Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Иван Яковлевич Строд

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Четырежды герой Первой Мировой
и трижды герой Гражданской войны
Иван Яковлевич Строд.
Фото 1928 года

Ива́н Я́ковлевич Стро́д (10 апреля 1894, Люцина[1], Люцинский уезд, Витебская губерния, Российская Империя — 19 августа 1937 года [2], Москва, РСФСР, СССР) — российский, затем советский военный и литературный деятель XX века:

Варианты имени:

  • в латышском произношении Ivans (Иванс) или Jānis (Янис) Strods (Стродс);
  • вариант русскоязычного имени: Ян Яковлевич Строд.
  • вариант русскоязычного имени: Янис Штродс.

Юность

Родился в городе Люцине Витебской губернии (Российская Империя, Прибалтика), в семье военного фельдшера.

Отец — латыш, мать — полька, подданные Российской Империи. В дальнейшем в анкетах указывал себя как латыш.

В Люцине окончил церковноприходскую, а затем трёхклассную городскую школу. К 18 годам получил полное среднее образование.

Первая Мировая война

Полный кавалер ордена Святого Георгия — ордена солдатской славы
I, II, III и IV степеней.
Россия XIX и начала XX веков
Россия 1918—1924 гг. XX века

С началом Первой Мировой войны в 20-летнем возрасте ушёл добровольцем на фронт в Русскую Армию, воевал против немцев на Западном фронте, где в одном из боёв имел ранение в голову. С весны 1917 года был в частях, сохранявших верность Временному правительству России.

За исключительное личное мужество и героизм в сражениях на фронте был награждён 4-мя Георгиевскими крестами (полный Георгиевский кавалер), а также тремя медалями[3]. Окончил войну в чине унтер-офицера — прапорщика.

В результате Октябрьской революции вернулся на родину, но после оккупации г. Люцина немцами бежал в Советскую Россию и навсегда связал с ней свою судьбу. В 1918 году принял сторону Революции, первоначально примкнув к красным анархистам.

В 1918 вступил в Красную Армию, был направлен в Сибирь, где в мае 1918 года его застал белочешский мятеж.

Гражданская война в Сибири

По своей партийной принадлежности Иван Яковлевич первоначально был анархистом-коммунистом[4], как и его боевой командир и соратник Н.А. Каландаришвили, в красном сибирском партизанском отряде которого Строд воевал в районе севернее Байкала. Как вспоминал сам Строд в своих воспоминаниях, «в то время я не сильно разбирался в политике и политических партиях, но мой классовый инстинкт подсказывал мне, что надо держаться подлинно народной Советской власти и бороться за неё».

Якутский плен

С апреля по август 1918 года И.Я. Строд — младший командир, воюет в рядах в Красной Армии (РККА)Первом иркутском кавалерийском дивизионе) в Восточной Сибири и Забайкалье, — сражается сначала с войсками казачьего атамана Семёнова, затем против белочехов за власть красных совдепов — советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов (которые находятся в стране преимущественно под контролем партии большевиков и реализуют политику диктатуры этой партии). В сентябре 1918 года, после совещания на станции Урульга, красные, в условиях реальной потери власти во всех городах вдоль Транссиба в Сибири, решили уйти в подполье и перейти к партизанским методам борьбы. Осенью 1918 года отряд красного командира (краскома) Ивана Строда отправлен сопровождать и охранять отход комиссаров центрального большевистского органа управления на территории Сибири и Дальнего Востока — Центросибири[5]. Отход был намечен из расположения в Амурской области в направлении Якутска — Олёкминска, ошибочно полагая, что на территории Якутской области, после белочешского мятежа по линии Транссиба, всё-таки должна была быть сохранена советская власть. Действительно, Якутской областью и Якутском управлял после Октябрьской Революции совет депутатов. Однако это не был большевистский совдеп, а компромиссный совет депутатов из представителей всех политических партий, действовавших в Якутии[6], при большинстве эсеров. Во главе группы идущих в Якутск комиссаров Центросибири был известный томский большевик Н.Н. Яковлев, а также некоторые другие участники установления советской власти в Томске в ноябре 1917.

