Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

166-я стрелковая дивизия

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск

166-я стрелковая дивизия РККА (томская, 1-го формирования[1]) — воинское формирование СССР, принимавшее участие в Великой Отечественной войне. Период существования: сентябрь 1939 — ноябрь 1941 года.


Краткое наименование: 166 сд.

В период войны входила:

История

Командир дивизии полковник Алексей Назарович Холзинев, 1940 год.

166-я стрелковая дивизия Рабоче-Крестьянской Красной Армии (166 сд РККА СССР) была сформирована в сентябре 1939 года в городе Томске (Томский округ, Новосибирская область). Начало формирования дивизии пришлось на 1938 год, когда в результате тройного развёртывания из Юргинского, Кемеровского и Новосибирского стрелковых полков 71-й стрелковой дивизии имени Кузбасского пролетариата[2] Сибирского военного округа предстояло создать 3 новые сибирские дивизии. Базой создания Томской 166-й стрелковой дивизии стал Юргинский полк, переведённый в Томск.

После развёртывания основной костяк дивизии составили 423-й, 517-й и 735-й стрелковые и 499-й артиллерийский полки. Первым командиром дивизии стал полковник Алексей Назарович Холзинев (1899—1941 гг.), участник Гражданской войны и боёв на озере Хасан (Дальний Восток, 1938).

Основным местом зимней дислокации в городе Томске были определены «Красные казармы» вдоль улицы Пушкина от Северо-Казанской улицы до ж.д. станции Томск-II)[3]. Здесь размещались стрелковые полки и спецчасти. Массив «Красных казарм» являлся Северным военным городком[4] дивизии. Артполки и авто-механизированные батальоны размещались в Южном военном городке в районе Лагерного Сада — район современных ул. Нахимова, ул. Кулёва и ул. Вершинина.[5].

По планам боевой подготовки на летний период части дивизии выводились в полевые военные лагеря для отработки тактических навыков. Основными местами летних лагерей были полевые площади у станции Юрга.

Дивизия сыграла важную роль в начале Великой Отечественной войны и в битве за Москву и героически погибла при разгроме немцами нескольких советских армий Западного фронта под Вязьмой в сентябре—октябре 1941 года. Ожесточённое сопротивление сибиряков во многом способствовало провалу плана молниеносной войны: бойцы из сибирских армий, дивизий и соединений в июле не только остановили продвижение фашистов к Москве, но и местами перешли в тактические наступления.

Развёртывание по тревоге

С началом июня 1941 года дивизия находилась в летних лагерях под Юргой.

22 июня 1941 года войска фашистской Германии напали на СССР.

По тревоге и планам боевого развёртывания все части 166 сд в тот же день (22.06.1941) из Юрги были возвращены в Томск, в том числе с развёртыванием лагеря в районе современных ул. Нахимова и ул. Кулёва. Здесь дивизия увеличивает состав солдат за счёт мобилизованных резервистов, получает со складов материально-техническое усиление, новое обмундирование, дополнительное стрелковое и артиллерийское вооружение. 26 июня первые подразделения 166-й дивизии железнодорожными составами выдвинулись из Томска на фронт, под Смоленск.

Развёртывание на передовой 166-й дивизии в составе 24-й армии СибВО происходило поначалу вместе с другими частями и соединениями Западного фронта (командующий — генерал-полковник И.С. Конев). Однако вскоре 24-я армия была включена последовательно в состав Фронта резервных армий (командующие: до 25.07.41 — генерал-лейтенант И.А. Богданов, затем, с преобразованием в Резервный фронт, — маршал Советского Союза С.М. Будённый), затем Резервного фронта и вновь в состав Западного фронта.

Начало сражения за Москву

Томичи участвовали в Смоленском сражении (оно длилось с 10 июля по 10 сентября 1941 года)[6] — начальном этапе длительного и изнурительного сражения за советскую столицу.

Комкор С.А. Калинин,
1937 год.
В июле 1941 года — командующий
24-й армией

Войсковые соединения, выдвигавшиеся из состава Сибирского военного округа к позициям перед Москвой в составе Западного фронта, 1 июля 1941 года были объединены во вновь созданную 24 А24-ю (сибирскую) Армию РККА (первого формирования)[7] под командованием генерал-лейтенанта С.А. Калинина.

Передовые части 166-й дивизии с 26 июня по 1 июля находилась в пути от Томска к фронту. Им предстояло развёртывание на создаваемых позициях обороны Москвы в рамках развёртывания 24-й армии по планам Второго стратегического эшелона РККА: линия обороны Фронта резервных армий между Смоленской обороной и (непосредственно разворачиваемой перед Москвой) Можайской линией обороны.

Переброска из Сибири осуществлялась 28-ю ж.д. эшелонами и заняла несколько дней на выгрузку в районе Ржева и Нелидово. Далее дивизия самостоятельно двигалась на юго-запад к месту занятия позиций по линии городов ВязьмаБелыйЖарковский. Это осуществлялось в рамках общего развёртывания и сразу же оперативного перегруппирования 24-й армии, которая в составе своих 52-го и 53-го стрелковых корпусов, стрелковых дивизий, артиллерийских и других соединений была выдвинута командованием фронта в район Вязьмы и готовила оборонительный рубеж городов Нелидово (правый фланг), Белый, Холм-Жирковский, Сафоново, Дорогобуж, Ельня (левый фланг), закрывая направления на северо-восток (ко Ржеву) и восток (к Вязьме) от Смоленска. Основной точкой армии был определён город Белый.

Основные подразделения 166-й армии, после выгрузки из ж.д. эшелонов в Ржеве и Нелидово, в период с 10 по 17 июля 1941 года выдвигались маршем к местам дислокаций полков, на которых было предписано сделать боевое развёртывание, занять огневые позиции и окопаться. Линии обороны, которые предстояло занять дивизии, строились до этого силами местного ополчения и мобилизованным местным гражданским населением. К 14 июля они имели от 30% до 60% готовности и прибывающие бойцы сразу включались в строительство оборонных сооружений. Развёртывание дивизии происходило в условиях бомбёжек вражеской авиации. Первое боевое столкновение с противником, который пытался активно высаживать в тылу Брянского и Западного фронтов массированные десанты, состоялось у бойцов 166 сд 14-го июля. В районе посёлка Холм-Жирковский был обнаружен десант гитлеровцев, на уничтожение которого была направлена группа красноармейцев под командованием младшего лейтенанта Абрамова. Более массированный десант, силами до полка, в тот же день высаживался тайно у озера Щучье (южнее города Жарковский). Этот десант, своевременно незамеченный командованием 24-й армии, стоил должности генералу Калинину и имел серьёзные последствия для всего Резервного фронта.

14 июля, на основании приказа Ставки ВК № 00334 от 14.07.1941 года, 24-я армия была включена в состав Фронта резервных армий, была поставлена задача с 21 по 29 июля, во взаимодействии с войсками Западного фронта, вступить в боевые действия, удерживая рубеж «БелыйДорогобужЕльня».

Основное боевое крещение 166-й дивизии состоялось 19 июля на линии «город Белый — озеро Щучье» (ок. 100 км. севернее Смоленска), куда несколько рот было выдвинуто на «уничтожение десанта». Однако обороняющиеся здесь гитлеровцы уже получали подкрепления в виде моторизированных частей наступающих армий вермахта. Восточнее этого тяжёлые бои у ж.д. разъезда Ломоносово начали вести бойцы 735-го стрелкового полка. Дивизия, что называется «с колес», была задействована для проведения боевых операций. Героизм, проявленный красноармейцами 166 сд в боях у озера Щучье, был отмечен командованием и фронтовой прессой. Согласно оперативной сводки штаба Можайского фронта [8] № 9 по состоянию на 20:00 16.07.1941, советское командование не имело информации и силах гитлеровцев, сосредоточенных перед позициями полков 166-й стрелковой дивизии. Хотя полки уже трое суток находились в локальных боевых столкновениях с передовыми частями наступающего с запада противника.

20-го июля основные силы дивизии, включённые в специальную оперативную войсковую группу генерала С. Калинина, были подвергнуты перегруппировке и введены в контрнаступление на смоленском направлении.

