Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Янош Янко

Материал из Товики — томской вики
(перенаправлено с «Jankó János»)
Перейти к: навигация, поиск
Венгерский этнограф
Янко Янош[1]. 1902 год.
Фото из газеты «Vasárnapi Ujság»[2]

ЯНКО́, Я́нош (венг. JANKÓ János)[1] (13 марта 1868, Пешт, Австро-Венгрия — 28 июля 1902, Борзек, Румыния) — венгерский географ и этнограф; известен как исследователь этносов в районах озера Балатон и в Сибири (Средняя Обь).

Биография

Его отец, Янко Янош (старший)[1] (1833—1896), был известным художником и, отчасти, карикатуристом в столице Венгрии. Юный Янош после окончания школы изучал науки в медицинской школе, затем изучал географию, искусства и ботанику в Будапештском университете.

Участвовал в исследованиях в Италии. Статьи студента-исследователя публиковались в научных журналах Великобритании и Германии. Весной 1888 года принимает участие в экспедициях в Северной Африке — изучал Алжир, Тунис, Ливию (Триполи), дельту Нила. Здесь он на длительное время был поражён малярийной лихорадкой. После выздоровления продолжил исследования в Северной Африке, которые были ориентированы на сбор геологических данных местности.

В 1890 году защитил диссертацию по степени философии в научных сферах географии, этнографии и антропологии (Ph.D. in Geography & Antropology). По поручению министра образования в 1890—1891 гг. изучал опыт этнографических и фольклорных исследований институтов Англии и Франции. В 1892—1893 гг. является ассистентом профессора кафедры географии в Будапештском университете. В это же время Янош Янко избирается членом Географического общества Будапешта (Magyar Földrajzi Társaság), становится секретарём этого общества.

С 1894 года работал в этнографическом отделе Венгерского национального музея (ВНМ), который он позже возглавил. Систематическая этнографическая работа, изучение Я. Янко истории и становления, формирования венгерской народной культуры стало значительным вкладом в национальную науку[2].

Кроме своей основной работы в Венгерском музее Янош Янко изучает музейное дело в берлинском Этнологическом музее (Museum für Völkerkunde). Вновь участвует в этнографических экспедициях на территории Венгрии. В частности, при его участии были сделаны археологические раскопы древней венгерской деревни, были найдены предметы быта тысячелетней давности. Это явилось ярким событием в венгерской истории и этнографии, собранные материалы стали одной из жемчужин коллекции Венгерского национального музея. Расцвет ВНМ на рубеже XIX и XX веков современники впрямую связывали с научной деятельностью Яноша Янко[2]. Под руководством Я. Янко не только выросли коллекции ВНМ, но и была создана их основополагающая организационная структура на основе действительных и в наши дни теоретических положений[3].

Для изучения культуры венгров Янош Янко считал необходимым исследование этнографии, с одной стороны, финно-угров, а с другой – соседних с венграми народов, чтобы можно было увидеть, сколько сохранилось в венгерском этносе от исходного, древнего народа, а сколько в нём нового, возникшего в результате исторического развития.[4]. Летом 1896 года он приступает к этнографическим исследованиям в Российской Империи. Последовательно изучает коллекции и данные этнографических экспедиций университетов Хельсинки[5], Санкт-Петербурга, Москвы, Нижнего Новгорода.

В 1897—1898 гг. Янош Янко становится членом третьей экспедиции в Центральную Азию известного венгерского исследователя Зичи Йено[1] (Zichy Jenő, годы жизни 1837—1906), организованной на российский Кавказ (Тифлис, Баку) и по дельте Волги (район Астрахани). Многие результаты этой экспедиции, доложенные Я. Янко в Хельсинкском университете, вызвали живой интерес финских и русских исследователей, работавших тогда в этом вузе[2].