Отряд был предельно обессиленным, слабовооружённым, малоподвижным (пешим) и только с минимальной ручной кладью. Практически тысячекилометровый марш по таёжным дорогам в условиях зимних морозов существенно сокращал силы. Отряд едва не погиб в тайге от голода и холода, но случайно вышли к стойбищу эвенков. Один из местных (эвенк Алексей) подрядился провести тундро-таёжными тропами отряд большевиков к Якутску. Однако ещё с Амурской области преследовать «красных комиссаров» пустился белогвардейский отряд прапорщика И. Захаренко. Который оказался умелым и неплохо экипированным воякой. Он со знанием стратегии и тактики стал загонять «комиссаров» в ловушки. На подходе к Олёкминску отряд красных разделился на три группы: авангард, основная часть и арьергард. Однако в местности Сугджу, на заимке Егорова, авангард (7 человек) оказался захвачен врасплох и в ходе перестрелки был полностью уничтожен. Арьергард, представлявший собой собственно отряд И. Строда, оставался ещё в селении Куду-Кюель и о боестолкновении не знал. Белогвардейцы сумели окружить этот отряд и разоружили. Поручик И. Захаренко приказал вести пленных в направлении посёлка Джикимды, куда ускакал сам со своим основным отрядом. Здесь, у Джикимды, в ночь с 16 на 17 ноября, белые настигли основную группу комиссаров Центросибири и после их захвата всех немедленно расстреляли на месте. Среди 12 расстрелянных, включая председателя ЦИК Советов Сибири Н. Яковлева, были зампредседателя и наркома Ф. Лыткин, член ЦИК и ВЦИК томич З.Ф. Кулинич (Присяжнюк), член комитета А. Шевцов, А. Рускис, Пестов, Никитин, Попов, Осипов, Павел Журавлёв, Шумилов, Григорьев и проводник-эвенк Алексей.

Как позже свидетельствовал сам И.Я. Строд, его группу в олёкминской тайге спасло чудо. Пленные большевики были спасены фельдшером Олёкминской уездной больницы Емельяном Селютиным, который, в условиях отсутствия командира Захаренко, убедил хорошо знакомого ему начальника конвоя доставить пленных в тюрьму Олёкминска для дальнейшего следствия и разбирательства. Отряд Захаренко нагнал их всех уже в городе, и в ярости прапорщик хотел расстрелять всех конвоируемых. Но его остановили руководители города Олёкминска, которые были эсерами. Их власть антибольшевистские силы не тронули потому, что летом 1918 года совдеп Олёкминска (как и Якутска) официально отмежевался от политики прежней власти большевиков. Эти органы самоуправления сумели поддерживать в городе и вокруг него определённый порядок и режим непротиводействия власти белых за Уралом. Это была, в общем-то обычная ситуация для Сибири тех дней. Даже белый Иркутск был управляем социалистами-революционерами до самого прихода Красной Армии… Руководил Олёкминским городским правлением и отрядом охраны и обороны города эсер Б. Геллерт[7].

Вот как описал эти события И. Строд: «…когда отряд прибыл в Олёкминск, нас уже допрашивал Геллерт, командир отряда, случайно проездом остановившийся на сутки в городе. Это нас и спасло… нашу жизнь Геллерт отстоял [перед колчаковской контрразведкой]». Немаловажным фактором стало то, что фронтовик Б. Геллерт, в традициях тех лет, просто не мог подвергать опасности расстрела полного Георгиевского кавалера. В тюрьме Олёкминска, а затем Якутска И. Строд и его товарищи пробыли год с небольшим — с ноября 1918 по декабрь 1919. В декабре 1919 года, в условиях, когда на территории Западной Сибири армии адмирала Колчака потерпели поражение и 5-я Красная Армия двигалась от Томска на Иркутск, гарнизон Якутска выступил против власти белых, выразив поддержку власти красных. Мятежными солдатами был арестован Соловьёв — командующий войсками в Якутске, он же управляющий Якутской областью. Солдаты организовали Военревштаб во главе с тов. Х. Гладуновым (якутские национальные лидеры и большевики, в том числе Ойунский, подтянутся в Якутск чуть позднее). Гарнизон из прежних солдат войск правительства Колчака принял решение реорганизоваться в отряд (полк) Красной Армии Советской России, избрав своим командиром… тов. Геллерта. Историки отмечают, что находясь в тюрьме И. Строд консультировал заговорщиков (Геллерта) как грамотный военный специалист-фронтовик.

В армии ДВР

После свержения колчаковской власти И. Строд был проверен ВЧК и был принят на должность красного командира (краскома) в ряды РККА. Командовал отрядом в 300 человек, сыграв решающую роль в установлении советской власти в Олёкминском уезде, Сунтарском и Хочинском улусах Вилюйского округа (уезда) Якутии.