В июле и августе 1941 года всего на смоленско-московском направлении на полосе около 800 км находились разрозненные, информационно не взаимодействующие войска Западного, Брянского и Резервного фронтов. Общее количество военнослужащих в них достигло около 1 250 000 человек, более 10,5 тыс. орудий и миномётов (из них около 1200 противотанковых), 1044 танка[9]. Кроме этого, в ходе обороны Москвы были задействованы 21 дивизия ополчения общим составом 200 000 человек, 14 резервных дивизий общим составом 120 000 человек, 6 гвардейских дивизий ВДВ, 9 дивизий, снятых из Сибири. Также — 2 танковые дивизии неполного состава, 14 отдельных танковых батальонов неполного состава. Также — авиация ПВО Москвы в составе 3 авиадивизий.

Оперативная обстановка вокруг Смоленска менялась стремительно. Также стремительно менялись приказы войскам, идущие штабу 166-й стрелковой дивизии от штабов, которым подчинялась 166 сд в июле 1941-го: от 24-й и 19-й армий, Фронта резервных армий, Западного фронта и даже из Ставки ВГК.

20 июля в переговорах по прямому проводу с главкомом западного направления маршалом Советского Союза С.К. Тимошенко И.В. Сталин сказал: «Вы до сих пор обычно подкидывали на помощь фронту по две, три дивизии и из этого пока что ничего существенного не получалось. Не пора ли отказаться от подобной практики и начать создавать кулаки в 7—8 дивизий с кавалерией на флангах. Избрать направление и заставить противника перестроить свои ряды по воле нашего командования… Я думаю, что пришло время перейти нам от крохоборства к действиям большими группами». При этом он поставил задачу — создать ударные группы за счёт Фронта резервных армий, силами которых разгромить противника, овладеть районом Смоленска и отбросить немцев за Оршу. В тот же день поставленная задача была конкретизирована директивой Ставки ВК. Общий замысел сводился к нанесению трёх одновременных ударов из районов южнее Белого, Ярцево и Рославль по сходящимся направлениям на Смоленск с задачей во взаимодействии с войсками 20-й и 16-й армий разгромить противника в районах севернее и южнее Смоленска. Для наступления были созданы несколько операивно-тактических войсковых групп: под командованием генерала Масленникова (252 сд, 256 сд и 243 сд) с задачей наступления на Торопец, генерала В.А. Хоменко (242 сд, 251 сд, 250 сд, 50 кд и 53 кд) с задачей наступления на Духовщину, генерала Калинина (53 ск, 89 сд, 91 сд и 166 сд) с задачей наступления на Духовщину для помощи группе В.А. Хоменко и В.Я. Качалова (149 сд, 145 сд и 104 тд) с главной целью последующего наступления на Смоленск. На несколько дней раньше под Ярцево начала действовать группа генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского (две стрелковые и одна танковая дивизии). Все группы в исходном положении поступили в непосредственное подчинение главкома С.К. Тимошенко. Эти группы с 20 по 25 июля, при практическом отсутствии оперативной связи и координации между собой, состоящие из частей, только-только прибывающих из тыла, атаковали немецкие войска на линии Белый — Рославль с целью освобождения окруженных советских войск под Смоленском. Однако немецкие войска смогли отразить все контратаки советских войсковых групп. Советские дивизии, участвовавшие в этих контратаках на смоленском направлении, оказались сильно потрёпанными, многие понесли существенные потери в живой силе и военной технике.

Смоленское сражение, июль 1941

После разгрома к 8 июля 1941 года основных сил советского Западного фронта в Белоруссии, в Белостокско-Минском сражении немецкие подвижные (прежде всего — бронетанковые) силы группы армий «Центр» вышли к Западной Двине в районе Витебска (3-я танковая группа — Panzergruppe-3) и Днепру у городов Орша и Могилёв (2-я танковая группа — Panzergruppe-2), создали угрозу захвата Смоленска, после которого открывался путь на Москву.

В начале июля 1941 года, в связи с катастрофическим развитием событий на московском направлении, пять армий Второго Стратегического эшелона (четыре армии группы войск Резерва Ставки плюс 16-я армия) были переданы в состав Западного фронта, который фактически пришлось формировать заново. Ещё две армии (24-я и 28-я) продолжали сосредоточение в районе Вязьмы и Рославля и позже 24-я армия, совместно с частями расформированной 28-й армии, были включены в состав Резервного фронта (бывший до этого Фронтом резервных армий).

Отошедшие из приграничных районов ослабленные и разрозненные дивизии Западного фронта РККА из состава 13-й и 4-й армий отводились в тыл для переформирования и доукомплектования. Соединения Второго Стратегического эшелона, 2 июля включённые в состав Западного фронта (в том числе 166 сд 24-й армии), продолжали прибывать из глубины страны и были ещё не полностью развернуты. Часть войск уже вела бои в Полоцком и Себежском укрепрайонах (УРах) и на плацдарме в районе Дисны (22-я армия), на Лепельском направлении (20-я армия) и на переправах в районе Быхова и Рогачёва (21-я армия). Советские подвижные войска, участвовавшие в контрнаступлении на Лепель (5-й и 7-й механизированные корпуса), понесли серьёзные потери, особенно в танках.

Всего на рубеже от Идрицы до района южнее Жлобина к началу Смоленского сражения успели занять позиции 37 из 48 выдвигавшихся дивизий, из них 24 дивизии — в первом эшелоне. Создаваемая фронтом оборона не была подготовлена к началу боевых действий в инженерном отношении и не имела необходимой устойчивости. Смоленское сражение началось 10—12 июля наступлением подвижных соединений 4-й армии вермахта двумя клиньями на Витебск и Могилёв. Одновременно на великолукском направлении перешли в наступление два армейских корпуса группы армий «Север». 16 июля фашисты из 29-й моторизованной дивизии Гудериана ворвалась в Смоленск, где завязались упорные бои с защитниками города. 19 июля 10-я танковая дивизия противника продвинулась к юго-востоку от Смоленска и заняла Ельню. Под угрозой окружения в районе Смоленска оказались 20 стрелковых дивизий РККА, входивших в три армии (16-ю, 19-ю и 20-ю). С 16 июля в район боёв немцы стали вводить пехотные соединения группы армий «Центр», которые должны были закрепить успех танковых групп. Главное командование вермахта (ОКВ) издало директиву № 33 о дальнейшем ведении войны на Востоке, а 23 июля — дополнение к ней, в которых задача разгрома советских войск между Смоленском и Москвой, овладение Москвой к 20-м числам августа 1941 года возлагались на 2-ю и 9-ю армии. В этих условиях в тылу советского Западного фронта развёртывался Третий Стратегический эшелон, сведённый 14 июля во Фронт резервных армий под командованием генерал-лейтенанта И.А. Богданова: 29-я, 30-я, 24-я и 28-я армии в первом эшелоне, 31-я и 32-я армии — во втором. Кроме того, 18 июля на дальних подступах к Москве был образован ещё один эшелон — Можайский фронт обороны.

Уже во второй половине июля 1941 года появились тревожные для вермахта симптомы: после занятия Невеля немецкие войска продолжили наступление на Великие Луки и 19 июля заняли город, однако уже 21 июля были выбиты из него. В это же время часть ранее окружённой советской 22-й армии вырвалась из окружения.

21 июля Ставка ВГК предприняла попытку провести контрнаступление с целью деблокировать окруженные в районе Смоленска части 20-й и 16-й армий. К участию в контрударах привлекались пять оперативных групп, образованные из состава новых 29-й, 30-й, 24-й и 28-й армий Резервного фронта. Советские войска наносили концентрические удары в направлении на Смоленск. В том числе с северо-востока наступала оперативная группа генерал-лейтенанта С.А. Калинина, выведенная под командование 19-й армии и состоящая из 3-х стрелковых дивизий (в том числе — 166-я сд).

