Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Павел Николаевич Игнатьев

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Граф Игнатьев П.Н.
Малый герб Российской Империи
(государственные деятели)
Графский родовой герб Игнатьевых

Граф Па́вел Никола́евич Игна́тьев ( 30 июня (12 июля) 1870, г. Константинополь[1] (русская дипломатическая миссия), Турция — 12 августа 1945[2], с. Аппер-Мельбурн, провинция Квебек, Канада) — видный государственный деятель предреволюционной России, министр народного образования (1915—1916). Действительный статский советник (с 1 января 1917), шталмейстер[3] Двора Его Императорского Величества. Отмечают, что П.Н. Игнатьев, в частности, обеспечил бурное развитие систем общего школьного, а также всех уровней (начального, среднего и высшего) профессионального образования в Томской губернии; почётный гражданин Томска. Почётный член Академии Наук Российской империи в 1917—1919, почётный член АН СССР в 1925—1928, почётный член РАН с 1990.


Биография

Родился в аристократической семье. Его дед, Павел Николаевич Игнатьев (старший, 1797–1879)[4], был выдающимся военным и государственным деятелем России, генералом от инфантерии и генерал-адъютантом, бывшим генерал-губернатором Санкт-Петербурга, а с 1872 по 1877 год занимал пост председателя Комитета министров в Российской Империи. За преданную службу рескриптом императора Александра II Правительствующему Сенату от 19 июля 1878 года Павел Николаевич Игнатьев со всем потомством был возведён в графское Российской Империи достоинство.


Семья

Сыновья:

  • Николай (1904—1952) — декан колледжа Харта при университете; жена Хелен Фрэзер. М.ж. — г. Торонто, Канада.
  • Владимир (1905—?: умер не ранее 1987) — агроном; жена Флоринс Харгривс. М.ж. — провинция Квебек, Канада.
  • Алексей (1907—?: умер не ранее 1986) — начальник управления шахт Министерства топливной промышленности Канады; жена Марджори Адамс. М.ж. — г. Оттава, Канада.
  • Павел (1908—1909).
  • Леонид (1910—?: умер не ранее 1986) — преподаватель русской литературы, Канада.
  • Георгий, Жорж (1913—1989) — получил образование в Оксфорде. Канадский дипломат, постоянный представитель Канады в НАТО и ООН; канцлер[5] университета Торонто. Его сын Михаил (Майкл) Игнатьев (р. 1947) — историк, депутат канадского парламента от Либеральной партии, лидер Либеральной партии. Автор книги «Русский альбом» (М., 1996) о судьбе своих деда и бабушки. Жена: Элисон Грант.
  • Александр (1916—1916).


Игнатьев Павел Николаевич (младший) родился в турецком Константинополе, где его отец, российский дипломат, был послом. Павел учился в Санкт-Петербургском Императорском университете и в Сорбонне (Париж), в 1892 году окончил Киевский университет. По окончании университета был прикомандирован к Министерству внутренних дел (Санкт-Петербург).

С 1893 находился в распоряжении киевского, подольского и волынского генерал-губернатора. В 1894 проходил действительную военную службу в лейб-гвардии Преображенском полку. В батальоне, которым командовал наследник цесаревич Николай Александрович (будущий император Николай II). В своей роте Павел Игнатьев, в чине унтер-офицера, заведовал школой грамотности для солдат. Завершил военную службу здесь в звании прапорщика запаса.

Затем служил по дворянским выборам, избирался предводителем дворянства в Липовецком уезде Киевской губернии. С 1904 года был председателем Киевской губернской земской управы, в 1907–1908 годах — Киевский губернатор. С 1909 — директор Департамента земледелия Главного управления землеустройства и земледелия, с 1912 — товарищ (заместитель) главноуправляющего землеустройством и земледелием. В 1913 году унаследовал (совместно с Э.П. Демидовым, князем Сан-Донато) огромное состояние бездетного известного мецената Ю.С. Нечаева-Мальцова, хотя и не являлся его близким родственником. Игнатьев стал владельцем мальцовских хрустальных заводов, расположенных в основном во Владимирской губернии, а также Новосельского стекольного завода в Тверской губернии и Тигодского стекольного завода (ст. Любань Николаевской железной дороги). Ещё до этого во владении графа находилась крупная земельная собственность — его управляющие успешно вели дела в его фамильных имениях в Тульской, Московской, Владимирской, Киевской губерниях.