В силу особой международной обстановки на Дальнем Востоке, его часть будет оставлена на территории Забайкалья, отошедшей тогда из состава территорий Советской России в территории буфферной Дальне-Восточной Республики. Этот отряд получит статус формирования местной самообороны, статус (красного) партизанского отряда Забайкалья. Отряд совершает боевой поход до Читы, где его командир И. Строд участвует в работе Учредительного съезда Дальне-Восточной Республики.

С октября 1920 года Иван Строд — командир кавалерийского отряда в составе Народно-революционной армии ДВР. Одно время воевал против семёновцев и японских интервентов бок-о-бок с легендарным командиром Сергеем Лазо. После падения режима ДРВ и распространения суверенитета РСФСР на территории Дальнего Востока, И.Я. Строд вновь на официальных командирских должностях в регулярных частях Красной Армии. В том 1920 году в рядах «отряда Каландаришвили» познакомился и воевал против белых вместе с ярким томским революционером-эсером А.П. Лисиенко.

В армии РСФСР

После падения ДРВ, части краскома Ивана Строда переходят в подчинение регулярных частей Красной Армии РСФСР и участвуют в боях против войск белогвардейского барона Унгерна южнее Читы, на территории Забайкалья и в Революционной Монголии. Происходят также боестолкновения с белокитайцами на границе с Китаем[8].

В условиях всплеска крестьянских антибольшевистских восстаний в России и в Сибири, в стране осуществляется новая волна красного террора, когда недовольства народа жёстко гасятся как специальными карательными коммунистическими отрядами ЧОН, частями внутренних войск НКВД, а также частями регулярной Красной Армии. Отряд Строда придан в состав дивизиона ВО НКВД на территории вновь образованной Якутской Автономной Советской Социалистической Республики (ЯАССР).

В 1921—1923 гг. Иван Строд — командир Вилюйского экспедиционного Красного отряда, пом.командира эскадрона, помощник командира полка в частях, выполнявших функции внутренних войск.

Якутский мятеж 1921—1923 гг.

См. также: Якутский мятеж (статья в РуссВики)


Помкомэск И. Строд в 1923—1924 гг., Якутия.
(Худ. Ф.П. Усыпенко, 1968)

Помощник командира кавалерийского эскадрона тов. Строд с подчинёнными ему бойцами РККА становятся участниками подавления Якутского антибольшевистского восстания 1921—1923 гг. При этом сам зимний марш отряда длиной в 2800 км от Иркутска до Якутска являлся уже по-существу, отдельным подвигом.

В сентябре 1921 года в Якутской области РСФСР разразилось серьёзное антибольшевистское восстание при участии около двухсот белогвардейцев, ведомых корнетом Михаилом Коробейниковым. На подавление этого восстания были брошены значительные силы в условиях, когда на больших и малозаселённых якутских пространствах было не так много воинских гарнизонов, причём сами такие гарнизоны оказались малочисленными.

В декабре 1921 года Реввоенсовет 5-й Красной Армии направляет Строда в Якутск, назначив начальником головного эшелона 2-го Северного отряда. Данный отряд входит в состав воинских частей под управлением командующего вооружёнными силами Якутской губернии и Северного края Нестора Каландаришвили. С этим командиром у Строда были хорошие отношения, они вместе воевали и раньше. После того, как сам Н.А. Каландаришвили с немногочисленной группой сопровождения попал в засаду на подступах к Якутску и погиб в том бою, Иван Строд принимает командование отрядом на себя. Часть переименовывается в Кавалерийский отряд имени Каландарашвили.

С именем краскома Строда связаны разгром опорных пунктов повстанцев под Якутском в хаптагайском и тулагинском боях; первая Амгинская операция весной 1922 года по освобождению осаждённого красного гарнизона. Затем И. Строду была поручена новая ответственная миссия — ликвидация белоповстанческого партизанского движения (во главе с П. Павловым и др.) в Вилюйском округе, с чем Строд также справился блестяще.

Отряд имени Каландарашвили под командованием И.Я. Строда — участник ликвидации Сибирской дружины генерала-томича А.Н. Пепеляева в феврале—марте 1923 года (об этом информация чуть ниже)[9]. Здесь наиболее ярко проявился талант И.Я. Строда как боевого командира, искусного мастера таёжных боёв.