Воспоминания ветерана 166-й дивизии генерал-лейтенанта в отставке, а в те дни — командира батальона лейтенанта С.В. Штрика[10]:

Ночью 23 июля главные силы 166-й дивизии выдвинулись в указанный район, а 24-го — перешли в наступление, в направлении Духовщины. 517-й стрелковый полк наступал на правом фланге дивизии, в направлении [на городок] Пречистое. Пречистое — это старое большое село, находится в 40 км юго-восточнее Духовщины… Соседом справа — была 91-я стрелковая дивизия. Противник, имея преимущество в живой силе, и особенно в технике, яростно контратаковал наши наступающие войска. Бои шли с нарастающей ожесточённостью, не утихая ни днём ни ночью. На направление Духовщина противник выдвинул танковые части из состава своей 3-й танковой группы. Батальоны сразу же почувствовали на себе танковые удары врага. Его танковые атаки следовали одна за другой. Были моменты, когда наши батальоны огрызались, наносили противнику чувствительные потери, но всё же медленно пятились назад. И совершенно неясно, чем могли бы закончиться бои за Духовщину, если бы не своевременное прибытие ИПТАП — истребительно-противотанкового полка Резерва Верховного Главного Командования, который отражал атаки танков вместе с нами. Этот полк стоял насмерть, и мы часто видели, как после очередной атаки противника на поле боя догорали десятки костров — горели танки врага… 30 июля — бои за две маленькие деревушки Сельцо и Гридино (окраина города Пречистое). Подразделения нашего 517-го стрелкового полка при поддержке залпов «катюши» выбили врага из ряда населённых пунктов, овладели Пречистое и захватили при этом: 4 танка, 4 орудия, до 5 тысяч снарядов, винтовки и грузовики. Правда, на следующий день противник нанёс сильный контрудар и вынудил нашу дивизию оставить город.

Предпринятое советское наступление, которое готовилось в спешке и велось отдельными недостаточно мощными группами, не достигло успеха. Противник нанёс наступающим советским войскам значительный урон: пять дивизий из оперативной группы Качалова под Рославлем попали в окружение и погибли. Командование Западного фронта не смогло обеспечить одновременное действие всех групп. Не удалось также обеспечить взаимодействие с окружёнными в районе Смоленска 16-й и 20-й армиями.

Подход немецких пехотных дивизий из-под Минска переломил ход сражения за Смоленск, и 28 июля 1941 года последние советские войска оставили город. Тем не менее 4—5 августа остатки советских войск с боями вышли из окружения смоленского котла.

В это время части 24-й армии севернее и северо-восточнее Смоленска продолжали вести оборонительные бои. 29 июля войсковая группа генерала Калинина атаковала немцев, занявших оборону на западном берегу реки Вопь. Не смотря на хорошо организованный огонь обороняющихся, дивизии войсковой группы смогли существенно потеснить противника, форсировав Вопь и продвинувшись в глубь на полосу до одного километра[11].

Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко вспоминал[12]:

К первым числам августа противник вынужден был прекратить наступление на Московском направлении и перейти к обороне на рубеже Ярцево, Соловьево, Ельня. Боевые действия продолжались лишь в районе Ельни, где войска 24-й армии по-прежнему упорно контратаковали 10-ю танковую дивизию противника, закрепившуюся на ельнинском плацдарме. Этот плацдарм рассматривался как удобный исходный район для наступления неприятеля на Московском направлении… Срыв планов врага на Московском направлении в ходе Смоленского сражения был достигнут благодаря упорной и стойкой обороне войск нашей смоленской группировки, а также ряду контрударов, нанесённых соединениями Резервного фронта, введёнными в сражение в критический момент…

Немецкие войска в районе Смоленска оказались измотаны непрерывными боями. 30 июля командование вермахта в своей директиве № 34 вынуждено было приказать группе армий «Центр» основными силами перейти к обороне, командование противника предполагала активизацию действий РККА и немцы стали готовиться к отражению возможного натиска советских войск на линии северо-восточнее Смоленска. Гитлеровцам пришлось отказалось от ранее принятого плана наступления на Москву пехотными армиями.

После контрнаступательных операций на смоленском направлении в начале августа 166-я стрелковая дивизия продолжала участвовать в оборонительных боях.

По воспоминаниям С.В. Штрика[10]:

Весь август месяц гремели ожесточённые бои севернее Духовщины. Наступлению наших войск противник противопоставил яростные танковые контратаки, которые следовали непрерывно. Его авиация постоянно наносила бомбовые удары. В начале августа 166-я стрелковая дивизия была передана в состав 19-й армии. Армия развернулась севернее Ярцева. Командовал армией генерал-лейтенант Конев И.С. С 1 по 5 августа дивизия по приказу командующего армией совершила марш из района Озёрный (юго-западнее г. Белого) и сосредоточилась юго-западнее Игорьевского (юго-западней г. Холм-Жирковского)… 6—7 августа дивизия заняла исходное положение на восточном берегу реки Вопь, севернее Ярцева. В последние дни наш батальон, действуя в первом эшелоне 517-го полка, форсировал реку Вопь в районе Жуково (на дороге Боголюбово — Ярцево) и наступал в направлении КлимовоШиловичи. Общее наступление развивалось крайне медленно…

Одной из славных героических страниц дивизии стали яростные бои 10 и 11 августа 1941 года. Согласно приказа командующего 19-й армией генерала И.С. Конева два полка дивизии — 517-й (командир Т.И. Рыбаков, комиссар Я.В. Ляшко) и 735-й (командир С.Т. Койда, комиссар М.И. Пшеничко) пошли на прорыв обороны противника и обеспечили выход из окружения группы генерал-полковника И.В. Болдина[13].

16 августа командование РККА предприняло новое наступление на центральном участке советско-германского фронта силами 30-й, 19-й, 16-й и 20-й армий Западного фронта с целью разгрома духовщинской группировки противника (9-й армии). Одновременно продолжились попытки части сил Резервного фронта разгромить группировку войск противника в районе города Ельня. Только 21 августа безуспешные атаки советских частей с целью ликвидировать ельнинский выступ были прекращены. Они были возобновлены в самом конце августа.

30 августа возобновили наступление две армии Резервного фронта: 24-я армия действовала на ельнинском направлении, 43-я наступала на Рославль. 5 сентября оборонявшийся в ельнинском выступе немецкий 20-й армейский корпус начал отход, 6 сентября в жестоких боях советские войска заняли Ельню. Однако дальше продвинуться советские войска не смогли.

Контр-наступление под Ельней

30 августа 1941 года в 07:30 утра около 800 орудий, миномётов и реактивных установок «Катюша» обрушили огонь на вражескую оборону. В 08:00 началось наступление 24-й армии. Однако встретив хорошо организованное сопротивление подготовившихся к обороне немецких войск, за два дня советские войска углубились на отдельных участках только на 2 км. В последующие дни противник предпринял ряд контратак с целью не допустить развития советского наступления и удержать горловину ельнинского выступа. 31 августа 1941 года новым командиром 166-й стрелковой дивизии стал полковник Михаил Яковлевич Додонов. Прежний комдив Алексей Назарович Холзинев был назначен командиром 162-й стрелковой дивизии и, многие источники утверждают, что он пропал без вести в тот же день. Однако по другим данным он погиб 2 октября 1941 года в боях 166-й сд на реке Вопь[14].

Солдаты РККА разглядывают захваченное знамя 17-й немецкой механизированной дивизии, разгромленной в боях под Ельней.
Сентябрь 1941 года

3 сентября советские войска возобновили наступление. К исходу дня соединения северной и южной групп сузили горловину ельнинского выступа до 6−8 км. В тот же день, под угрозой окружения, противник начал отвод своих сил из ельнинского выступа, прикрываясь сильными арьергардами по всем направлениям и оказывая упорное сопротивление. К исходу 5 сентября 100-я стрелковая дивизия 24-й армии заняла Чанцово (севернее Ельни), а 19-я стрелковая дивизия ворвалась в Ельню. На их флангах при подходе к городу действовали другие части 24-й армии, в том числе 166-я стрелковая дивизия. 6 сентября Ельня была освобождена советскими войсками. К исходу 8 сентября дивизии 24-й армии полностью ликвидировали ельнинский плацдарм и вышли к оборонительному рубежу по линии Новые Яковлевичи, Ново-Тишово, Кукуево.

