к семье в селе Стуково (Алтайский округ Сибирского края РСФСР). Пытался вновь заняться сельским трудом.

При начале принудительной коллективизации в 1930 году понял, что перспектив в крестьянском труде не будет, уехал из села с братом работать в Барнауле. Оставшаяся в Стуково с семьёй сына жена Анна была вскоре «раскулачена» и «репрессирована» высылкой в Нарымский край под надзор спецкомендатуры ОГПУ.

В середине 1930-х годов пожилой и больной (сказывались ранения и невзгоды жизни) А.А. Алябьев устроился работать сторожем конторы треста «Сибторг».

19 ноября 1937 года А.А. Алябьев барнаульским отделом НКВД был арестован по сфабрикованному чекистами «групповому делу местных контрреволюционеров».

8 декабря 1937 года приговорён к высшей мере наказания и 10 января 1938 года был расстрелян в барнаульской тюрьме.

Реабилитирован 8 октября 1997 года прокуратурой Алтайского края как необоснованно репрессированный в 1921 году по «делу о „Крестьянском союзе“»[13]. По расстрельному делу 1937—1938 гг. (молох эпохи ГУЛАГа и сталинщины) был реабилитирован 7 апреля 1959 года решением Алтайского краевого суда: дело прекращено за отсутствием факта и состава приписываемого А.А. Алябьеву преступления.


Также в 1938 году в тюрьмах НКВД были расстреляны его сын Гавриил[14] и родной брат Иван[15]. Оказались репрессированными (не расстреляны) брат Николай[16] и внук Александр (1927 г.р.)[17], а также семьи племянников Фёдора и Якова.

Родственники А.А. Алябьева:

  • брат Иван (1880—1938);
  • брат Захар (1882—1921?);
  • брат Николай (1886—195х);
  • жена Анна Ермолаевна (1874—1932?);
  • дочь Софья;
  • дочь Елизавета;
  • сын Гавриил (1907—1937);
    • внук Александр (1927—199х?);
    • правнук Александр (совр.)

Награды

  • офицерский орден Святого Владимира (военный орден) IV степени — с мечами и бантом (Высочайшее повеление)
  • офицерский орден Святой Анны (военный орден) II степени, с мечами
  • офицерский орден Святой Анны (военный орден) III степени
    • военная награда — мечи и бант к ордену Святой Анны III степени
  • офицерский орден Святой Анны (военный орден) IV степени с надписью «За храбрость»
  • офицерский орден Святого Станислава II степени, с мечами
  • офицерский орден Святого Станислава III степени с мечами и бантом


Память

В настоящее время многими краеведами Алтайского края[20] поднимается вопрос об увековечивании памяти великого героя России, удостоенного 19 наград за храбрость, отвагу и мужество в ратном деле, из них — более 10 Георгиевских наград (в том числе полный кавалер ордена солдатской славы «Георгиевский крест»). Таких героев в России было только три человека: чех Вашатко (14 наград), Соломатин (12 наград) и Алябьев (10 наград). Местонахождение наград героя по состоянию на 2018 год не установлено.

Знаков памяти герою из Томской губернии пока нет ни в Томске, ни в районах Алтайского края (весна 2018 года).

Литература

  • Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. 1919—1930. («Книга памяти Алтайского края»). — Барнаул, 1998. — Т.1. — 483 с.
  • Курепин Ю.Г. Забытые герои [выпуск 4]. — Екатеринбург, 2013. — 377 с. — илл. — Серия: Георгиевский дневник. — (Кавалеры Георгиевских наград: ЗОВО, Георгиевских крестов и медалей, Георгиевского креста с лавровой ветвью.)
  • Патрикеев С.Б. Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914—1922 гг. I степень №№ 1–42 480. II степень №№ 1–85030. — М.: [Изд. Духовная Нива], 2015. — 1012 с. — ISBN 978-5-87785-072-9.
  • Шабанов В.М. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Именные списки 1769—1920. (Биобиблиографический справочник). — М.: «Русскiй мiръ», 2004. — 922 с. — 3000 экз. — ISBN 5-89577-059-2.