Вскоре на место выбывшего Каландарашвили руководство назначило К.К. Байкалова, под чьим руководством части краскома И.Я. Строда воевали как в Якутии, так и затем на территории тунгусской тайги (Туруханский край), обеспечивали режим силовой поддержки советской власти на этих территориях до 1927 года.

Комбат Иван Строд,
1926 год

Для жителей Якутии и сегодня бои с хорошо организованной Сибирской Дружиной генерала А.Н. Пепеляева — это, одновременно, и символ ужаса Гражданской войны и особые героические страницы в истории Республики. На местах боёв установлены и поддерживаются многочисленные памятники.

Особо жестоким стало сражение при осаде пепеляевцами якутского селения (зимней стоянки) Сасыл-Сысыы и невероятной самоотверженности вставшего на их пути отряда краскома Ивана Строда. Легендарная оборона Сасыл-Сысыы, явившаяся непреодолённым препятствием марша пепеляевцев на Якутск, вошла также в историю Красной Армии, получив название «Ледяная осада в Амге». Другие неофициальные наименования: «самое последнее крупное сражение Гражданской войны в России» и «Ледяное сражение последних настоящих рыцарей уходящей России».

Небольшой сводный отряд Ивана Строда, неся значительные потери в людях, испытывая острый недостаток продуктов, воды, медикаментов, с 13 февраля по 3 марта 1923 года в урочище Сасыл-Сысыы (по якутски — Саһыл-Сыһыы, что в переводе на русский означает Лисья поляна) неподалёку от слободы Амга выдержал беспримерную по героизму и стойкости 18-дневную осаду в условиях сильных якутских морозов. Сам И.Я. Строд при этом получил тяжёлое ранение, но продолжал руководить обороной посёлка. Защитными брустверами, укреплениями, в добавление к наспех сооружённым в мерзлоте окопам, вскоре стали сооружения из обледенелых трупов товарищей, убитых лошадей и балбах — плит из мёрзлого навоза…

Этим событиям посвящена книга мемуарных воспоминаний И. Строда «В якутской тайге», написанная им в Томске.

Писатель Борис Акунин пишет[10]:

…в нескольких переходах от Якутска, у зимовья Сасыл-Сысыы, аргонавты Белой Мечты [«Сибирская Добровольческая Дружина» генерала А.Н. Пепеляева] столкнулись с такими же упрямыми аргонавтами Красной Мечты. Отряд красноармейцев в 300 человек под командованием некоего Ивана Строда не побежал, как другие, а засел в домах и принял бой. Был кровопролитный штурм. Посёлок выстоял. Ночью белые перехватили донесение, в котором товарищ Строд просил у Якутска срочной помощи, потому что отряд понёс огромные потери, а сам он ранен. Тогда командующий Дружиной генерал-лейтенант Пепеляев отправил парламентёра. Предложил сдаться. Строд попросил несколько часов на размышление. Использовал время для рытья окопов — и ответил отказом. …Бои за посёлок продолжались восемнадцать дней. Представьте себе эту картину. Мир белого цвета: белый снег, белые деревья, белые окопы, белые дома, белая морозная дымка. И повсюду красные пятна крови. Других красок нет, только белая и красная. …Пепеляев так и не взял Сасыл-Сысыы. Потерял половину личного состава убитыми, ранеными и обмороженными. Потом якутские власти наконец собрались с силами и прислали отряду Строда подмогу. Белые аргонавты побрели назад, к океану. Последнее сражение Гражданской войны завершилось 2 марта 1923 года. …В «Ледяной осаде» (так историки называют бой за зимовье Сасыл-Сысыы) мне интереснее всего главные антагонисты: генерал-лейтенант Пепеляев и краском Строд — люди, которым история доверила исполнить самый последний, по-моему, очень красивый аккорд трагической симфонии под названием «Гражданская война». Оба были молоды: первому — тридцать один год, второму — двадцать восемь…

За этот подвиг Строд был награждён вторым орденом Красного Знамени, именным золотым нагрудным знаком-орденом ЦИК ЯАССР («Герой Якутии») и серебряной шашкой с золотой надписью «Герою Якутии».