Ликвидация ельнинского выступа улучшила оперативное положение войск как 24-й армии, так и Резервного фронта в целом. Была снята угроза вторжения немецких войск в оперативную глубину советской обороны в направлении на Ржев и удара во фланг Западному и Резервному фронтам.

Ельнинская наступательная операция (часть Смоленского сражения) явилась одной из первых малых побед в Великой Отечественной войне, в ходе которой осуществлялись прорыв сильной очаговой обороны противника, разгром его группировки и изгнание со значительной части советской территории. Несмотря на отсутствие общего превосходства в силах, командование советской 24-й армии сумело скрытно создать ударные группировки и добиться превосходства на участках прорыва на главных направлениях.

Главный эффект первой победы над немцами в сражениях Великой Отечественной войны: советская армия и население СССР убедилось: немцев можно победить. Страна получила импульс воли к сопротивлению нашествию. Две дивизии, 107-я и 120-я сд 24-й армии, отличившиеся в боях за Ельню и понёсшие при этом особо чувствительные потери солдат, 18 сентября были выведены с передовой в тыл на переформирование. Вскоре они, практическим первыми в советской армии, получили почётный статус гвардейских. Вывод с передовой позволил этим дивизиям выжить, избежать Вяземcкого котла.

Завершение Смоленской операции (битвы 1941 за Смоленск)

Ельнинская наступательная операция оказалась одной из самых тяжёлых в ходе борьбы за Смоленск. Потери советских войск в Ельнинской операции составили 31 853 человека из 103 200 участвовавших (31 % из которых убитыми и ранеными), потери немцев составили 8—10 тысяч убитыми и раненными. Это отразилось на боеспособности советских частей, которым предстояло отражать новый натиск быстро переформировавшим фронт немецко-фашистским войскам.

Смоленское сражение привело к тяжелейшим последствиям для советской стороны. Потеряв в бесплодных атаках последние полнокровные механизированные корпуса, Красная Армия прекратила попытки перехвата стратегической инициативы. Вследствие этого осенью 1941 года вермахтом были осуществлены грандиозные операции по окружению и уничтожению целых фронтов, в частности Юго-Западного (Киевский котёл) и Западного (в том числе Резервного) (Вяземский котёл). Смоленское сражение стало одним из самых кровопролитных и напряженных в 1941 году. Советские войска понесли тяжелейшие потери, за время сражения в общей сложности было убито и ранено более 700 тыс. человек. Такой ценой Красной армии удалось лишь на некоторое время задержать продвижение немецких частей, но сорвало планы вермахта — стремительного захвата Москвы «Тайфун» и стратегического «Барбаросса».

10 сентября 166-я стрелковая дивизия была выведена в оперативный резерв (формально всё ещё оставалась в составе 24-й армии) командующего 19-й армией (командарм И.С. Конев), Западный и Резервный фронт, и к исходу 12 сентября сосредоточилась в районе восточное Издешково, что западнее станции Вязьма. Здесь её части и подразделения приступили к дооборудованию участка Ржевско-Вяземского рубежа обороны шириной около 80 км.

Для помощи войскам на строительство оборонительных сооружений смоленской, ржевской и можайской линий обороны привлекалось в большом количестве местное население и москвичи.

Ветеран дивизии С.В. Штрик вспоминал[10]:
…517-й стрелковый полк готовил оборонительные сооружения примерно на фронте [шириной] 20—25 км. Соответственно батальоны вели работу на участках шириной 5—8 км. Таким образом, наше соединение практически было рассредоточено более чем на 100 км, и говорить о его сосредоточении в короткие сроки в нужном районе не приходилось… [И здесь, и в несколько линий восточнее непосредственно перед Москвой][15] для помощи войскам на строительство оборонительных сооружений привлекалось в большом количестве местное население и москвичи. В холод и дождь, в обстановке непрерывных налетов вражеской авиации без устали трудились рабочие и служащие предприятий и учреждений, педагоги, научные работники и студенты, домашние хозяйки и пенсионеры. Три четверти строителей составляли женщины. Работать было очень трудно: не все строители имели опыт земляных работ, недоставало инструментов. Поэтому оборонительные работы продвигались медленно, и рубеж в инженерном отношении был оборудован далеко не полностью
.

В период боёв с июля по сентябрь 166-я стрелковая дивизия, защищая направление на Москву, понесла огромные потери в живой силе и технике. Многие томичи пали в этих сражениях. Так в одном из боёв пулемётчик Н. Коломеев, призванный из деревни Коларово (близ Томска), в одном из боёв уничтожил до 100 фашистов и вёл огонь до тех пор, пока немецкий танк не задавил его в окопе.

Оборона под Вязьмой

В конце сентября обескровленную 166-ю дивизию отвели во второй эшелон 19-й армии для пополнения. Но восстановить боеспособность не успели.

На рассвете 2 октября, после сильной авиационной и артиллерийской подготовки, противник, в рамках стратегической операции «Тайфун», перешёл в наступление основными силами группы армии «Центр». На всем фронте сразу же завязались ожесточённые бои. На направлениях главных ударов противник имел многократное преимущество в силах и средствах. Части и соединения 19-й армии оказывали упорное сопротивление противнику. Огнём стрелкового оружия и артиллерии, гранатами, в рукопашных боях они наносили врагу большие потери. Преодолевая упорное сопротивление наших войск, противник, не считаясь с потерями, на широком фронте вышел к реке Вопь и начал подготовку к её форсированию. Дивизии 19-й армии 2 октября к 17:00 были вынуждены под ударами противника оставить главную полосу обороны. Обстановка стала критической.

В этих условиях командующий армией генерал М.Ф. Лукин решил выдвинуть свой резерв — 166-ю стрелковую дивизию — к реке Вопь. Ей приписывалось 3 октября нанести контрудар из района Копыревщина и отбросить противника от реки Вопь. В контрударе, кроме 166-й дивизии, должны были принять участие ещё две дивизии…

166-я дивизия заняла оборону по реке Вопь (район деревни Копыревщина) перед городом Холм-Жирковский (западнее Вязьмы). На западной окраине Копыревщины командир дивизии полковник Додонов М.Я. объявил свое решение: 166-я дивизия должна была в ночь со 2-го на 3-е занять исходные позиции на рубеже Копыревщина, Шамово, контратаковать противника в направлении Каменка, Нефедоровщина и, совместно с 89-й дивизией, отбросить противника от реки.

В 06:30 утра 3 октября началась артподготовка. Большое значение сыграло выдвижение полковой и дивизионной артиллерии на прямую наводку, прямо в боевые порядки батальонов. Удары артиллерии хорошо и точно корректировались. При форсировании реки с полками дивизии содействовала батарея PC «Катюша». Батарея отстрелялась исключительно точно и своевременно.

Стремительная атака 166-й дивизии ошеломила противника. Батальоны с ходу форсировал реку Вопь севернее Копыревщины и за первый день боя удалось продвинуться километров на пять. Контратакуя немцев, двум полкам дивизии сначала удалось форсировать Вопь, но затем крупные вражеские силы отбросили их и вышли на восточный берег. Дивизия одним стрелковым полком, удерживая рубеж Ковшики — Подылище, другим стрелковым полком контратаковала прорвавшиеся части противника в районе Капыровщина — Благодатная.

К вечеру появились танки противника, подошли свежие части, усилился его артиллерийский и миномётный огонь. Авиация противника неистовствовала, нанося удары по войскам дивизии первого эшелона, рощам, оврагам, огневым позициям, командным пунктам, перепахивая бомбами всё, что могло служить укрытиям для бойцов дивизии.

Утром следующего дня была проведена короткая артиллерийская подготовка и батальоны дивизии снова пошли в наступление. Но атакующих встретил сильный артиллерийский огонь и удары авиации врага. Противник контратаковал по всему фронту. Атака частей дивизии захлебнулась, полки перешли к обороне. К исходу 4 октября дивизия вынуждена была отойти назад на восточный берег реки Вопь. В течение 4 и 5 октября 1941 года дивизия продолжала вести очень тяжёлые бои с превосходящими силами противника. Бои не утихали ни днём, ни ночью. Дивизия дралась ожестоённо, наносила потери противнику, но и сама несла немалые потери.

