Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Сергей Миронович Киров

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Миронович Киров

Серге́й Миро́нович Ки́ров (настоящая фамилия — Ко́стриков). Годы жизни: 1886—1934). Русский революционер 1904—1917 гг., затем советский военный (1918—1922) и государственный деятель, один из вождей Партии и Государства.

Герб Советского Союза
(государственные деятели,
1930-е гг.)


С осени 1904 по июнь 1906 гг. старшим подростком вёл в Томске антиправительственную революционную борьбу, затем здесь же сидел в тюрьме в 1906—1908 гг. Также пребывал в томской тюрьме с сентября 1911 по март 1912 гг.

Страницы биографии

Из биографии С.М. Кирова

Сергей Миронович Костриков (революционерский псевдоним с 1912 года — Киров[1]) родился 27 марта 1886 года в городе Уржуме Вятской губернии в мещанской семье.

Не смотря на сиротское детство (с 8 лет), при помощи вятских учреждений социального призрения мальчик смог закончить сначала городское приходское училище, а затем и начальное училище. Во время учёбы он неоднократно награждался грамотами и книгами, имел другие поощрения губернских органов народного попечительства и образования.

Осенью 1901 года он смог поступить в Казанское низшее механико-техническое промышленное училище — за счёт Уржумского земства, Попечительского фонда городского училища города Уржума и по ходатайству воспитателей приюта и учителей прежнего городского училища. Окончив в 1904 году Казанское училище он, получив полное среднее профессионально-техническое образование с наградой первой степени, оказался в пятёрке лучших выпускников того года. Решил продолжить обучение в техническом вузе.

В 1904 году в августе прибыл в Томск, был устроен работать чертёжником в Томской городской управе. Одновременно оформил документы для обучения на подготовительных общеобразовательных курсах Императорского Сибирского Технологического института (ныне ТПУ), однако к учёбе так и не приступил[2].

Каким-то образом Серёжа Костриков с самого начала своей томской жизни, с осени 1904 года, оказался вовлечён в местную радикальную подпольную ячейку революционеров РСДРП[3]. В своей автобиографии от 1920 года он указывал, что заражение романтикой участия молодёжи в антиправительственных преступных сообществах произошло у него ещё при учёбе в Казанском училище. Вероятно там он получил наставления о радикальных социалистах в Томске. Своим первым идейным вдохновителем С.М. Киров указывал активиста томской ячейки РСДРП тов. Смирнова[4]. Пареньку присвоили партийную кличку Серж. Следует отметить, что в начале Русско-Японской войны в 1904 году томская ячейка РСДРП была малочисленной маргинальной организацией. Так при демонстрации своей силы на манифестации в январе 1905 года все виды местных социалистов смогли набрать только ок. 300 человек, включая примкнувших восторженных учащихся ремесленных училищ, разъагитированных рабочих-печатников и путейско-деповских ж.д. рабочих. Осталось загадкой каким таинственным образом осенью 1904 года эта организация получает большие денежные средства (например, с января 1905 года Серж Костриков будет жить впредь только на средства Партии), несколько ящиков револьверов и патронов к ним, а также дорогостоящее типографское оборудование — в ту пору прокламации и листовки у населения вызывали особенно повышенный интерес и ажиотаж. Организация вела работу в трёх основных направлениях: подготовка групп боевиков[5] для начала вооружённой «социалистической» революции против российской государственности (было создано 2 или 3 группы по 10 человек в каждой); распространение прокламаций в Томске и в уездных городах Транссиба; группа агитации и пропаганды в среде путейских рабочих с целью проведения акций саботажа, забастовок и остановки ж.д. перевозок на таких станциях в Томской губернии, как Новониколаевск, Томск, Тайга и др. В сферу деятельности томской ячейки входили также ж.д. станции Красноярск и Иркутск. Зима 1904—1905 гг. — время, когда в Томске с высокой динамикой и особым драматизмом начинают развиваться события события Первой Русской революции. Сначала Серж был привлечён к распространению нелегальной литературы, а затем был вовлечён в организацию подпольной типографии и печатания листовок, которые сам же распространял в Томске и на станции Тайга. 18 января 1905 он принял участие в вооружённой демонстрации против самодержавия, которая была совместно подготовлена организациями революционеров-социалистов: левых эсеров, БУНДовцами и ячейкой РСДРП. Это была та печально знаменитая манифестация, при пресечении полицией которой оказался убит активист РСДРП и знаменосец манифестации Иосиф Кононов[6]. Около 300 человек под красным флагом решили пройти от Почтамта вдоль губернского базара на Миллионную улицу. Колонна заранее по периметру была оцеплена тремя боевыми дружинами РСДРП (по 10 человек в каждой), вооружёнными револьверами. При появлении конной полиции и казаков, которые попытались остановить манифестантов у строящейся гостиницы «Европа» (ныне магазин «1000 мелочей»), боевики-дружинники сделали залп из револьверов по полиции. Те явно не ожидали такого развития событий и такого радикализма. После некоторого замешательства казаки и полиция, используя шашки и нагайки, жёстко атаковали манифестантов и разогнали собравшихся, манифестация рассеялась по дворам и строениям Почтамтской улицы, Ямского переулка и Конной площади. В результате инцидента имелись немногочисленные раненые с обеих сторон и каким-то выстрелом оказался убит Иосиф Кононов. Полиция начала искать зачинщиков и участников этих кровавых антигосударственных беспорядков. 2-го февраля 1905 года Серж первый раз оказался арестован полицией, сделавшей облаву на сходку революционеров. Как якобы случайный участник уличных беспорядков он отсидел в заключении до 6-го апреля. Сам этот факт заключения революционера в тюремную крепость придал авторитет и революционный вес юному Сержу. Вскоре после выхода на свободу он получает предложение подполья возглавить боевую дружину РСДРП[7]. В июле 1905 года на тайной сходке Томская городская партийная конференция избирает Сержа Кострикова в число местных руководителей подполья — членом томского комитета РСДРП. Летом 1905 года С. Костриков вёл активную пропагандистскую работу, создавал стачечные комитеты среди деповских рабочих Томска, и рабочих на линии Сибирской (Томской) железной дороги. В частности, он один считается организатором в октябре 1905 года забастовки путейцев и ж.д. рабочих на станции Тайга.