Источники


Примечания

  1. По статуту российских наград все Георгиевские кресты необходимо было постоянно носить на одежде (в том числе прикреплять к верхней одежде, шинели). В отношении медалей и ряда других наград действовало положение, что носилась только награда имеющейся самой высшей степени: здесь на фото только Георгиевская медаль I степени. Справа от медали у А.А. Алябьева виден бельгийский Георгиевский крест.
  2. Отец: вольный крестьянин Абрам Никитьевич Алябьев, 1844 г.р. При аресте сына в 1921 году ему было 76 лет.
  3. Село Стуково в 1880-х гг. относилось к Черемновской волости, после 1898 и до 1925 года относилось к Шадринской волости Барнаульского уезда. В 1925—1930 гг. — к Шадринскому району Алтайского округа Сибирского края. Во второй половине 1920-х гг. Стуково было отнесено к поселениям Павловского района Алтайского округа (с 1937 — Алтайского края) РСФСР.
  4. Особенности местного самоуправления в Российской Империи, когда крестьянское сообщество по жребию определяло парней, которых в необходимом правительству количестве надлежало представить от села на срочную военную службу.
  5. Анна Ермолаевна Алябьева, 1874 г.р., из крестьян. В 1931 году, не смотря на то, что муж уехал на заработки в Барнаул, продолжала жить в селе Стуково. При раскулачивании семьи её сына Гавриила 12 декабря 1931 года была также репрессирована с ним (и с внуком Александром) — «раскулачена» и выслана на спецпоселение в Нарымский край.
  6. ОСД КГКУ ГААК. Фонд Р.2. Опись 6. Дело 171. Листы 490—491.
  7. К этому времени с июля 1917 года село стало относиться к Шадринской волости вновь образованной (из части территорий Томской губернии) Алтайской губернии.
  8. Совдеп — революционный российский новояз, общепринятое в 1918—1920 гг. сокращение наименования Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов — выборный орган власти партии большевиков на к.-л. территории. Слово использовалось как красными, так и белыми.
  9. Отказ от призыва в Сибирскую армию как минимум означал заключение в тюрьму, а в ряде случаев — расстрел на месте.
  10. Безоговорочное требование новой советской власти об обязательной регистрации в военкоматах бывших офицеров Русской и Белой армий. Объявленная как простая регистрационная процедура для военных, она также использовалась для репрессирования органами ВЧК представителей казачества, зажиточных классов и «чистки» советского общества от «бывшего офицерства». В то же время ряд офицеров, проверенных органами ВЧК на «преступления против пролетариата и советской власти» (в случае отсутствия обвинительных оснований) могли быть приняты на службу в ряды Красной Армии, в том числе на командирские должности и на позиции «военспецов» военного обучения для солдат РККА. Лица, уклоняющиеся от добровольной регистрации в революционных военкоматах советской власти могли быть расстреляны на месте, как «выявленные контрреволюционеры». Таким образом большинство бывших офицеров решались всё-таки зарегистрироваться в военкомате.
  11. Умеренно-революционная организация профсоюзного типа «Крестьянский союз», контролировавшаяся партией левых социалистов-революционеров (ПЛСР), была весьма популярной среди крестьянства Российской Империи и в годы Революции. Однако с лета 1918 года Правительство большевиков в Москве объявило левых эсеров своим очередным смертным врагом и репрессивные органы красных приступили к уничтожению ПЛСР с таким же рвением, как и сторонников белых. В 1918 и 1919 гг. в Советской России создаётся новая систем профессиональных союзов, которая должна жёстко (тоталитарно) управляться со стороны большевиков. Не подконтрольный большевикам и весьма массовый «Крестьянский союз» был объявлен в стране вне закона.
  12. Он также происходил из крестьян Барнаульского уезда. Был в царской армии и получил чин унтер-офицера. В феврале 1918 года демобилизован, вернулся в своё село и был там избран председателем исполкома сельского совдепа. С июня 1918 «по призыву» оказался в армии белых. Сначала служил в офицерской части в Барнауле (проявил себя как убеждённый антибольшевик), затем был переведён в роту охраны железных дорог, которой командовал капитан А.А. Алябьев. Отличался «офицерским чванством», хамским и жестоким отношением к солдатам части из числа бывших крестьян. На этой почве получил ряд взысканий со стороны ротного А.А. Алябьева. В августе 1919 года в пьяном угаре пытался застрелить своего командира, за что был разжалован в рядовые и направлен в строевые части. Однако на пересадке в Новониколаевске сбежал из строевой команды и затем служил в местной части, с которой затем стал отступать на восток. Захвачен в плен красными у Ачинска, но был в то время болен и как солдат, был отправлен домой. Под Барнаулом был опознан бывшими алтайскими солдатами как «золотопогонник и колчаковский сатрап». Судом был определён к 3 годам исправительных работ. Однако летом 1920 года совершил побег с мета принудработ. Скрываясь в селе Боровском связался с местной ячейкой «Крестьянского союза», стоявшей на позициях нелегальной деятельности и борьбы с советской властью. Когда начались аресты членов ячейки, сам добровольно пошёл сдаваться в губЧК и на допросах решил «посадить и Алябьева», которого считал своим обидчиком по августу 1919 года. Именно П. Ахнин утверждал, что этому антисоветскому подполью якобы помогал живущий в соседней волости А. Алябьев. Следствие поначалу склонилось к решению арестовать и расстрелять Алябьева, однако затем, в силу показаний других арестованных и за полным отсутствием какой-либо связи ячейки с Алябьевым, решило «профилактически наказать» бывшего офицера: его посадили на 5 лет принудительных исправительных работ.