До сих пор в Якутии поддерживается положительное общественное мнение о личности И.Я. Строда. Отмечают, что он был связан дружбой с якутским народом и, несмотря на то что был грозным боевым командиром, всегда предпочитал мирные, дипломатические способы улаживания конфликтов. Многих командиров повстанцев знал лично и склонял их к сдаче путём мирных переговоров. Так было и в 1924—1925 гг., когда, командуя маневренной группой Аяно-Нельканского направления, уговорил повстанцев М.К. Артемьева сдаться (см. Тунгусское восстание). А в 1927—1928 гг. обеспечил мирную сдачу якутских конфедералистов[11], нарушив тем самым секретный приказ ОГПУ — «инсценировать бой». Инсценировка боя для ОГПУ нужна была для подтверждения версии Центра о том, что якутские конфедералисты подняли восстание против Советской власти[12]. Важный факт: в 1927—1928 гг. в составе отряда И.Я. Строда на территории ЯАССР из якутов был сформирован особый коммунистический взвод, которому командир доверял решать проблемы поддержания правопорядка в этнических поселениях.

Бои в Иркутской губернии

Отголоски угасшей Гражданской войны продолжали время от времени сотрясать Сибирь. Осенью 1923 года в Восточной Сибири, командуя батальоном, Строд разгромил считавшегося неуловимым несколько лет в Приангарье и верховьях Лены белопартизанский отряд Д.П. Донского[13] в Иркутской губернии. За этот подвиг правительство СССР наградило Ивана Строда ещё одним орденом Красного Знамени.


За активное участие в боях Гражданской войны И.Я. Строд признан её военным героем, был трижды награждён высшей геройской наградой страны того времени — орденом Боевого Красного Знамени РСФСР. Таких трижды краснознаменцев к 1930 году в СССР было не так много, их всех чтили как настоящих героев страны.

После Гражданской войны

После Гражданской войны находился на различных командных должностях (до уровня полковника) в РККА, нёс службу на территории Якутской АССР и бывшего Туруханского края (район рек Лена, Ангара, Нижняя и Подкаменная Тунгусска, к северу и северо-западу от озера Байкал).

В 1924 году (в возрасте 33 лет) Иван Строд окончил в Москве Курсы высшего комсостава «Выстрел»[14] и вступил в ряды ВКП(б). Со времени гибели Каландаришвили не имел более никаких связей с красными анархистами, да и до этого особой активности в рядах анархо-коммунистов не проявлял, всегда поддерживал большевиков[15]. Продолжал командовать батальоном, хотя статус соответствовал должности командира полка РККА.

В 1926—1927 гг. обучался в Военной академии им. М.В. Фрунзе (Москва). Обучение не закончил, был уволен из РККА в запас по состоянию здоровья: старые раны давали о себе знать. В добавление к ранам Первой Мировой войны, за годы Гражданской войны с 1918 по 1927 годы он был неоднократно ранен, в том числе в щёку, в шею, в левое плечо, в правый бок, в грудь. Сказались на ухудшении здоровья и якутские тюрьмы, в которых он провёл 1919 год.

И.Я. Строд в Томске. Встреча с местными красными партизанами Гражданской войны.

И.Я. Строд удивил многих тем, что уезжает жить в Томск[16]. Здесь он работает на должности ответственного секретаря Томского окружного совета ОсоАвиаХима (организация-предшественник организации ДОСААФ СССР) и, одновременно, заведующим гарнизонным Домом Красной Армии в здании бывшего Дворянского собрания (ныне — «Дом Офицеров» на пр. Ленина, 50)[17]. Имеет статус персонального пенсионера РККА. Работа позволяла ему часто бывать с лекциями в ЯАССР, где его всегда встречали как национального героя.

В этих поездках из Томска в Якутск и обратно возникла и укрепилось стремление к писательской деятельности.

…ожидая начала навигации по Лене, Строд с февраля по июнь просидел в Якутске. В эти месяцы вынужденного безделья он написал свою первую книгу — «В тайге», посвящённую событиям в Якутии с начала Гражданской войны до разгрома восстания Коробейникова. …Центральное место занимали эпизоды боёв с повстанцами, гибель Каландаришвили и Широких-Полянского, экспедиция самого Строда в Вилюйск и Сунтар. …Вообще-то «В тайге» — второй его литературный опыт. Первым был очерк «Унгерновщина и семёновщина», напечатанный в журнале «Пролетарская революция» в 1926 году. Содержание ясно из заголовка — Строд рассказывал о своём участии в борьбе с Семёновым и Унгерном в Забайкалье и, между прочим, о преследовании партизан-анархистов советским командованием. У него оказалось лёгкое перо, слух на живую речь и память прирождённого литератора, автоматически отбирающая из хаоса жизни всё то, о чём когда-нибудь можно будет написать.