Возросшая революционная наэлекризованность масс, психологическое напряжение стало порождением печально известных всему миру томских массовых уличных беспорядков в конце октября 1905 года, имевших особо трагические последствия: сотни погибших насчитывались в сожжённых зданиях Управления Сибирской железной дороги и Королёвского театра. Это положило конец агитаторско-пропагандистской деятельности «атеистов» и «революционеров» в Томске, которых не приняло и не поняло основное население города. Историки в жизнеописании С.М. Кирова не отмечают, где и как он скрывался в Томске с октября 1905 года и до момента своего ареста в июне 1906 года по вновь открывшимся следственным обстоятельствам всё в той же трагической манифестации 18 января 1905 года — полиции стало известно, что он был в манифестации не случайным участником, а уже членом РСДРП. Про другие «прегрешения» Кострикова полиция пока ещё информации не имела.

По решению суда С.М. Костриков был заключён в томскую тюремную крепость на полтора года (т.е. фактически он сидел до лета 1908 года) за доказанное преступление против Российской империи. Здесь в заключении вместе с другими полит-узниками принимал участие в издании нелегального журнала «Тюрьма»[8]. После освобождения уехал из Томска. С 1908 года Сергей Костриков принимает решение быть профессиональным революционером, ведёт подпольную и пропагандистскую работу в Иркутске и Новониколаевске. Но томская полиция продолжает следственные действия по фактам антиправительственной радикальной революционной и антигосударственной деятельности томской РСДПРП и в 1909 году Серж предпочитает скрываться от сибирских агентов сыскной полиции во Владикавказе. По официальной легенде, прибыв на Северный Кавказ С. Костриков становится сотрудником северокавказской кадетской[9] газеты «Терек», печатается на театральные темы под псевдонимом Сергей Миронов. Здесь же он знакомится со своей будущей женой Марией Львовной Маркус. С 11 августа 1911 года С.М. Костриков вторично находился в Томске. Во Владикавказе он был арестован полицией и этапирован в Томск по делу 1906 года о томской типографии подпольщиков-революционеров. Однако суд, состоявшийся 16 марта 1912 года, неожиданно выносит оправдательный приговор за отсутствием улик: главный свидетель обвинения полицейский пристав, который арестовывал Сержа весной 1906 года, на этом заседании суда не узнал его, изменившегося за эти годы. Избежав наказания Костриков вернулся во Владикавказ в апреле 1912 года и меняет здесь свой революционный псевдоним на «Киров». Слово является производным от православного имени Кир, восходящего к греческому Кир, Кирус и означающего господин, отмеченный Господом, подобный Господу. История появления псевдонима Киров, как достаточно случайного стечения обстоятельств, описана в очерке Дзахо Гатуева[10] «Мироныч»: в апреле 1912 года газета «Терек» опубликовала статью «Поперёк дороги», впервые подписанную «С. Киров». С этого момента Серж и Мироныч окончательно становится Кировым. Под этим псевдонимом он и войдёт в дальнейшем в историю СССР.