Как и соседние дивизии на левом и правом флангах, 166 сд вела бои против наседающих с запада сил противника. Однако основные бронетанковые силы немцев прорывали фронт значительно южнее и севернее вяземской линии обороны. Их план «Тайфун» предусматривал окружение и уничтожение войск Западного и Резервного фронтов (командовать ими приступил генерал армии Г.К. Жуков). Оборонявшиеся перед Вязьмой советские дивизии оказалась в западне. Гитлеровцы, получивших мощное подкрепление выдвинутых из под Киева новых армий и дивизий, сумели захлопнуть вяземский котёл. Пройдя восточнее Вязьмы непосредственно по линии обороны («Гжатский оборонительный рубеж» возводившейся между позициями Западного фронта и линией можайской обороны Москвы) немцы воспользовались подготовленными окопами и укреплениями для блокирования отхода окружённых советских войск на восток. Укрепрайон между Вязьмой и Можайском стал не советской, а немецкой линией обороны, о которую безуспешно бились войска, пытающиеся прорваться из окружения. 166-я стрелковая дивизия разделила участь армий и дивизий, оказавшихся в подготовленном немцами вяземском котле.

6 сентября 1941 года главнокомандующий вермахта Адольф Гитлер в своей Директиве № 35 приказал разгромить советские войска. 16 сентября, когда сражение за Киев близилось к концу, командование группы армий «Центр» издало директиву о подготовке операции по захвату Москвы — план под кодовым названием «Тайфун».

Замысел операции предусматривал мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я немецкая танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата.

Наступлению на Москву предшествовала детальная воздушная разведка как самого города, так и окружавшей местности. Разведывательные полёты выполняла отдельная эскадра люфтваффе — Aufkl. St. (F)/Ob.d.L, т.н. «Группа Ровеля».

30 сентября с переходом в наступление 2-й танковой группы немецкое командование приступило к осуществлению операции «Тайфун». 2 октября на московском направлении перешли в наступление главные силы группы армий «Центр». 166-я стрелковая дивизия РККА оказалась в самом пекле этих событий, которые известны в истории Великой Отечественной войны как Вяземская оборонная операция (часть Битвы за Москву, 2 — 13 октября 1941 года). В операции были задействованы Западный фронт (командующий до 10 октября — генерал-полковник И.С. Конев, с 10.10.1941 — генерал армии Г.К. Жуков) и Резервный фронт (командующий до 8 октября 1941 — маршал Советского Союза С.М. Будённый, с 08.10.1941 — генерал армии Г.К. Жуков).

Утром 2 октября 1941 года основные силы группы армий «Центр» перешли в наступление на направлениях главных ударов Духовщина, Вязьма — силами 9-й армии с 3-й танковой группой по всему фронту 30-й армии и на участке 244-й сд 19-й армии Западного фронта, Рославль, Вязьма — силами 4-й армии с 4-й танковой группой в полосе обороны 43-й армии Резервного фронта. Как оказалось, на острие главного удара гитлеровской операции «Тайфун» оказались части 166-й стрелковой дивизии. Два дня дивизия дралась, не сдавая сових позиций. Однако немцы прорвали фронт на фланге дивизии справа — потеснили 30-ю армию

В первый же день операции противнику удалось прорвать оборону советских войск на духовщинском и рославльском направлениях и вклиниться на глубину от 15 до 30 км. К исходу дня дивизии 4-й танковой группы нанесли удар по второму эшелону Резервного фронта — 33-й армии. Немецкая авиация нанесла два воздушных удара по штабу Западного фронта, что привело к частичной потере управления войсками.

3 октября 1941 года глубина продвижения немецких войск в полосе Западного фронта составила до 50 км, Резервного — до 80 км. Командованием Западного фронта для ликвидации прорыва противника в полосе 30-й армии была создана оперативная группа И. В. Болдина (152-я стрелковая дивизия, 101-я мотострелковая дивизия, 126-я, 128-я, 143-я и 147-я танковые бригады, 10-й гмп). Контрудар, нанесённый 3—5 октября в районе Холм-Жирковский по наступающим соединениям немецкой 3-й танковой группы (41-й и 56-й моторизованные корпуса) был отражён и требуемых результатов не достиг.

4 октября на рославльском направлении немецкая 4-я армия с 4-й танковой группой, тесня соединения и части 43-й и 33-й армии Резервного фронта, вышли на рубеж Ельня—Спас-Деменск—Мосальск. К исходу 4 октября противник глубоко охватил группировку из 19-й, 16-й, 20-й армий Западного фронта и 32-й, 24-й и 43-й армий Резервного фронта. Создалась реальная угроза выхода танковых частей противника в район Вязьмы с севера и юга.

5 октября Ставка Верховного Главнокомандования утвердила решение командующего войсками Западного фронта об отводе войск на Ржевско-Вяземский (Гжатский) оборонительный рубеж, переподчинив 31-ю и 32-ю армии Западному фронту.

Но провести быстрый отход войск не удалось. Моторизованные гитлеровские корпуса уже шли по линии Гжатского оборонительного рубежа, отрезали тем самым все пути отхода. Вследствие чего 7 октября в окружении оказались 17 дивизий Западного фронта, и в их числе — 166-я сд. Бойцы дрались до последней возможности, приковывая к себе врага и сдерживая его продвижение.

6 октября советским командованием пыталось организовать отход армий и дивизий. Однако отвод войск в условиях ожесточённых боёв и частичной потери управления осуществить не удалось. Успело отойти управление 16-й армии, передавшее войска 20-й и 19-й армиям, с задачей организации обороны в районе Вязьмы.

Часами ранее, в ночь на 6 октября войска 19-й армии получили приказ выходить из боя и в дальнейшем занять полосу на Ржевско-Вяземском (Гжаском) оборонительном рубеже. 166-я стрелковая дивизия скрытно сворачивает свои боевые порядки и в ночь с 5 на 6 октября выходит из боя. Совершив марш, части дивизии к утру 7 октября сосредоточились в районе южнее Вязьмы.

7 октября противник силами 56-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы с севера, 46-го и 40-го моторизованных корпусов 4-й танковой группы с юга и востока прорвался к Вязьме (восточнее места дислокации 19-й армии) и окружил 19 стрелковых дивизий, 4 танковые бригады из состава 19-й, 20-й, 24-й, 32-й армий и группы генерала И.В. Болдина. Образовался так называемый «Вяземский котёл».

Окружённые войска вели в районе Вязьмы упорные бои до 13 октября, сковав значительные силы противника. Тысячи воинов-томичей полегли в этих боях.

Правое крыло Западного фронта (22-я, 29-я и 31-я армии) к 10 октября заняло рубеж Осташков—Ельцы—Сычёвка, передав на Можайскую линию обороны семь дивизий.

11 октября заместитель командующего Западного фронта генерал Болдин отдал приказ на прорыв из окружения на восток в направлении на Гжатск. Прорыв был назначен на 12:00 12 октября после часовой артподготовки. Однако боеприпасов у артиллеристов уже не осталось, горючего и продовольствия не было. Бой был ожесточённый, несколько частей, прорвав фронт окружения, смогли выйти на Можайскую линию обороны. Однако в целом для дивизии попытка прорыва успеха не имела. В этом бою погибли командир дивизии А.Н. Холзинев и комиссар И.И. Русанов. Командование на себя взял член штаба дивизии, генерал-майор Додонов Михаил Яковлевич Додонов.

Представителями штаба фронта отдали приказ остаткам дивизии прорываться на юг, выйти в район города Вязьмы с целью соединения с группой войск 20 и 24 армий, а затем во взаимодействии с ними прорываться на восток. Однако управление подразделениями было нарушено, попавшие в котёл армии и дивизии расчленялись под массированными ударами противника.