  13. Книга «Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. 1919—1930» (Барнаул, 1998).
  14. Гавриил Александрович Алябьев, 1907 г.р., проживал в селе Стуково Павловского района Западно-Сибисркого края, занимался крестьянским трудом, когда 12 декабря 1931 года был вместе со своей матерью Анной, со своей семьёй (жена и 4-х летний ребёнок Александр Гаврилович Алябьев, внук Александра Абрамовича Алябьева) подвергнут «раскулачиванию»: отъём всего личного имущества и жилья, принудительная ссылка на спецпоселение в ведение Нарымской спецкомендатуры северного Приобья — на спецпоселение в посёлке Макарьевский Чаинского района. Так внук Александр с малых лет оказался также в числе репрессированных в годы сталинщины. Сам Гавриил Алябьев сумел обустроиться в Макарьевском, работал заведующим продуктовым ларьком. 1-го июля 1937 года Гавриил Алябьев вновь арестован органами НКВД по надуманному обвинению в участии «кадетско-монархической организации» в Нарымском крае. Расстрелян 27 августа 1937 года. Посмертно реабилитирован советской прокуратурой в 1957 году как необоснованно и незаконно репрессированный в 1937 году. (Источник: Книга памяти Алтайского края, 1998).
  15. Иван Абрамович Алябьев, 1880 г.р., проживал как крестьянин в селе Стуково Шадринской волости Барнаульского уезда, когда 19 мая 1921 года был арестован Алтайской губЧК по обвинению в участии в «Крестьянском союзе». Приговорён вместе с братом Александром к 5 годам лишения свободы с исправлением в трудовом ИТЛ. После отбывания наказания жил сначала в селе Стуково, затем в Барнауле. Вместе с братом Александром работал сторожем в тресте «Сибторг», когда был 19 ноября 1937 года арестован по обвинению в участии групповой контрреволюционной и антигосударственной деятельности. Расстрелян в Барнаульской тюрьме вместе с братом Александром 10 января 1938 года. Посмертно реабилитирован, как и брат, 7 апреля 1959 решением Алтайского краевого суда как безвинно репрессированный.
  16. Николай Абрамович Алябьев, 1886 г.р., уроженец села Чернопятово Барнаульского уезда. По состоянию на 10 октября 1929 года был крестьянином села Стуково Павловского района Алтайского округа Сибирского края, когда был арестован органами алтайской ОГПУ по обвинению в антисоветской деятельности; был «раскулачен», лишён свободы в течении 5 лет и с последующей высылкой на 5 лет на спецпоселение в состав Нарымской спецкомендатуры в село Гришкино (Чаинский район). За это наказание был реабилитирован прокуратурой Алтайского края в 1995 году как невинно осужденный. Находясь в селе Гришкино (работал шорником в местном колхозе) был арестован местным райотделом НКВД по обвинению в антисоветской деятельности, осужден на 10 лет лишения свободы с отбыванием срока в ИТЛ ГУЛАГа, и с последующим поражением в правах в течении 5 лет. Реабилитирован в 1990 году Алтайской прокуратурой как необоснованно репрессированный.
  17. Александр Гаврилович Алябьев, 1927 г.р., проживал с родителями в селе Стуково Павловского района Алтайского округа, когда отец был признан врагом крестьянского строя и семья была репрессирована высылкой на спецпоселение в Нарымский край. О реабилитации нет информации.
  18. Новая награда, учреждённая Временным правительством 24 июня 1917 года с целью введения «демократической награды Державы», которой награждались как рядовые чины, так и армейские офицеры. Более того, награждение этим орденом солдата сопровождалось переводом его в состав унтер-офицеров, а награждение унтер-офицеров — повышением в офицерское звание. Вручалась до Октябрьской революции.
  19. Croix de Guerre — военная награда Бельгии, учреждённая для награждения правительством этого Королевства особо отличившихся в боях военнослужащих, участвовавших в Первой Мировой войне на стороне стран Антанты.
  20. Исследованиями судьбы А.А. Алябьева занимался барнаульский краевед Андрей Александрович Краснощёков (2014).
  21. ГААГ — Государственный архив Алтайского края.

Ссылки



По материалам различных биографических и историографических источников формирование, подготовка и литературная обработка статьи для Товики — О.К. Абрамов (Томск), 2018.


Библиография статьи:
* Александр Абрамович Алябьев // Товики. — Томск, 2018. — 12 февраля. — Электронный ресурс: towiki.ru: Полный Георгиевский кавалер Александр Абрамович Алябьев.


Теги: кто такой Алябьев Александр Абрамович