Согласно версии официальной советской историографии, политические взгляды Кирова до 1917 года ясны и однозначны — он-де был убеждённый большевик-ленинец. Дополнительные современные исследования оспаривают это утверждение — Киров долго не мог выбрать «политическую платформу» в условиях противоречивой риторики вождей РСДРП. Одно время открыто сочувствовал меньшевикам, весной 1917 года поддерживал Временное правительство (тоже революционное и антимонархическое по своей сути). Эти взгляды опубликованы в статьях С. Кирова периода Февральской революции и весны 1917 года. И только после Октябрьской революции он окончательно перешёл на сторону большевистских вождей РСДРП. Это не помешало С.М. Кирову летом 1917 года стать одним из депутатов Владикавказского (под контролем большевиков) Совета и Владикавказского комитета РСДРП(б), быть одним из организаторов советской власти на Кавказе.

Основная слава и продвижение в круг вождей Партии и Государства пришли к Кирову в период Гражданской войны и с его личным участием в Красном Терроре. Карьерный взлёт С.М. Кирова начался с весны 1918 года, когда он был избран членом Терского областного совета[11]. Уже в июле 1918 года Киров участвует в Пятом Всероссийском съезде Советов[12] по гостевому билету, а в ноябре — он уже полноправный делегат следующего, VI Всероссийского съезда Советов. С 25 февраля 1919 года — председатель временного революционного комитета в Астрахани с полномочиями военного руководителя, где лично возглавляет жёсткое подавление «контрреволюционного мятежа» (название событий по версии советской историографии): были расстреляны выступления пролетариата и рабочих города, в которых участвовало также большое число красноармейцев. 24 мая 1919 года по распоряжению Астраханского ревкома был расстрелян крестный ход населения, вышедшего во имя прославления святого Иосифа Астраханского. В мае-июне 1919 года Киров сам курирует арест и расстрел православных иерархов — митрополита Астраханского Митрофана и епископа Леонтия. В этом же году становится членом Реввоенсовета XI Красной Армии. Этот этап биографии в советских учебниках истории будет обозначен как «…участник обороны Астрахани».

Киров-оратор

28 апреля 1920 года в составе командования XI Красной армии вступает в Баку, здесь Киров становится членом Кавказского бюро ЦК РКП(б). 1921 год — на X съезде РКП(б)[13] избирается кандидатом в этот высший орган советской страны, Киров становится членом ЦК партии большевиков[14]. В том же году он становится первым секретарём ЦК компартии Азербайджана…участник восстановления советской власти в Азербайджане»).

В июне 1920 года назначается полпредом Р.С.Ф.С.Р. в буржуазной Грузии, в октябре 1920 года возглавил советскую делегацию на переговорах в Риге по заключению мирного договора с Польшей.

В апреле 1923 года на XII съезде РКП(б) вновь избран членом ЦК РКП(б). В 1926 году С.М. Кирова избирают первым секретарём Ленинградского губернского комитета (обкома) и горкома партии и руководителем Северо-Западного бюро ЦК ВКП(б); становится кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б)[15]. То есть окончательно входит в круг высших вождей Партии и Государства.

Сталин и Киров. Фото сделано в конце 1920-х гг.

В составе группы ЦК направляется в Ленинград для идеологической борьбы против так называемой зиновьевской оппозиции. Киров посещает собрания на заводах, где проявляет себя как пламенный оратор, харизматический деятель. За год им сделано более 180 выступлений. Тем не менее в конце 1929 года группа недовольных Кировым ленинградских партийных функционеров (в том числе руководители Ленинградского совета и Ленинградской областной партийной контрольной комиссии) потребовали от ЦК ВКП(б) снять Кирова с руководящих должностей за его дореволюционное сотрудничество с «буржуазнореволюционной прессой» (припомнили ему его работу в газете «Терек» умеренно-революционной партии кадетов). Дело рассматривалось на закрытом заседании Политбюро и Президиума ЦКК ВКП(б). Во многом благодаря поддержке Иосифа Сталина Киров вышел из этого столкновения победителем. С этого момента коммунист-ленинец Киров становится коммунистом-сталинистом, активным сторонником нового вождя страны и проводником его политики (в том числе — репрессий). После решения ЦК и ЦКК противники Кирова в Ленинграде, по распоряжению из Москвы, были сняты со своих постов, многие понесли суровое наказание.