(Юзефович Л.А. «Зимняя дорога…»)


После выхода книги «В якутской тайге» новый талант был замечен, имя Строда-писателя прогремело по всей необъятной стране. О нём начали слагать стихи, в его честь называли клубы, колхозы (к середине 1930-х таких будет девять), шахты и пароходы. Его портрет висел в Центральном Доме Красной Армии в Москве рядом с портретами Тухачевского, Уборевича и Будённого. Самые знаменитые писатели становятся литературными персонажами только после смерти, а Иван Строд при жизни успел прочесть о себе роман «Ледовая осада», оперативно сочинённый неким Яном Круминем и изданный в Ростове-на-Дону[18]

Трудящиеся массы Советского Союза на своих собраниях в начале 1930-х всегда тепло приветствуют писателя и военного героя, куда он приходит по их приглашениям. Строду присваиваются различные звания, в том числе он «почётный колхозник» и «почётный забойщик» РСФСР[19].


Осенью 1930 года, окрылённый успехом на писательском поприще, И.Я. Строд уезжает из Томска в Москву. Статус персонального пенсионера РККА позволил ему получить отдельную квартиру в Ново-Басманном тупике (самый центр города), его жена Клавдия Георгиевна смогла поступить учиться в Московский мединститут.

Книга «В якутской тайге», 1961.

В издательствах выходят новые (вторые) варианты книг «В тайге» и «В якутской тайге», где смягчены многие сцены жестокости войны, а также, по рекомендациям ряда ответственных литработников столицы, усилены аспекты идеологической пропаганды главенствующей роли для красноармейцев идей Большевистской Революции и Коммунистической партии. Писателем были сделаны и существенные стилистические правки текстов произведений перед их повторным переизданием. В то же время он стал несдержан в словах, в кругу семьи стал позволять себе ругать правительство за промахи в социальной политике. Попал в поле внимания органов.

1 февраля 1933 года И.Я. Строда арестовали и поместили в одиночную камеру ОГПУ по доносу соседей, что во время какой-то из вечеринок Строд грозился, что ему и сам Сталин не почём. Однако по истечении трёх месяцев, по личному указанию Г. Ягоды его отпускают на свободу. Следствие не нашло веских доказательств его антисталинской и антинародной деятельности, в которых его обвиняли, а его словесную несдержанность отнесли к пьянству. И. Строд даёт обещание наркому Яго́де исправиться в быту, а также написать новые книги о героизме красных воинов в Гражданскую войну.

После этого И.Я. Строд неоднократно выезжает в Томск для изучения архивов бывшей Дальне-Восточной Республики. Усиленно напитывается информацией, набирает материал для новых книг.

В конце 1936 года Строд пытался восстановить здоровье в Кисловодске. В начале 1937 года он возвращается в Москву.

В молохе ГУЛАГа

Репрессирован по ложному обвинению: арестован 4 февраля 1937 года, предъявлено обвинение по ст.ст. 58-8, 58-11 УК РСФСР («Участие в антисоветской террористической организации»). Конкретно он был обвинён в троцкизме и в «террористических намерениях против руководства ВКП(б)» в качестве активного члена «повстанческо-террористической организации красных партизан Забайкалья».

19 августа 1937 года Военной коллегией Верховного суда СССР приговорён к высшей мере наказания. Часть биографов утверждает, что приговор в тот же день был приведён в исполнение в тюремной камере. Другие указывают, что И.Я. Строд был расстрелян 4 февраля 1938 года на одном из подмосковных расстрельных полигонов НКВД. При этом возможна ситуация, что расстрелян был летом 1937 года, а по документам отчётности внесён в список репрессированных, составленный по тюрьме по состоянию на начало 1938 года. Писатель Л. Юзефович утверждает, что …Прах Строда, если он там вообще есть, рассеян в братской могиле № 1 на Донском некрополе в Москве, в земле, смешанной с пеплом тех, кого после расстрела сожгли в здешнем крематории[20].

Посмертно решением Военной коллегии Верховного суда СССР реабилитирован 23 июля 1957 года как невинно осужденный, как жертва беззаконий периода сталинских репрессий, периода ГУЛАГа[21].

Семья

Жена И. Я. Строда, Клавдия Георгиевна, после ареста мужа уехала с сыном Новомиром из Москвы и до конца жизни работала врачом в Вышнем Волочке. Новомир, как и она, окончил мединститут, позднее жил и работал в Якутске.