С января 1915 взошла звезда славы графа Павла Игнатьева — он назначен на руководящие посты в Министерство народного просвещения Российской Империи: сначала управляющим министерством, а с мая 1915 по декабрь 1916 является министром народного просвещения Российской Империи. Ещё до прихода в Министерство народного просвещения Игнатьев приобрёл популярность в думских кругах как либеральный государственный деятель, его назначение министром было встречено с сочувствием в обществе; к Игнатьеву, как к бывшему однополчанину по лейб-гвардии Преображенскому полку, питал также личную симпатию и император Николай II. По свидетельству генерал-лейтенанта В.Ф. Джунковского, «это был честнейший и благороднейший человек, очень хорошо образованный, доброжелательный и весьма доступный»[6].

По словам помощника управляющего делами Совета министров А.Н. Яхонтова, «…Павел Николаевич Игнатьев производил впечатление человека благожелательного, мягкого, независимого и убеждённого. Интересы ведомства защищал с энергией, но избегал категорической постановки вопросов и готов был уступить в частностях, лишь бы добиться главного… Общая работа императорского Совета Министров не была приоритетным видом деятельности графа П.Н. Игнатьева, он не терпел длительные прения. Но происходившее в Совете часто воспринимал живо и порой волновался, когда развивались пререкания и столкновения принципиального значения. Это можно было подметить, когда он, по своей непоборимой привычке, начинал нервно ерошить свои волосы и растирать голову ладонью. Игнатьев явно не сочувствовал «консервативному» крылу (оставаясь сторонником русской соборности и просвящённой монархии) и всегда пытался вносить умиротворяющую нотку при постановке на очередь слишком крайних предположений и проектов. Симпатии его были на стороне общественного почина, и он неизменно высказывался за его поощрение. Такие тенденции были известны в широких кругах, и граф П.Н. Игнатьев пользовался среди них доступною для «царского министра» популярностью, которой он весьма и весьма дорожил. У него были отличные связи с Государственной думой, и это облегчало ему проведение ведомственных представлений и кредитов[6].

В 1915 году Игнатьев начал подготовку реформы системы образования — в соответствии с намечавшимися перспективами развития России в ряду ведущих стран мира, вступающих на путь индустриализации. Проводилась работа по введению всеобщего начального образования, что было вызовом времени для стран с бурно развивающейся промышленностью. Под руководством Игнатьева готовились новый устав, программы и планы для средних учебных заведений; значительное внимание уделялось расширению технического и сельскохозяйственного образования. Разрабатывался перспективный план развития высшего образования, который предполагал открытие свыше 20 новых университетов и высших технических учебных заведений, усиление прикладного характера обучения в вузах. При Игнатьеве расширена система высшего женского образования. Предложения Игнатьева учитывали актуальные педагогические теории, опыт организации образования в США, Франции, Великобритании и других государствах. Реформа Игнатьева не была реализована, но многие её идеи, особенно материалы учебных программ, были использованы при дальнейшем развитии образования в России, а также служили основным руководством для русских школ за рубежом[6].

Эта его деятельность оказала существенное влияние на развитии образования в Томске и Томской губернии. Газета «Томские новости» в статье о П.И. Игнатьеве (2011) пишет:

…Павел Игнатьев — единственный почётный гражданин Томска, который не только не жил в нашем городе, но даже и не бывал в нём. Тем не менее заслуги его перед Сибирскими Афинами в образовательной сфере несомненны. Именно Павел Николаевич дал разрешение на открытие в Томске Народного университета П. Макушина и двух новых факультетов в Императорском Томском университете[7]. Для городской Думы это оказалось достаточным основанием для присвоения графу Игнатьеву звания почётного гражданина Томска[8] (24.01.1917), о чём в январе 1917 года было сообщено в газете «Сибирская жизнь» [9].

Современники называли П.Н. Игнатьева «министром народного доверия» [9], что было экстраординарным, нетипичным для того времени: царским министрам и сановникам доверия практически не было. Но именно Игнатьев сумел создать благоприятные условия для совместной работы Министерства народного просвещения, Государственной Думы, Государственного Совета, органов местного самоуправления, широких слоёв педагогической интеллигенции по реформированию системы образования. Назначение П.Н. Игнатьева было встречено общественностью с воодушевлением. В своём письме к Николаю II А.А. Клопов писал: «Просто не верится, что это уже свершившийся факт… Государь, какое Вы сделали великое добро для России, выбрав именно этого человека на такой важный пост… Назначение графа Игнатьева – это первый светлый луч нашей зари во внутренней политике». Конституционные демократы (партия умеренных революционеров) оценили это назначение достаточно высоко, хотя и с большей осторожностью: «Было бы преждевременно видеть в назначении П.Н. Игнатьева определённый симптом. Но во всяком случае нельзя не признать, что лучшего кандидата при настоящих условиях нельзя было ждать» [10]