Окруженцы не раз предпринимали попытки пробиться из окружения, чаще всего оказывающиеся безрезультатными. Большинство пробивающихся групп, лишённые боеприпасов, были взяты в плен. Группа со штабом 166 сд генерала Додонова шла к прорыву целый месяц, вышла из окружения только 15 ноября.

14 октября у деревни Богдановка группа Додонова обнаружила немецкий полк на марше с танками. Додонов отдал приказ атаковать противника. Подготовив атаку без артиллеристов (не было снарядов) в 12 часов внезапным броском атаковали колонну на марше. В результате отряд практически одними штыками заколол до 600 немцев. Потери группы составили около 400 человек красноармейцев убитыми[16].

Ещё 10 октября войска Западного и Резервного фронтов, остатки частей Брянского фронта, не попавшие в окружение, были объединены под единым командованием Западного фронта, который был направлен на позиции Можайской линии обороны Москвы.

Официально установлено, что из окружения к середине ноября разными группами вышло 517 солдат и командиров 166-й стрелковой дивизии.

Однако яростные бои после 1 октября, отчаянное сопротивление и нежелание до последнего шанса сдаваться у окружённых (до этого в Европе окружённые французы просто складывали оружие и строем шли в лагеря для военнопленных), значительно ослабили, свели на нет наступательный потенциал немцев на московском направлении. Вермахт приостановил наступление и занялся перегруппировкой своих войск. Наступившая ранняя (с конца октября) и морозная зима также застала врасплох неготовые к морозам немецкие части. «Тайфун» остановился. Это позволило руководству СССР укрепить оборону под Москвой. Московская битва вступала в новый этап, когда зимой Красная Армия нанесёт ответный удар и отбросит немцев от Москвы.

Финал

Попав в окружение и лишившись подвоза боеприпасов и иного снабжения, ежечасно подвергаясь массированным бомбардировкам с воздуха, и расстрелу из артиллерийских орудий, дивизия оказалась обескровлена. Оказавшись без боеприпасов, солдаты не могли оказывать сопротивления противнику.

Войска Вермахта прорвали фронт обороны Красной армии на всю оперативную глубину и, уничтожив часть войск Западного и Резервного фронтов, подошли к Можайской линии обороны Москвы, создав условия для дальнейшего наступления на Москву.

По немецким данным, потери советских войск только пленными в двух «котлах» под Брянском и Ельней составили более 600 тысяч человек. В плен попали около 688 тысяч советских бойцов и командиров, из окружения удалось вырваться лишь примерно 85 тысячам человек.


При присвоении городу Вязьма статуса Города воинской славы России (27.04.2009), отмечалось:

7 октября 1941 город Вязьма был оккупирован немецкими войсками. Осенью 1941 года в ходе наступательной операции вермахта «Тайфун» под Вязьмой во вражеское окружение попали воины Красной Армии: 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк резерва Верховного Главнокомандования (РГК) и полевые управления четырёх армий, общим числом до 600 000 человек, в том числе 10 дивизий добровольцев-ополченцев из Москвы в возрасте от 16 до 60 лет. Всего в октябре 1941 года в боях под Вязьмой погибло около 400 000 советских граждан. В ходе прорыва из окружения вышли 85 000, однако в плен попали около 688 000 советских солдат и офицеров.
Советские военнопленные. Снимок сделан после 15 октября 1941 года

Советская историография в официальных публикациях утверждала, что военнослужащие дивизии, кто не смог прорваться из вяземского котла, ушли к партизанам, где и продолжили свою борьбу с немецкими оккупантами. Такие случаи действительно были . Однако на самом деле тысячи и тысячи солдат оказались в плену, для них был специально создан Вязьменский концентрационный лагерь «Дулаг–184». Не смотря на то, что информация о сотнях тысяч узников этого лагеря (большинство из которых умерли или погибли в период с ноября 1941 и до закрытия концлагеря в 1943), с поимёнными данными переданная из архивов ГДР Советскому Союзу, все они были преданы забвению, родные получили только извещение, что их сын, брат, муж пропал без вести

Перевозка пленных солдат РККА, захваченных при окружении частей советских армий под Вязьмой.
Ноябрь 1941 года

К 20 октября 1941 года полевое управление 24-й армии было расформировано, а её вышедшие из окружения войска переданы для укомплектования соединений и частей Западного фронта. Немецкие источники отмечали, что продвижение немецких войск после 10 октября застопорилось неожиданной распутицей в следствие затяжных осенних дождей, которые сменились ранними (в 20-х числах октября) морозами. Также наличие большой массы советских солдат в тылу не позволял свободно разворачивать и концентрировать силы для броска на Москву.

166-я стрелковая дивизия 1-го формирования окончательно прекратила своё существование 15 ноября, с выходом из окружения её штаба, которому было объявлено о расформировании и 24-й армии, и составляющих её дивизий. К 1945 году из состава томской 166-й стрелковой дивизии в живых бойцах РККА остались единицы.

Что касается бойцов 166-й дивизии, ставших партизанами, известно о следующих. На Смоленщине в 1941 — 1943 гг. действовало несколько партизанских отрядов, объединённых в бригады. В отряде имени Суворова 2-й Вадинской бригады было 14 человек из 166-й стрелковой дивизии, из них четверо томичей: командир отряда старший лейтенант из 499-го артиллерийского полка Н.А. Бычков, младший лейтенант Г.В. Ернаков и старшина В.Н. Фролов. Командиром отряда «За Родину» 3-й Вадинской бригады был томич Сергей Дагаев. Вместе с ним сражались воентехник К.А. Бахтин, старший сержант из 517-го стрелкового полка X.X. Исканов и артиллерист 499-го полка Н.А. Сорочинский. Командиром отряда «Смерть фашизму» той же бригады был младший лейтенант В.И. Васильев, до войны работавший преподавателем Сибирского Томского индустриального института (ныне — Томский политехнический университет). Партизанские бригады, действовавшие в Вадинских лесах Смоленщины, только за 6 месяцев провели 160 боевых операций, в которых уничтожили 3 600 немецких солдат и офицеров, подорвали и сожгли 39 танков и бронемашин, 139 автомашин, сбили 5 самолётов, подорвали 52 моста, пустили под откос 37 эшелонов противника.


Командованием РККА в январе 1942 года в городе Чебаркуль на Урале была сформирована совершенно новая 166-я стрелковая дивизия (166 сд второго формирования).

Командование 166 сд

  • Командир дивизии с 1939 года по 31 августа 1941 гг. — полковник Алексей Назарович Холзинев (1899—1941).
  • Командир дивизии с 31 августа по 12 октября 1941 гг. — полковник, с 12 октября по 16 ноября 1941 — генерал-майор Михаил Яковлевич Додонов (189х—1963).
  • Комиссар дивизии с 1939 по октябрь 1941 — Иван Иванович Русанов (1898—1941).
  • Начальник штаба — майор Александр Леонидович Стафеев.
    • Заместитель начальника штаба — майор Лисицын
    • Помощник начальника штаба — майор Бажанов
  • Начальник политотдела — батальонный комиссар Михаил Васильевич Удалов.
    • Заместитель начальника политотдела — батальонный комиссар Фёдор Михайлович Напалков.
  • Заместитель командира дивизии по тылу — П.В. Балабушевич.

Состав дивизии

Полки и отдельные подразделения (батальоны, роты, др.) в составе 166-й стрелковой дивизии на июль 1941 года:

  • 423 сп — 423-й стрелковый полк (в составе — штаб полка, 45-я, 76-я, 122-я артиллерийские батареи);
  • 517 сп — 517-й стрелковый полк;
  • 375 сп — 735-й стрелковый полк;
  • 359 ап(л) — 359-й легко-артиллерийский полк;
  • 499 ап(г) — 499-й гаубичный артиллерийский полк;
  • 205 оипд — 205-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион;
  • 177 озад — 177-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион;
  • 191 орб (орр) — 191-й [отдельный] разведывательный батальон [в ряде источников — рота];
  • 231 осб — 231-й отдельный саперный батальон (по воспоминаниям ветерана дивизии С.В. Штрика[10] в феврале-марте 1941 года батальон 231 осб был передислоцирован на территорию Литовской ССР);
  • 195 обс — 195-й отдельный батальон связи;
  • 215 мсб — 215-й медико-санитарный батальон (5 санитарных рот; состав — около 400 женщин-военнослужащих);
  • 191 орхз — 191-я отдельная рота химзащиты;
  • 106 атб — 106-й автотранспортный батальон;
  • 172 пахб — 172-й полевой автохлебозавод (полевая хлебопекарня);
  • 131 ппс — 131-я полевая почтовая станция (п/п 131);
  • 251 пкг — 251-я полевая касса Госбанка.