Однако в решении заседания Политбюро и Президиума ЦКК деятельность Кирова в 1908—1917 гг. всё-таки была охарактеризована как «ошибка». Несколько лет спустя в известной «платформе Рютина» Киров будет поставлен в один ряд с бывшими противниками большевиков, которые в силу своей политической беспринципности ныне особенно верно стали служить установлению режима диктатуры Сталина. Киров, по утверждению историка О.В. Хлевнюка, несмотря на благоволение ему Сталина, оставался маловлиятельной фигурой в Политбюро. Являясь членом Политбюро ЦК ВКП(б), Москву он посещал крайне редко, в голосованиях партийной верхушки участия почти не принимал, все его интересы в последние годы ограничивались приоритетами промышленности Ленинграда и экономики Северо-Западного округа.

Историками отмечается, что Киров не остался в стороне от системы массовых сталинских репрессий. Одним из первых здесь дел называют ленинградское «академическое дело» (дело против Академии наук СССР, находившейся тогда в Ленинграде; начато в октябре 1929), инициированное С.М. Кировым и председателем наркомата РКИ Ю.И. Фигатнером (по должности — член Особой следственной комиссии ОГПУ[16]), чему начало положила их совместная телеграмма в ЦК ВКП(б) И.В. Сталину о необходимости срочно начинать громить Академию наук СССР и заменить академиков на коммунистических учёных[17]. Массовые репрессии в отношении учёных в этот момент в Ленинграде шли одновременно с репрессиями в отношении священнослужителей, преподавателей школ и вузов, а также в отношении иных лиц, способных, даже косвенно, повлиять на идеологическое сознание масс. Шли аресты (в том числе многих вскоре расстреливали) ленинградских немцев, старых царских гвардейских офицеров и подобные репрессии по целому ряду других «категорий» населения.

В 1933 году С.М. Киров вместе с Ф.Д. Медведем[18] и И.Ф. Кадацким[19] входил в состав «тройки» Ленинградской области по рассмотрению дел о врагах народа, повстанчестве и контрреволюции — с правом внесудебного вынесения расстрельных приговоров.

Вечером 1 декабря 1934 года, в Смольном, где располагался Ленинградский горком и обком ВКП(б), С.М. Кирова выстрелом в затылок убил милиционер Леонид Николаев. Большинство современных исследователей сходятся на том, что убийца руководствовался личными мотивами — обидой или ревностью. Версия о ревности опирается на свидетельства о любовной связи Кирова с Мильдой Драуле, женой Леонида Николаева. Однако, вне истинности причины события, уже через несколько часов после убийства С.М. Кирова вождями Партии официально было заявлено, что Киров стал жертвой заговорщиков — врагов СССР. Президиум ЦИК СССР в тот же день принял постановление «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик»: «Следственным властям — вести дела обвиняемых в подготовке или совершении террористических актов ускоренным порядком. Судебным органам — не задерживать исполнение приговоров…» Последовавшие массовые репрессии против партийных и хозяйственных руководителей в СССР характеризуются как «эпоха 1937-го», эпоха ГУЛАГа…

(по материалам Русской Википедии)

Мифологизация образа в советской пропаганде

Идеологизация пламенного сибирского, северокавказского, нижневолжского и ленинградского революционера приобрела в СССР особый размах. Это произошло, в том числе, в силу того, что в последующие годы случавшиеся переоценки личностей вождей Партии и Государства и их исторической роли многократно менялись. Не задевали критикой лишь С.М. Кирова. После «злодейского убийства» получилось, что это один из самых ярких пропагандистских примеров правильного большевика — истинного ленинца. Имя Кирова не попало в число имён «выявленных врагов народа» эпохи «1937», ни в эпоху «хрущовского разоблачения Культа личности Сталина» в оттепельные 1958—1963. С годами сложился светлый образ большевика, не имеющего пятен критики в советское время.

Именем Кирова назван архипелаг в Карском море, корабли, колхозы, предприятия, вузы, залив, канал. Его имя, как пример одного из лучших вождей Партии, входило в обязательный набор советской топонимики. По количеству присвоенных городам, географическим объектам, заводам, учреждениям и воинским частям на территории СССР имя Кирова сравнивается с использованием имени Ленина, Дзержинского, Калинина и Свердлова.