Сторонник «просвещённого абсолютизма» (просвящённого монарха, инициатора прогрессивных преобразований), Игнатьев Павел Николаевич своей просветительной политикой стремился помочь «создать отечественную промышленность, самостоятельную, независимую от иностранного влияния, и особенно, свободную от немецкого засилья»[11]. При всей своей руссофилости (считали его даже русским националистом), он видел будущее страны в сближении и интеграции русской и западноевропейской цивилизаций. Как многие сторонники прогрессивного (но безреволюционного) развития России 1800—1917, состоял в сообществе международного единения. После увиденных им реалий Гражданской войны, эмигрировав в Западную Европу, Павел Игнатьев отойдёт от сторонников монархической соборности и сблизится с либералами-западниками. Но это будет уже после выдающейся деятельности в царской России.

На посту министра не примыкал ни к какому из чиновничьих и политических течений, старался избегать крайностей, был мягким, но принципиальным.

Министром народного просвещения граф Игнатьев был назначен после Л.А. Кассо, проводившего политику неприкрытой реакции и вызвавшего своей деятельностью возмущение даже в среде самих высших правящих кругов. Назначением Игнатьева Павела Николаевича царское правительство стремилось к успокоению кругов, раздраженных реакционной политикой Кассо, и тем самым содействовать сплочению во время начавшейся Первой Мировой войны всех державных сил страны.

Когда Игнатьев занял важный пост Министра народного просвещения, он оказался в весьма сложном положении. С одной стороны, прогрессивно настроенная часть общества ждала от него самых энергичных шагов по реформированию школы, с другой — консерваторы готовы были приложить все усилия, чтобы не допустить каких-либо либерально-демократических, социалистического типа изменений в системе народного образования и культурном укладе[10].

Вскоре после вступления в должность, в апреле 1915 года Игнатьев созвал совещание попечителей учебных округов, на котором охарактеризовал общие направления новой школьной политики, которую он предполагал проводить. Материалы этого совещания по реформе средней школы (примерные программы и объяснительные записки) были изданы в том же году, и рассматриваются в качестве проекта реформы народного образования[12]. Эти материалы, а также другие разработанные в различных комиссиях примерные программы и объяснительные записки к ним воплощали в себе «то лучшее, чем располагала либерально-буржуазная педагогическая мысль», и «в известной части были использованы при составлении программных материалов после Октябрьской революции»[13].

Игнатьев активно участвовал в деятельности группы либеральных министров, выступавших за отвергнутый царём компромисс с Государственной думой, что впоследствии послужило причиной его быстрой отставки. Кроме того, содержание предлагавшейся им реформы образования вызвало резкое неприятие со стороны консервативных сил, хотя граф выступал и за приоритет, базовую основу российской государственности на основе именно русской культуры и нравственности. И всё-таки проекты предложенных им реформ были правительством отклонены[14], не реализованы. Историки заключают, что в сложившихся условиях осуществить свою реформу Игнатьев не мог [15]. В результате Игнатьев, получивший 1 января 1917 года сановничий чин шталмейстера Императорского двора, обратился 27 декабря 1916 (9 января 1917) года к Государю с просьбой снять с него «непосильное бремя служения против велений совести» [16]. На следующий день он был уволен в отставку. После Февральской революции 1917 года Игнатьев был допрошен, среди других министров, Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства «для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданского, так военного и морского ведомств». Уже после этого, осенью 1917 года Игнатьев был избран почётным академиком Российской академии наук (в 1928 году звания заочно лишён, посмертно восстановлен в 1990 году). Также в 1917 году был избран почётным членом Петроградского университета, столичного Женского медицинского института, Пермского университета (открытого в его бытность министром), Императорского Московского технического общества и — почётным гражданином города Томска.

После первых программных выступлений министра в газетах была высказана мысль о том, что задач по реформированию школы много, «но задача одна — строить так, чтобы не пришлось завтра перестраивать… Но это значит, очевидно, строить сообразно с завтрашним днём русской жизни»[10].