Литература

Основная

  • 166-я стрелковая дивизия: [Буклет]. — Омск: Областная типография, 1979. — 4 с., фот.
  • Лопуховский Л.Н. 1941. Вяземская катастрофа. — 2-е изд., перераб. и испр. — М.: «Яуза», «Эксмо», 2008. — ISBN 978-5-699-30305-2.
  • Меженько А.В., Садовников С.И., Мартынов В.Е., Соколов Д.К. Хроника воскрешения подвига. // Военно-исторический журнал. — М., 1999. — № 3. — С.89.
  • Пономарёв М.И. Дважды рожденная [история 166-й стрелковой дивизии 1-го и 2-го формирования] / [ветеран 166-й стрелковой дивизии] М.И. Пономарёв, [журналист] С.Б. Скороходов. — Алма-Ата: МП «Обелиск»; «Казахстан», 1993. — 448 с.: рис., табл. — Памяти воинов Великой Отечественной войны.
  • Хроника обыкновенного подвига. История 166-й стрелковой дивизии. / Голиков В.И., Епонешникова Г.В., Мохова Р.Е. / Под общ. ред. Черевко А.Н.М.: Изд-во ООО «Информ-Знание», 2010. — 192 с.: ил. — Электронный ресурс: /vital.lib.tsu.ru
  • Штрик С.В. Как это было: воспоминания о прожитом и о пережитом / Штрик Сергей Владимирович. — М.: [б. и.], 2004. — 220 с.: рис., фот., портр. (мемуары генерал-лейтенанта С.В. Штрика о боях 166-й сд)


  • 166-я стрелковая дивизия, 1941 год [подборка документов] / сост. А.В. Яковенко. — Томск, 2010. — Электронный ресурс: elib.tomsk.ru.
  • Боевой путь 166-й стрелковой дивизии [подборка документов] / Электронный документ: сост. А.В. Яковенко. — Томск, 2010. — Электронный ресурс: elib.tomsk.ru.
  • Боевой путь 166-й стрелковой дивизии (боевые действия на дальних подступах к Москве, июль–октябрь 1941 г.) / Электронный документ. — Томск, 2010. — Электронный ресурс: elib.tomsk.ru.
  • Вашкевич В.Р. Бои западнее Вязьмы. Сборник воспоминаний «От Москвы до Берлина». — М., 1966. — С.71—86.
  • Гладун А.Н. Вяземская оборонительная операция 1941 год. (Оперативно-тактические выводы и уроки). Диссертация на соискание учёной степени кандидата наук. — Рязань, 1999.
  • Грушина А.Ф. Богородицкое поле // «Московский журнал». — М., 2001. — № 12.
  • Исаев A.B. Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: «Яуза Эксмо», 2005. — ISBN 5-699-12899-9.
  • Лукин М.Ф. В Вяземской операции. // Военно-исторический журнал. — М., 1981. — № 9. — С. 30—37.
  • Молочаев И.П. Боевой путь сибирских дивизий в Великой Отечественной войне. — Новосибирск: СО РАН НИЦОИГГМ, 2000.
  • Муриев Д.З. Вяземская операция // Советская военная энциклопедия (издание 2-е). — М., 1978.
  • Невзоров Б.И. Московская битва: феномен второй мировой. — М.: «СиДиПресс», 2001.
  • Орешкин Б. Вязьма. // Альманах «Подвиг». — М., 1991. — Выпуск 38. — 102—114.
  • Рахаева Ю. Дело Нашей совести. // комсомолец Московский комсомолец (газета). — М., 1989. — № 144. — С.3.
  • Рубан С.Н. Боевые действия советских войск в окружении под Вязьмой. // 50-летие победы в битве под Москвой. Материалы военной научной конференции. — М., 1991.
  • Шевчук В. Действия оперативных групп в Смоленском сражении (10 июля — 10 сентября 1941 г.) // Военно-исторический журнал. — М., 1979. — № 12.
  • Черёмухин К. На смоленско-московском стратегическом направлении летом 1941 года // Военно-исторический журнал. — М.. — Электронный ресурс: www.rkka.ru

Дополнительная

  • Битва под Москвой. Хроника, факты, люди.: в 2-х книгах. — М.: «Олма-Пресс», 2001. — Книга 1. — С.253.
  • Боевые действия частей Красной Армии южнее Вязьмы в октябре 1941 года / портал «Вяземская централизованная библиотечная система муниципального образования „Вяземский район“ Смоленской области». — Вязьма, 2005. — 12 марта. — Электронный ресурс: vyazma.library67.ru
  • Великая Отечественная война. 1941—1945. Военно-исторические очерки. Книга первая. Суровые испытания. — М.: «Наука», 1998. — С.218.
  • Дембрицкий Н.П. «Мы обязаны разгромить Гудериана» // Военно-исторический журнал. — М., 1999. — № 1.
  • Драгун А.М. Вязьма 1941—2013 гг. / портал «Проза.ру», 2013. — Электронный ресурс: www.proza.ru (Драгун Алексей Макарович — генерал-майор в отставке, мемуары)
  • Ерёменко А.И. В начале войны. — М.: «Наука», 1965. — Электронный ресурс: militera.lib.ru/memo
  • Ерёменко А.И. Дневники. Записки. Воспоминания. 1939—1946. — М., 2013.
  • Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. — М.: «Олма-Пресс», 2002. (В 2-х томах).
  • История Второй мировой войны 1939—1945. т. 4. — М.: «Воениздат». 1975.
  • Конев И.С. Начало Московской битвы. Сборник Битва за Москву. — М.: «Московский рабочий», 1966. — С.45.
  • Detlev von Plato, Anton . Die Geschichte der 5. Panzerdivision 1938 bis 1945. — Regensburg, 1978.
  • Carell, Paul. Hitler Moves East: 1941—1943. — New York: Bantam Books, 1966.
  • Clark, Allen. Barbarossa: The Russian-German Conflict, 1941-45. — New York: Quill, 1965.
  • Fugate, Bryan I. Operation Barbarossa: Strategy and Tactics on the Eastern Front, 1941. — California: Presidio Press, 1984.
  • Glantz, David M. Initial Period of the War on the Eastern Front 22 June — August 1941. — London: Frank Cass, 1997.
  • Glantz, David M. Stumbling Colossus: the Red Army on the Eve of World War. — Lawrence: University of Kansas, 1998.
  • Glantz, David M.; House, Jonathan. When Titans Clashed: How the Red Army Stopped Hitler. — Lawrence: University of Kansas, 1995.
  • Guderian, Heinz. Erinnerungen eines Soldaten. — Heidelberg: Kurt Vowinckel Verlag, 1951.
  • Guderian, Heinz. Panzer Leader. — New York: Ballantine, 1972.
  • Madej, Victor; Stanton, Shelby. The Smolensk Campaign: 11 July — 5 August 1941. Strategy & Tactics No. 57. — New York: Simulations Publications, 1976.
  • Overy, Richard. Russia’s War: Blood Upon the Snow. — New York: Penguin Putnam, 1997.
  • Reinhardt, Klaus. Die Wende vor Moskau — Das Scheitern der Strategie Hitlers im Winter 1941/1942. — Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1972. — ISBN 3-421-01606-2.
  • Salisbury, Harrison E. The Unknown War. — New York: Bantam Books, 1978.
  • Stahel, David. Operation Typhoon: Hitler's March on Moscow, October 1941. — Cambridge: Cambridge University Press, 2013. — ISBN 978-1-10-703512-6.
  • W. Chales de Beaulieu. Generaloberst Erich Hoepner. — Neckargemünd: Scharnhorst Buchkameradschaft, 1969.