Представитель народа ханты с рыболовными снастями. На реке Большой Юган. Фото Янко Яноша, 1898
Ханты на рыбной ловле (там же). Фото Янко Яноша, 1898

Однако больше всего Яноша Янко интересует сходство уклада и фольклора древних венгров с Балатона и финно-угорских племён Средней Оби (Сибирь). С 12 апреля 1898 года, транзитом через Тобольск, он в одиночку направляется сначала вниз по Иртышу, а затем вверх по Оби с целью этнографических, антропологических и лингвистических исследований сибирских остяков (так поначалу представлялись Я. Янко сибирские люди, на самом деле относившиеся к народам селькупов, кержаков, ненцев, хантов и манси) на посещённых им территориях Тобольской и Томской губерний. Я. Янко предполагал сделать систематизацию и составление типологии среди сибирских финно-угорских народов, родственных венгерским народностям. Оказалось, что сибирские и венгерские люди удивительным образом использовали, например, сходный диалект и некоторые бытовые традиции и обычаи, но территориально были разделены бескрайними российскими просторами с населяющими их восточно-славянскими и тюркскими народами.

В Тобольске исследователь зафрахтовал небольшое судно, нанял пять местных гребцов и, вооружившись разрешительным письмом местного губернатора, отправился вниз по Иртышу. В первом встретившимся ему населённом пункте с сибирским народом, в деревне Гымянское[6] он провёл 4 дня. Здесь Я. Янко принял участие в красочном праздновании торговой ярмарки и провёл свои первые в Сибири антропологические исследования. При дальнейшем продвижении в дебри «сибирских джунглей» (так Я.Янко называл тайгу) он, изучая быт охотников и рыбаков, удивился, встретив там путешествующего финского актёра Карьялайнена (Karjalainen), общавщегося с местными жителями в юртах на финском языке. По мере своего продвижения по Иртышу и, особенно, по Оби, Я. Янко много встречался и беседовал с местными жителями, изучал их особенности быта, жизни, промысла, изучал их языки и диалекты. Производил, по мере возможности, археологические раскопки. Делал зарисовки и фотографии людей и природы Сибири. Следует отметить, что фотографический аппарат, при его значительных габаритах и весе, в то время был весьма хрупкой и капризной техникой, а само фотографирование производилось на специальные стеклянные фотопластины, для обработки которых требовались особые химические препараты и светоприборы. Уже с негативов этих фотопластин осуществлялась печать фотографических изображений (фотографий). Запасы неиспользованных, как и обработанных (проявленных в негативы) пластин были также весьма хрупким багажом, чемоданы с ними весили немало килограммов и требовали особо бережного к себе отношения. Все эти фотопринадлежности и фотографическую камеру приходилось всегда возить (носить) с собой, бережно хранить и использовать в необходимых ситуациях. Тем не менее в Сибири Я. Янко смог создать уникальную коллекцию фотографий.

Изучая прибрежные юрточные посёлки аборигенов, Я. Янко 29 июля прибыл в Сургут. Изнурительная работа пристрастила исследователя к снятию усталости приёмом морфина, считавшегося в те годы в Европе общеупотребимым лекарством. Как в последствии оказалось, этот препарат и сильнейшее напряжение в условиях экспедиции существенно подорвали здоровье путешественника. Весь август и начало сентября Я. Янко неимоверно страдал от хвори, при этом ни на минуту старался не прерывать своих исследований.

10 сентября на последнем (перед зимним ледоставом на сибирских реках) осеннем обском пароходе Янош Янко отбыл в университетский Томск. Удивительным событием в этом плавании для него стала встреча на пристани в селе Колпашево с известным финским этнографом Сирелиусом, который в то время изучал в Приобье сибирских хантов[7].

Немалым вкладом для экспедиции Я. Янко стало знакомство здесь с томским учёным и собирателем С.К. Кузнецовым[8], у которого удалось приобрести ценную этнографическую коллекцию[4]. С 16 сентября он усердно работает по изучению коллекций и данных исследователей Томского Императорского университета и томских музеев[9]. Эта работа позволила существенно пополнить научные материалы и, отчасти, коллекцию, собранную исследователем[10]. 20-го сентября поездом по Транссибу убывает в Москву. 2-го октября 1898 года Янко Янко прибыл из России в Будапешт. Изучая хантов и остяков Сибири Я. Янко преодолел около 3000 километров пути, исследовал около 75 юрточных поселений и опросил более 2500 человек. Изучал быт, привычки и причины смертности среди туземцев, описал методы их охоты и рыбалки (в том числе в сравнении с такими традициями у венгров), дал инвентаризационную опись юрты — типового жилища остяков, привёз в свой музей 30 черепов и 2 полных скелета из старинных захоронений сибирских народов, сделал 150 уникальных фотографических снимков практически каждого дня своей экспедиции. Привезённая коллекция, со всё ещё неоценённым её состоянием, до сих пор используется учёными Венгрии и стран ЕвроСоюза.