Post Scriptum

В конце лета 2018 года состоялось весьма неординарное и философски значимое событие. Инициативой и усилиями якутского историка Афанасия Мигалкина в Якутске и Амге 29 и 30 августа прошла конференция «Долгий путь к примирению и согласию: уроки Гражданской войны в Якутии». На её площадке встретились потомки красного командира Ивана Строда и белого генерала Анатолия Пепеляева, которые сражались здесь, в Якутии, друг с другом больше 95 лет назад. Внук белого генерала Анатолия Пепеляева, Виктор Лаврович Пепеляев прилетел на встречу из Ташкента. Внучка красного командира Ивана Строда Ольга Новомировна Русина-Строд прилетела из США. Также прибыли на встречу и правнуки: Игорь Пепеляев из Москвы и названный в честь прадеда Ян Строд из Вышнего Волочка.

Написавший свой яркий роман «Зимняя дорога» о противостоянии И. Строда и А. Пепеляева под Якутском писатель Леонид Юзефович на своей странице в FaceBook отметил: «…Чудеса всё-таки бывают.»

Сообщивший о событии портал «Сибирь. Реалии» (автор материала — Юлия Мучник), приводит слова писателя по этому поводу[22]:

в своём романе прежде всего, писал «историю о людях во время Гражданской войны, о бессмысленности кровавых столкновений между этими людьми… И Пепеляев, и Строд — люди левых убеждений. Строд вполне мог оказаться у белых, а Пепеляев, наоборот, у красных», — полагает Юзефович. Кроме того, якутская осада, по его мнению, пример того, как «можно сохранить благородство в нечеловеческих условиях войны среди якутских снегов… И поэтому, когда Пепеляев и Строд встретятся в зале суда в 1924 году, каждый выразит уважение другому, и Строд будет пытаться всячески облегчить участь Пепеляева», — отмечает писатель.

Встреча потомков шла под знаком примирения и взаимного уважения и как один из актов примирения бывших российских героев, вынужденных некогда в силу исторических катаклизмов воевать друг с другом на полях Гражданской войны.