Стихи, проза, кино о сражениях за Смоленском


Память

Часовня в городе Ельня в память о советских воинах, павших в боях 1941 года.

В связи с тем, что в сентябре и октябре 1941 года дивизия оказалась фактически уничтожена, остатки её были окружены (только части военнослужащих удалось прорваться из окружения 15 ноября), командованием РККА было принято решение о расформировании (ликвидации) 166 сд с 20 октября 1941 года. Более 100 тысяч бойцов 24-й армии оказались в немецком концлагере для советских военнопленных «Дулаг–184» рядом с городом Вязьмой…

С этого момента память о частях 24-й армии (первого формирования), в том числе о 166-й стрелковой дивизии (166 сд первого формирования) и её бойцах оказалась предана забвению. О героической борьбе воинов-томичей в июле-ноябре 1941 года вспомнили лишь в канун 50-летия Победы (1995). Вплоть до 2016 года архивисты поднимали материалы и свидетельства о событиях тех дней, о бойцах и командирах, изучали роль и исторические следствия яростного сопротивления этого формирования РККА в первые месяцы войны.


Памятные знаки в честь 166-й стрелковой дивизии:

  • В Томске по ул. Нахимова, 6, установлена (2016) мемориальная доска в честь подвига артиллеристов 166-й стрелковой дивизии. Здесь место, недалеко от которого располагалась точка сбора томских солдат перед отправкой на фронт. Инициатива создания мемориального объекта принадлежит сыну одного из артиллеристов, Владимиру Халаимову, и поддержана мэром Томска Иваном Кляйном.
  • Музей боевой славы 166-й стрелковой дивизии создан и действует в средней школе № 51 (Кировский район, Томск). Создан в 1968 году при содействии Хамзы Худжаевича Иксанова, одного из оставшихся в живых бойцов этой дивизии. В музее хранится около тысячи различных экспонатов. Это письма с фронта, фотографии бойцов, их биографии, воинское обмундирование, образцы оружия и боеприпасов, привезённые томскими молодёжными поисковыми отрядами с мест боёв дивизии на Смоленской земле, образцы военной формы и много других экспонатов того времени.
  • Дивизия упомянута на плите мемориального комплекса «Воинам-сибирякам» в составе Ленино-Снегирёвского военно-исторического музея (Истринский район, Московская область).
  • В селе Верховье Холм-Жирковского района Смоленской области по инициаиве (1978) и силами студентов Томского политехнического института установлен Мемориал в честь воинов 166-й томской стрелковой дивизии.


Примечания

  1. Так как из окружения всё-таки удалось вывести штаб и знамя дивизии, 166-я стрелковая дивизия (2-го формирования) стала создаваться вновь в городе Любим Ярославской области в составе резерва Ставки ВГК. Участвовала в боях с немецко-фашистскими войсками с мая 1942 по май 1945, после войны была расформирована в 1946.
  2. 71-я стрелковая дивизия имени Кузбасского пролетариата (штаб в 1938 располагался в городе Кемерово, Кузнецкий административный округ Новосибирской области) с середины 1930-х гг. имела статус «территориальной дивизии тройного развёртывания», то есть должна была рано или поздно реорганизовываться в три новых дивизии. Их стали развёртывать в 1938—1940-х гг. Сама же 71-я сд СибВО была расформирована, окончательно упразднена как единица весной 1941 года. С 1938 года стрелковые дивизии СибВО были переведены на кадровый принцип комплектования.
  3. В ноябре 1941 здесь, в «Красных казармах», будет развёрнут эвакуированный из Москвы (район «Дубровка») завод ГПЗ-1, который в Томске будет работать до 2000-х гг. под наименованием ГПЗ-5. После ликвидации завода в период с 2009 по 2016 многие исторические здания «Красных казарм» будут снесены — территория отдана городскими властями под застройку торгово-коммерческими заведениями.
  4. Восточная часть этого массива и ныне именуется Северным Городком.
  5. Поздней осенью 1941 года территория будет отдана под развёртывание эвакуированного завода металлорежущих инструментов (ТИЗ).
  6. Смоленское сражение 1941 года — оборонительные и контр-наступательные действия советских войск против стремительно наступавшей немецкой группы армий «Центр» и части сил группы армий «Север» на главном московском направлении. В течение двух месяцев (с 10 июля по 8 сентября 1941 года) ожесточённые бои продолжались на огромной территории: 600—650 км по фронту (от Идрицы и Великих Лук на севере до Лоева и Новгород-Северского на юге) и 200—250 км в глубину (от Полоцка, Витебска и Жлобина на западе до Андреаполя, Ярцево, Ельни и Трубчевска на востоке). В разное время в них принимали участие: с советской стороны − сухопутные войска и авиация четырёх фронтов (Западного, Центрального, Брянского и Резервного фронтов), а также авиация 3-го дальнебомбардировочного корпуса РГК; с немецкой — войска группы армий «Центр», часть сил группы армий «Север» и авиация 2-го воздушного флота.
  7. 24-я армия впервые была сформирована 1 июля 1941 года на основании директивы Ставки ГК № 0042 от 27 июня 1941 года в Сибирском военном округе с непосредственным подчинением Ставке ВГК (до 14 июля). C момента формирования и до 15 июля 1941 года командующим армии был генерал-лейтенант С.А. Калинин, с 15.07.1941 по 07.10.1941 — генерал-майор К.И. Ракутин, который погиб при разгроме и уничтожении противником 24-й армии в окружении под Вязьмой.
  8. Можайский фронт — оперативно-тактическое наименование в июле-октябре 1941 укрепрайона, который спешно создавался в тылу Фронта резервных армий. Представлял собой новую, перед Москвой, линию обороны, которая создавалась восточнее Гжатской линии обороны. В свою очередь фортификационные сооружения Гжатской линии спешно строились между Вяземской линией обороны (здесь окопались дивизии армий, расположенных за Смоленском) и Можайским фронтом. После немецкого броска моторизованно-танковых групп в окружение войск Западного и Резервного фронтов, что находились за Смоленском, немцы прошли по Гжатской линии (заняв её фортификационные сооружения) и создали из неё свою двойную линию обороны: фронтом на запад, против окруженных армий (так называемый «Вяземский котёл») и на восток — против позиций Можайской линии обороны Москвы.
  9. Лопуховский Л.Н. «1941. Вяземская катастрофа» (М., 2008).
  10. а б в г Штрик С.В. «Как это было: воспоминания о прожитом и о пережитом» (Москва, издания 1995 и 2004 гг.).
  11. Данные сводки штаба Западного фронта о ситуации на 20:00 29.07.1941.
  12. Ерёменко А.И. В начале войны. (Москва, 1965).
  13. Генерал И.В. Болдин, бывший заместитель командующего Западным фронтом. Выходил с войсковой группой из окружения, в которое попали армии Западного фронта ещё в районе города Белостока.
  14. Информация сайта ЦАМО «Память народа», версия на сентябрь 2016.
  15. Линии окопов, созданные восточнее Вязьмы (но западнее линии обороны «Можайский фронт»), сыграют злую роль против армий, оказавшихся в Вяземском котле в октябре 1941: немцы в этих окопах эффективно противостояли попыткам войск прорваться в восточном направлении.
  16. По тексту объяснительной записки генерал-майора Додонова М.Я., командира 166-й стрелковой дивизии, вышедшего с группой красноармейцев из окружения под Вязьмой 15.11.1941.

Ссылки




Настоящая статья подготовлена в августе 2016 года для «Товики» Абрамовым О.К. на основе анализа внешних источников об объекте.

Библиография статьи:
* Абрамов О.К. 166-я стрелковая дивизия [текст] // Товики. — Томск, 2016. — Электронный ресурс: towiki.ru: 166-я стрелковая дивизия.


Теги:

  • что такое 166-я стрелковая дивизия
  • что такое 166 сд
  • что такое томская стрелковая дивизия