Реформаторы предусматривали в перспективе введение единой школы (гимназии) с 7-летним сроком обучения, разделённой на две ступени (1-3 и 4-7 классы). На второй ступени предусматривалась специализация — новогуманитарная (с приоритетом русской культуры, русского языка и литературы, иностранных языков, истории), гуманитарно-классическая (традиционная русская гимназия с углублённым изучением латинского и греческого языков) или реальная (приоритет математики и естественных наук). Особое внимание обращалось на необходимость соответствие среднего образования потребностям общества и интересам экономики. Признавалась необходимой преемственность программ средней школы и последующих этапов профессиональной подготовки. Предлагалось ввести в школе трудовое начало как средство воспитания, а не профессионализации. Важной составляющей проекта реформы была демократизация системы управления народным образованием. Так, предлагалось создать при гимназиях комитеты, в которые бы вошли представители общественности. Педагогические советы гимназий наделялись правом самостоятельно разрабатывать учебные планы и программы, решать хозяйственные вопросы.

Кроме прочего, Игнатьев предложил уделить профессионально-техническому образованию первой ступени, которое, как он считал, выведет Россию из послевоенного экономического кризиса: основные трудовые ресурсы, рабочие должны были иметь как минимум начальную грамотность и к ней получить знания, навыки и умения работать в обществе развивающейся технической механики, т.к. «…нет сомнения, что после [Мировой] войны на первый план выдвинутся экономические вопросы и необходимо, чтобы профессиональное образование проникло во все слои населения в целях экономического освобождения России», — считал граф Игнатьев[10]. Это явилось базовой основы создания отечественного начального профтехобразования.

Получив отставку, занялся приведением в порядок своих дел, сосредоточился на подготовке своих воспоминаний.

В июле 1917 переехал вместе с семьёй на Кавказ, в Кисловодск. Здесь он сразу приступил к написанию мемуаров, оригинал рукописи которых находится в известном Бахметьевском архиве США. Основу воспоминаний составили записи, которые он стал делать после назначения министром. В предисловии Павел Николаевич пишет, что взял себе за правило записывать содержание разговоров с царём во время своих докладов. Записи он производил немедленно после окончания доклада, нередко прямо по дороге из резиденций Императора в Царском Селе или Могилёве. Эти заметки касались не только тех вопросов, которые относились непосредственно к его деятельности в качестве министра народного просвещения, но и общих тем, волновавших в то время общество. Большой интерес представляют разделы, посвященные его докладам о состоянии народного образования и по проектам школьных реформ (главы VII - Report to the Czar on Educational Reform, XIV — Reports the Czar on Educational Matters, XVI - Further Reports to the Czar on Educational Reform). Глава XVII (Report to the Czar on Hindrances to Educational Reform) посвящена докладам Николаю II о причинах, задерживающих реформы в сфере образования. Эти документы имеют актуальное значение и в наши дни, здесь раскрывается механизм реформирования всей государственной системы народного просвещения.

В октябре 1918 года был арестован городским ВЧК в качестве заложника (в рамках Красного Террора вводимой диктатуры партии большевиков) и отправлен в Пятигорск. Однако вскоре Игнатьев был освобождён по требованию Кисловодского большевистского Совета — в связи с его заслугами в области народного образования. В книге «Русский альбом» содержится упоминание о том, что он согласился покинуть тюрьму только после того, как по его просьбе были освобождены ещё два заложника. Оставшиеся заложники вскоре были убиты большевиками.

Вскоре после занятия Северного Кавказа белыми частями, в январе 1919 года экс-министр Павел Игнатьев выехал в Новороссийск, а оттуда, в марте 1919, морем в Болгарию. С июля 1920 жил в Англии, где приобрёл имение Бошан на побережье Ла-Манша. Был председателем заграничной организации Российского общества Красного креста, много сделал для обустройства школ русской эмиграции в Европе, в которых были реализованы положения его реформаторского проекта.

В 1932 году переехал за океан, в Канаду, где первоначально жил в Торнхилле (предместье Торонто), а с 1936 — в Аппер-Мельбурне, маленьком городке на реке Сент-Франсис к югу от Монреаля.

Награды

Имел государственные ордена Российской Империи, данные о которых сегодня не публикуются.

