Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

София Васильевна Лилиенфельд

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Герб дворянского рода баронов Лилиенфельдов
Фамильный герб князей Одоевских, к роду которых принадлежала княжна София Васильевна

Баронесса Софи́я Васи́льевна Лилиенфе́льд (до замужества — княжна Одо́евская)[1] (1724, Москва — 177х, Москва, Российская Империя) — персона дворянского происхождения, фрейлина/камер-фрейлина[2], затем первая статс-дама, и юная приятельница Российской правительницы (регентши) — принцессы Анны Леопольдовны.

В сибирской истории отмечена ссылкой в 1743 году на поселение в город Томск со своим мужем, императорским камергером, — по Лопухинскому делу о заговоре (вредных престолу разговорах) против императрицы Елизаветы I (Елизаветы Петровны).

Биография

Практически последняя наследница угасшего старинного русского княжеского рода Одо́евских. Её отец — московский боярин Василий Юрьевич Одоевский был руководителем царской Оружейной палаты и Конюшенной казны. София — внучка московского боярина и воеводы Юрия Михайловича Одоевского. Брат Софии — князь Иван Васильевич — действительный тайный советник, президент Вотчинной коллегии в 1741—1744 гг., известный государственный сановник. София и её брат оказались очень приближенными к императорскому Двору в период краткосрочно правившей Россией правительницы Анны Леопольдовны, которую свергнут в результате дворцового переворота в конце 1741 года. А пока царский Двор летом 1741 года торжественно отметил свадьбу 17-летней княжны Софии Васильевны с камергером Императорского Двора бароном Карлом-Густавом Лилиенфельдом, происходившим из знатного рода обрусевших немцев.

Находилась в близких отношениях с Натальей Лопухиной — статс-дамой регентши Анны Леопольдовны и императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны.

Пришедшая на престол в декабре 1741 года Елизавета I стала испытывать к Лопухиной неприязненные отношения, которые историки склонны связывать с удачливым соперничеством Лопухиной в амурных делах. Экспрессией нарастающей опалы Елизаветы Первой к Лопухиной и её окружению стало обвинение в заговоре, известное как «Лопухинское дело». Семью Лопухиной, а также светских дам (а заодно и их кавалеров), близких к Лопухиной, арестовали, допрашивали и пытали. Вместе с Лопухиными, в числе прочих, пострадала и графиня Анна Бестужева, а также другие дамы Двора. Окончательное решение по делу гласило, что Степан Лопухин, его жена Наталья Лопухина и их взрослый сын Иван Лопухин, «по доброжелательству к (уже опальной и высланной из столицы) принцессе Анне и по дружбе с бывшим обер-маршалом Левенвольдом, составили… замысел…».

В отношении Софии Лилиенфельд следствие располагало показаниями мужа Лопухиной на следственном дознании с пытанием в Санкт-Петербурге, на котором Степан Лопухин признал, что он слышал разговоры своей жены с графиней Анною Бестужевой и баронессой Софией Лилиенфельд о том, что принцесса Анна Леопольдовна была к ним милостива, и было бы лучше, если б она была у власти

Историк Н.И. Костомаров пишет:

Учреждённое в сенате генеральное собрание с участием трёх духовных сановников постановило такое решение: всех троих Лопухиных колесовать, предварительно вырезавши им языки. «Лиц, слышавших и не доносивших — Машкова, Зыбина, князя Путятина и жену камергера Софию Лилиенфельд — казнить отсечением головы; некоторых же, менее виновных — сослать в деревни». Императрица смягчила тягость кары, определив — главных виновных, Лопухиных и Бестужеву, высечь кнутом и, урезав языки, сослать в ссылку, других — также высечь и сослать, а всё их имущество конфисковать. София Лилиенфельд была беременна. Государыня приказала дать ей время разрешиться от бремени, а потом высечь плетьми и сослать. По поводу Софии Лилиенфельд Елисавета Петровна собственноручно написала: «Плутоф наипаче желеть не для чего, лучше чтоб и век их не слыхать, нежели ещё от них плодоф ждать».[3]

Современники отмечали, что смягчению в отношении Софии Лилиенфельд способствовали сами члены Тайных розыскных дел канцелярии (Верховной тайной канцелярии), ведущие дознание. Они просили императрицу пощадить Софию Лилиенфельд. Однако Елизавета не дала разрешения отпустить подследственную из заточения в крепости, но затем всё-таки смягчила приговор и наказание.