Сибирская экспедиция явилась ярчайшим научным событием в жизни молодого учёного. Но именно в этой экспедиции серьёзнейшим образом было подорвано здоровье Яноша Янко. Современники отмечали[2], что исследователь просто горел работой, был увлечён ею настолько, что только настойчивость томских коллег-учёных (период работы в коллекциях Томского университета), обеспокоенных стремительным увяданием Яноша Янко, позволила оторвать его от работы и уговорить отдохнуть, вернуться домой. Этот отдых на некоторое время отсрочил кончину.

Публикация в 1900 году книги A magyar halászat eredete… принесла учёному дополнительную известность, так как повышенный интерес вызвало его описание традиционных (и часто удивительно совпадающих) методов рыбной ловли разными народами Венгрии, Крыма, Кавказа, Поволжья и Сибири (в районах Средней Оби).


Преждевременная смерть застала Яноша Янко на побережье Чёрного моря в румынском курортном городке Борзеке (рум. Borsec, венг. Borszék) летом 1902 года.

В статье-некрологе в память о Яноше Янко, в Будапештской газете «Vasárnapi Ujság» от 3 августа 1902 года отмечено, что это он был первым в европейской истории учёным, который сделал системные исследовательские этнографические работы на венгерском языке[2].

Память

В память о Яноше Янко, выдающемся исследователе венгерской и сибирской финно-угорской этнографии, в 1969 году Венгерское этнографическое общество учредило именную Стипендию имени Яноша Янко для студентов, молодых выдающихся исследователей-этнографов.

Публикации

(по данным Венгерской Википедии)

Источники


Примечания

  1. а б в г д е ё ж В отличии от других европейских стран в венгерской традиции принято на первое место ставить фамилию, на второе место — имя человека.
  2. а б в г д е «Vasárnapi Ujság» (газета, 03.08.1902), город Будапешт.
  3. Этнографический музей в Будапеште (ВНМ).
  4. а б Кережи, Агнеш «Итоги совместной международной экспедиции в Зубово-Полянский район Республики Мордовия» (научная статья в международном журнале «Финно-угорский мир», ISSN 2076-2577, издаваемом НИ МордГУ им. Н.П. Огарёва. См. № 4'2014, С.15—16).
  5. В те годы Финляндия (в т.ч. Хельсинки) входила в состав Российской Империи.
  6. В трудах на венгерском языке Я. Янко называет её как Gyemjanszkoje, что может быть как Гымянское или Жимянское.
  7. Кулемзин В.М., Лукина Н.В.. Знакомьтесь: ХАНТЫ. / Отв.редактор чл.-корр.РАН В.И. Молодин. — Новосибирск: «Наука», 1992.
  8. Стефан Кирович Кузнецов (1854—1913) — русский историк, археолог и этнограф, статский советник. Один из основоположников русской исторической географии. В 1879—1895 — хранитель Казанского университетского музея этнографии, древностей и изящных искусств в Казанской губернии. В течение 18-ти лет служил библиотекарем в Томском университете, внеся большой вклад как библиограф. При этом много занимался этнографическими исследованиями сибирских народов, сформировал не одну этнографическую коллекцию. Впоследствии был профессором Московского археологического института. Почётный член Финно-угорского научного общества.
  9. В то время в Томске, в том числе, действовал открытый П. Макушиным Музей прикладных знаний (по-сути — этнографический) при Народной библиотеке.
  10. И наоборот, часть материалов путешественником была передана музеям Томска. К сожалению, научно-этнографические коллекции томских музеев будут утеряны в период революционных преобразований советской науки от Сибревкома в 1920-е годы и во второй половине 1930-х гг.
  11. Комлоши, ныне Хмелёва — в конце XIX века селение этнических русинов на территории Австро-Венгрии. Ныне это исчезающий посёлок на территории Ивано-Франковской области, Западная Украина (на границе с Венгрией).
  12. В литературе также встречается русскоязычное написание имени графа в вариантах: Беньовский, Бенёвский, Бенёвски, Беньёвский.

Ссылки



Статья для Товики подготовлена О.К. Абрамовым. Томский государственный университет, 2015 год.