Литература

  • Бабин В.Г. Мемуары графа П.Н. Игнатьева в Бахметевском архиве // Россика в США: Сборник статей (Материалы к истории русской политической эмиграции; вып. 7) . — М.: Институт политического и военного анализа, 2001. — С. 86—89 (Рукопись мемуаров графа П.Н. Игнатьева, министра народного просвещения в 1915—1916 гг., хранящаяся в фондах Бахметьевского архива, представляет собой машинописный текст на английском языке, объёмом 344 страницы. Рукопись, озаглавленная «Бывший министр императорской России. Мемуары графа Павла Николаевича Игнатьева» (Once a Minister in Imperial Russia.[The Memoirs of Count Paul Nicholaevitch Ignatieff]), снабжена оглавлением и состоит из предисловия, введения, 22-х глав, приложения и биографического указателя)
  • Бернштейн, Виталий. Присяжный поверенный и министр // альманах «Лебедь» в 2000 г. и «Новый журнал» . — Нью-Йорк, 2000. — кн. 219.
  • Глинка Я.В. Одиннадцать лет в Государственной Думе. 1906—1917. Дневник и воспоминания. — М., 2001.
  • Игнатьев М.Г. Русский альбом.: Семейная хроника [древ. дворян. рода Игнатьевых]. — СПб.: Журнал «Нева», 1996. — 229 с.
  • Клюжев И. С. Граф П.Н. Игнатьев и наше народное образование // журнал «Вестник воспитания», 1917, — № 2
  • Константинов Н. А. Очерки по истории средней школы. — М., 1956
  • Кузьмин H.H. Основные вопросы реформы средней общеобразовательной школы (гимназии и реальных училищ) в период нового революционного подъёма и Первой Мировой войны. — М.: УЗ МОПИ им. Н.К. Крупской, 1958. Том 68.
  • Научная сеть «Nature.Web.ru». О мемуарах графа Игнатьева в Бахметевском архиве (2002)
  • Они строили Россию. Игнатьевы // Альманах «Другие берега». — М., 2008. — № 23. — ISSN 0869-4354
  • Охранка". Воспоминания руководителей политического сыска // Тома 1 и 2. — М.: Новое литературное обозрение, 2004.
  • Павел Игнатьев, граф-шталмейстер // Газета «Томские новости». — Томск, 2011. Электронный ресурс: tomsk-novosti.ru
  • Поляков С. Н. К вопросу о реформе средней школы. — Тула, 1916
  • Цирульников А.М. Из тайных архивов русской школы. — М., 1992
  • Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802—1917 // Биоблиографический справочник. — СПб., 2001. — С. 266—268.
  • Strakhоvskу L.A. Gount P.N. Ignatyev, reformer of Russian Education. «Slavonic and East European Review», 1957. — в. 36. — № 86.


Примечания

  1. Наименование Константинополь использовалось до 1930 в греческом и славянских (прежде всего в русскоязычных) языках, в турецкоязычном произношении это Истанбул. Слово Истанбул в руссифицированном варианте использовалось как Стамбул. С 1930 года Турция переименовала город в Анкара.
  2. Во многих литературных источниках год смерти П.Н. Игнатьева, вслед за изначально неверно изложенной в идеологически интерпретированной БСЭ, не 1945, а 1920-е (1926).
  3. Шталмейстер — придворный чин сановников 3-го ранга в Российской Империи до 1917 г.
  4. Подробнее о П.Н. Игнатьеве-старшим см. статью на сайте «Сибирь-матушка».
  5. Канцлер или президент университета — почётное высшее звание в ряде западных университетов.
  6. а б в Игнатьев Павел Николаевич (биография).
  7. В связи с высочайшим статусом Томского университета решения об открытии или закрытии в нём факультетов принимались на самом высоком уровне в Империи; до того, как П. Игнатьев стал министром народного образования все ходатайства ТГУ о расширении, об открытии новых кафедр и факультетов раз за разом отвергались столичными сановниками.
  8. В знак благодарности горожан за утверждение им устава Томского Народного университета П. Макушина и открытие двух новых факультетов в Императорском Томском университете.
  9. а б Газета «Томские новости». Статья «Павел Игнатьев, граф-шталмейстер».
  10. а б в г Портал «МО город Томск», с 2011: Почётные граждане Томска. Игнатьев Павел Николаевич.
  11. БСЭ: Игнатьев Павел Николаевич.
  12. Материалы по реформе средней школы // Примерные программы и объяснительные записки. — Пг.: Сенатская типография, 1915, — С. 553.
  13. Королёв Ф.Ф. Очерки по истории советской школы и педагогики: 1917-1920. — М.: Изд-во Академии педагог. наук РСФСР, 1958. С. 51 }}
  14. Богуславский M.В. Игнатьев Павел Николаевич // Российская педагогическая энциклопедия. — М., 1996
  15. Балашёв, Е.М. Школа в российском обществе 1917–1927 гг.М.: РАН, 2003. С. 15.
  16. Падение царского режима // Стенографические отчёты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства / отв. Щёголев П.Е. — Л.: Гос. изд-во, 1927. — Т. 6. — С. 26

Ссылки