Заговорщиц публично, на площади, пороли кнутами, затем многим резали языки и отправляли в места сибирских ссылок. Считается, что София осталась нетронутой. После этого наказания молодых опальных дворян Карла и Софию отправляют в ссылку (с ребёнком)[4] — на поселение в далёкий сибирский город Томск.

Брат Софии, князь Иван Васильевич Одоевский, будучи также из числа приближенных ко Двору ныне опальной Анной Леопольдовной, избежал немилости и царского преследования. Этому способствовали обстоятельства незамеченности его в кругах Лопухиной и благодаря влиянию на царицу своей матери, старой княгини Одоевской, которая заведовала туалетами Елизаветы Петровны и допускалась даже чесать ей пятки перед сном[5].


Пребывание в Томске персон из высшей царской свиты не могло не всколыхнуть жизнь томского общества, дома местной знати и богатых купцов-золотопромышленников были открыты для опальных ссыльных. Которым, впрочем, запрещено было в разговорах затрагивать темы жизни императорского Двора и темы государственной политики.

Находясь в томской ссылке бывший императорский камергер, барон Карл-Густав Лилиенфельд умер 12-го апреля 1759 года, не перенеся испытаний Сибирью. Похоронен на Преображенском городском кладбище. Его жене, Софии Васильевне, уже по велению новой российской императрицы Екатерины II, 1-го августа 1762 года, дозволено было отныне жить в Москве, или где пожелает. Год смерти баронессы Софии Одоевской-Лилиенфельд в Москве успел затеряться в истории.


Хитросплетения «Лопухинского дела» в советское время перенесены на телеэкран в виде приключенческого многосерийного художественного фильма «Гардемарины, вперёд!» (режиссёр Светлана Дружинина, 1987).


Пребывание великосветских особ всколыхнуло культурную атмосферу сибирского города, однако никаких деяний, оставивших след в истории Томска супруги Лилиенфельды не совершили.

Литература

  • Валишевский, Казимир. Дочь Петра. — М.: Сфинкс, 1911—1912.
  • Большая русская биографическая энциклопедия. — М.: БизнесСофт, 2005.
  • Емелина М.А. Дело Лопухиных и его влияние на развитие российской внешней политики (1743–1744 гг.) // журнал «Клио». — М., 2006. — №3.


Примечания

  1. Также имя Одоевской часто встречается как Софья.
  2. Статус фрейлины при императорской особе действовал до выхода фрейлины замуж, после чего она становилась (по мере желания императрицы) статс-дамой царицы. София Одоевская вышла замуж в 1741 году.
  3. Костомаров Н.И. История России в жизнеописаниях её главнейших деятелей. / Глава 22. Императрица Елисавета Петровна. — М.: Мысль, 1993; АСТ, Астрель, 2006. ( — 608 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-033565-2, ISBN 5-271-12746-X ); Эксмо, 2007. ( — 596 с.); Эксмо-Пресс, 2008. ( — 1024 с. — ISBN 9785699258734 ); Эксмо, 2009, 2011. ( — 1024 с. — по 5000 экз. — ISBN 978-5-699-33756-9 ).
  4. По другим данным (Е. Анисимов, «Русская пытка») детей было двое.
  5. К. Валишевский. Дочь Петра. — М.: Сфинкс, 1911—1912. — С.428.

Ссылки