Награды

Память

Сочинения

Источники



Примечания

  1. Ныне город Лудза, административный центр Лудзенского края, территория Латгалии, Латвийская Республика.
  2. По другим данным был расстрелян 4 февраля 1938 года.
  3. Герои гражданской войны (Воениздат, 1968).
  4. Союзнические большевикам политические революционные течения анархо-коммунизма и анархо-синдикализма будут разгромлены советской властью после Гражданской войны в период второй половины 1920-х гг., — в период укрепления диктатуры РКП(б)—ВКП(б) и её вождей. Сначала будут репрессированы левые эсеры, затем члены других союзнических большевикам в 1917 году социалистических партий. Избежать будущих репрессий могли те, кто в ходе Гражданской войны выйдет из своей партии и вступит в правящую РКП(б)/ВКП(б).
  5. О деятельности Центросибири см. материалы на портале www.sibering.ru («Организация Советской власти и первые социалистические мероприятия в 1917 и 1918»)
  6. Ещё с царских времён здесь продолжали оставаться тысячи политических революционно настроенных ссыльных, представлявших собой всю палитру революционных антимонархических партий, течений и движений, имевшихся в 1917 в России. Большинство революционеров в Якутской области Империи оказалось относящимися к партии социалистов-революционеров (ПСР, эсеры).
  7. Болеслав Степанович Геллерт — сын ссыльнопоселенца, сосланного в Сибирь за революционную деятельность. В годы Первой Мировой войны Б.С. Геллерт дослужился на передовой, на фронте до младшего офицерского чина, имел Георгиевский крест за храбрость. При этом характеризовался современниками как прогрессивно-мыслящий эсер-федералист. Весной 1918 года создал и возглавил милицейскую дружину патриотической молодёжи при исполкоме земского и городского самоуправления (совета депутатов) города Олёкминска Якутской области. Летом (официально — с 16 августа) приветствовал установление власти Временного Сибирского правительства (власть интеллигентов-революционеров движения «Сибирское областничество», которое будет осенью свергнуто жёсткой властью колчаковского правительства России) и становится гражданским и военным руководителем города Олёкминска… Как командир отряда в 1919 году командирован со своей частью в конвой якутской тюрьмы и при этом стал одним из влиятельных политических деятелей в самоуправлении Якутска. Историки отмечают, что он обладал влиянием как на якутское руководство, так и на руководство якутской тюрьмы, в результате чего сотни бывших революционеров-антимонархистов (коммунисты, левые эсеры, кадеты, анархисты и др.) оказались на свободе — именно благодаря действиям Б.С. Геллерта. Разочаровавшись в колчаковщине как контрреволюционном режиме, Болеслав Геллерт, как лидер эсеров-революционеров(!), меняет своё отношение к Якутскому областному совету депутатов (не-коммунистов) и примыкает к якутским коммунистам-заговорщикам. Именно он (вместе с Харитоном Гладуновым) руководил вооружённым переворотом большевиков в столице Якутской области 15 декабря 1919 года и затем командовал гарнизоном Якутска. Однако судьба его оказалась трагичной. Он был подло и зверски убит 28 декабря 1919 года, как в дальнейшем показало следствие ВЧК/ОГПУ, — группой местных радикальных большевиков, решивших срочно вписаться в новую историю Советской Якутии и послевоенной политической карьере которых харизматическая и любимая местными массами личность Геллерта явно мешала.
  8. В 1929 году, вместе с группой других краскомов, участвовавших в боях в Монголии и Забайкалье, подпишет обращение к руководству страны о создании особого отряда «красных китайских партизан», который бы способствовал экспорту революции в Китай. Однако в дальнейшем органы сталинских репрессий этой подписью под письмом будут обвинять Строда, что он планировал создать собственное боевое соединение, которое с территории Китая затем могло бы пойти в нападение на СССР с целью свержения советской власти.
  9. См. также подробности тех событий в изложении истории пепеляевского «Похода на Якутск».
  10. Текст дан по материалам портала gorod.tomsk.ru (17.06.2013).
  11. Попытка якутских националистов из числа интеллигенции предпринять переворот и выйти Якутией из состава РСФСР и СССР.
  12. Это позволяло немедленно начать массовые репрессии в отношении местной интеллигенции и лидеров местной советской власти. Репрессии всё же состоятся, молох ГУЛАГа опустится на руководство и интеллигенцию Якутии в 1937.
  13. Черемховские повстанцы Виктор Чернов и Дмитрий Донской. (публикация от 2 июня 2005 года).
  14. Руководил в те годы курсами бывший генерал царской и белой армии Я.А. Слащёв, перешедший на сторону красных
  15. Не смотря на то, что и в первичных партийных организациях ВКП(б) он особой политической активности не принимал, был скорее «пассивным» партийцем, считал себя отныне и до конца жизни большевиком. Те источники биографических материалов о личности И.Я. Строда, указывающие его анархистом, фактически искажают истину.
  16. Есть несколько веских причин, чтобы он принял такое решение. Во-первых, он уже начинает пробу пера, охваченный желанием как очевидец, литературно и исторически точно описать события Гражданской войны в Якутии, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Именно в те годы архивы ликвидированной Дальневосточной Республики (ДВР) были переведены из хранилищ города Читы в город Томск. Вторым немаловажным фактором стало то обстоятельство, что именно в Томске в 1922 году был создан уникальный Бальнеофизиотерапевтический институт, призванный новыми особыми методами восстанавливать здоровье бойцов и командиров Красной Армии и трудящихся. Только в 1930-х гг. специалистами этого НИИ будут открыты подобные лечебницы в Иркутске, Москве и, с 1936 — в Сочи. Следовательно, только в Томске можно было попробовать залечить свои раны. В числе прочих обстоятельств возможна сыграла роль информация о Томске, полученная Стродом от комиссаров Центросибири осенью 1918.
  17. Интересный факт: в то время 2 года И.Я. Строд давал возможность подработать художником (и обеспечивать свою семью) Михаилу Николаевичу Пепеляеву — младшему брату известного генерала А.Н. Пепеляева. В те годы это было весьма опасно для самого Строда.
  18. Юзефович Л.А. «Зимняя дорога…»
  19. О званиях, см. текст из БСЭ.
  20. «Зимняя дорога…»
  21. Жертвы политического террора в СССР.
  22. «Сибирь. Реалии»: Якутск: потомки командира Строда и генерала Пепеляева встретились в Амге (29.08.2018).
  23. Информация, газетные статьи, фотокопии, письмо И.Я. Строда экспонировались в Томском областном краеведческом музее в 1967—1976 гг. В настоящее время документы переданы в архив.
  24. Адрес «Басманный тупик, 10/12» (российский сайт «Последний адрес» в память о жертвах массовых сталинских репрессий).

Ссылки



По материалам различных биографических и историографических источников формирование, подготовка и литературная обработка статьи для Товики — О.К. Абрамов, Томск, 2015