Детская книжка о томском революционере Кирове

Образ Кирова-революционера всеми красками соцреализма был расцвечен в детской и художественной литературе, а также в кино-театральном искусстве:

  • В 1946 году о С.М. Кирове был снят художественный кинофильм «Клятва» режиссёра Георгия Бельникевича.
  • Киров появляется в пьесе Ильи Кремлёва «Крепость на Волге», поставленной в 1951 году в московском Театре им. Вахтангова, где роль Сергея Мироновича исполнил Михаил Ульянов.
  • Киров послужил прообразом главного героя в двухсерийном фильме режиссёра Фридриха Эрмлера «Великий гражданин» (1939 год). В 1941 году фильм получил две Сталинские премии, за каждую серию.
  • «Мальчик из Уржума» — книга А. Голубевой о детстве и юношестве Кирова.
  • Все томские библиотеки настоятельно рекомендовали школьникам читать книжку этого же автора «Рассказы о Серёже Кострикове» (на снимке слева), где были описаны многочисленные подвиги и неординарность юного революционера, способность обхитрить нерасторопных и глуповатых томских жандармов при жизни Сергея в городе Томске. Первое издание книги — 1953 год. Последнее — в 1984.

В стране массовыми тиражами выпускались книги о его героической революционной и советской государственной деятельности. Многомиллионным тиражом выпускались марки Почты СССР с портретом вождя: в 1935, 1956, 1966, 1986 гг.


Героический образ С.М. Кирова потряс душу молодого красноармейца Н.В. Гришина, имевшего явный художественный талант, и который, по его поздним мемуарам, демобилизуясь из Красной армии в 1923 году, в память о городе, где стал революционером Киров, принимает себе новую творческую фамилию — Томский. В 1935 году скульптор Н.В. Томский в 1935—1938 гг., совместно со скульптором Н.А. Троцким, создаст эпическую скульптуру С.М. Кирова для Кировской площади в Ленинграде.

Томская кировиада

В честь Сергея Мироновича Кирова в Томске в советское время названы:

Памятник Кирову установлен на пересечении проспектов Ленина и Кирова (на фото) — полная копия такого же памятника вождю в городе Нижний Новгород.

Мемориальные доски на зданиях установлены по адресам: ул. Лермонтова, 7, пер. Нахановича, 5, пр. Ленина, 30 и пер. Кононова, 2

Улицы и переулки, названные в честь Кирова есть и в других городах области, в частности:

Примечания

  1. Таким образом при жизни именно «Кировым» этот человек в Томске никогда не был.
  2. В.П. Зиновьев. Киров (Костриков) Сергей Миронович // Томск от А до Я: Краткая энциклопедия города. — Томск: Издательство НТЛ, 2004. — ISBN 5-89503-211-7. — С. 147
  3. Партия РСДРП в Томске не была жёстко дифференцирована на большевиков и меньшевиков вплоть до октября 1917 года.
  4. Пока точно не установлено, какой из социалистов Смирновых имелся ввиду. Так в 1904 году руководителями томской РСДРП были товарищи И. Кононов, Е. Кононов, Н. Дербышев, Н. Дробышев, Я. Беляев, Н. Топоногов, А. Венедиктов, интеллигенты М. Попов, И. Писарев и А. Смирнов… В 1920-х мемуары о революционерах в Сибири и Томске в журнале «Былое Сибири» описал участник событий большевик И.Н. Смирнов.
  5. Боевые дружины большевиков, боевики — организационная особенность ленинской партии, ещё в период Первой Русской революции практиковавшей создание собственных вооружённых формирований для проведения как отдельных терактов, так и для боевого огнестрельного противостояния силам полиции и жандармерии при проведении манифестаций. Основы этих бригад стали в последствии базой создания отрядов «красной народной милиции» (вооружённый народ, напрямую, без участия полиции обеспечивающий порядок при демонстрации или в городском районе) и «отрядов Красной гвардии» — силовых структур диктатуры партии большевиков. В 1920-х на советских территориях Партия будет практиковать создание карательных отрядов ЧОН из числа исключительно идейных коммунистов и комсомольцев. За время руководство С. Костриковым томской бригадой боевиков не известно о фактах откровенных терактов. Нет информации о том, связана ли была бригада Кострикова с леворадикальной революционной милицией, обстрелявшей из револьверов Томский крестный ход 20 октября 1905 года, что привело к массовым уличным беспорядкам озверевшей толпы и последующим погромам. В историографии от КПСС и в героико-патриотической советской литературе до 1991 года слово имело положительный эмоциональный смысл с восхитительным оттенком — ведь речь шла о Героях Революции.
  6. Памятник Иосифу Кононову, сооружённый в советское время, стоит в сквере у ТЮЗа
  7. Нет информации о статусе: то ли возглавил одну из дружин городской ячейки (в дружине было по 10 человек), то ли все группы сразу. Сам С.М. Киров в своей автобиографии в 1920 году скромно умалчивает об участии в боевых дружинах. Но такая информация наполнила все источники официального жизнеописания героической юности вождя в пропагандистской и исторической литературе СССР середины XX века.
  8. В архивах само издание пока не обнаружено. Возможно, сюжет с изданием журнала — одна из мифологем создания героического образа борца в период массированной пропагандистской работы КПСС по идеализированию образов вождей Партии и Государства. Сам же С.М. Киров в своей официальной автобиографии (1920) никак не упоминает об этом эпизоде своей жизни и борьбы.
  9. Кадеты — российская партия конституционных демократов. Умеренно-революционная организация, действующая легально и в рамках конституционного поля.
  10. Дзахо Гатуев (1892—1938) — осетинский писатель, историк Северного Кавказа; революционер и общественный деятель. Лично знал С.М. Кирова до 1917 года, под его началом занимался революционной агитацией на Северном Кавказе. Биография Д. Гатуева дана на «Академике» и на сайте об осетинских писателях «Ливлиб».
  11. Терский областной совет — высший орган советской власти 1917—1918 гг. на территории, которая до прихода большевиков являлась краем Терского казачьего войска. Казачество было признано большевиками как социальная группа, которая не сможет быть интегрирована в государство диктатуры пролетариата и фактически было приговорено к полному уничтожению как классово чуждый элемент для Мировой революции.
  12. В тот момент Съезд Советов (исключительно большевистских советов, пока ещё с участием левых эсеров) — высший орган власти в стране.
  13. Постепенно съезды Партии, осуществляющей в стране тотальную диктатуру, стали высшим органом, определяющим пути жизни страны.
  14. Между съездами Партии высшим органом стал являться ЦК Партии.
  15. Высшим органом ЦК Партии являлось Политбюро — небольшой круг секретарей ЦК РКП(б) и иных авторитетных членов ЦК. В это время ЦК и Политбюро начинают сплачиваться вокруг главного партийного вождя, который одновременно является и вождём страны.
  16. Председателем Особой следственной комиссии ОГПУ СССР был печально знаменитый чекист Я.Х. Петерс
  17. Шифротелеграмма, отправленная И.В. Сталину и Г.К. Орджоникидзе из Ленинградского обкома ВКП(б) от 20.10.1929, подписанная С.М. Кировым и Ю.И. Фигатнером. В ней предлагается сценарий начала разгрома Академии наук, который и был применён уже на следующий день.
  18. Филипп Демьянович Медведь (род. в 1890, расстрелян в 1937) — известный советский чекист. С 1917 — в «красной народной милиции большевиков» в Москве, с 1918 — председатель Тульской губВЧК. С 1919 года — руководитель ВЧК / ОГПУ в Петрограде/Ленинграде. Медведь — один из организаторов «красного террора» в Петрограде, под началом И.С. Сталина и как руководитель Питерского ВЧК лично руководил подавлением мятежей в береговых фортах Красная горка и Серая лошадь. Друг С.М. Кирова в 1930-е. Знакомство со Сталиным не помогло от того, что сам Сталин обвинил Медведя в виновности в смерти Кирова и затем экс-руководитель ОГПУ был расстрелян.
  19. Иван Фёдорович Кадацкий (настоящая фамилия Кодацкий) (род. в 1893, расстрелян в 1937) — известный советский партийный и государственный деятель. С января 1930 по февраль 1937 гг. — председатель исполкома Ленсовета.


Ссылки


Комментарии, добавить

Гипсовое изваяние имярек, покрытое уже толстым слоем краски, знаменито тем, что уже несколько десятилетий студенты политехнического после летней сессии обеспечивают логичность "Сапоги должня быть начищены" и красят сапоги черной краской. Иногда краситель в реакции с белилами дают какой-нибудь зеленый эффект. Борьба правоохранителей с "чисткой сапог комиссару", как и с другой рядом расположенной традицией - писать на стене "The Wall" - не приводит ни к какому успеху. Десятилетиями.