Если вы заметили ошибку, опечатку, или можете дополнить статью — правьте смело! Сначала необходимо зарегистрироваться (быстро и бесплатно). Затем нажмите кнопку «править» в верхней части страницы и внесите изменения. О том, как загружать иллюстрации, создавать новые статьи и о многом другом можно прочитать в справке.

Борис Николаевич Климычев

Материал из Товики — томской вики
Перейти к: навигация, поиск
Борис Климычев. Официальное фото (сайт Администрации Томской области, 2010 год)

Бори́с Никола́евич Кли́мычев (1 июня 1930, Томск — 14 сентября 2013, Томск) — известный томский писатель и поэт, журналист.

Биография

Родился в Томске в семье рабочих. Отец, Николай Николаевич, был часовщиком, работал в артели «Рекорд», затем некоторое время в Томском Доме Красной армии, а затем опять, до начала Великой Отечественной войны, часовщиком в артели «Рекорд». Отец вскоре ушёл на фронт и погиб. Мать Мария (Матрёна по паспорту) Ивановна до рождения сына работала делопроизводителем, затем была домохозяйкой. В Великую Отечественную войну она сначала работала техноруком артели «Рекорд», затем — заместителем директора Томского горпромкомбината, в последствии некоторое время работала заведующей залом ресторана «Север». После утраты мама сильно заболела, работать не могла. Началось тяжёлое детство. До войны Борис учился сначала в средней школе № 4 города Томска[1], затем (после введения раздельного обучения) — в школе для мальчиков (школа № 27), которая находилась на улице Тверской[2]. Жили Климычевы на этой же улице, в доме по адресу улица Тверская, 5[3], недалеко от реки Ушайка.

Борис с 13 лет начал работать, добывать средства к существованию семьи. Вначале пошёл по стопам отца, устроился учеником часовщика в артели «Рекорд» и одновременно продолжил учёбу уже в школе рабочей молодёжи № 43[4].

В 1944 году с мамой переехал в город Щучинск Кокчетавской области Казахстана, где жили старшая мамина сестра Александра Ивановна и бабушка Мария Сергеевна, и где были дешевле продукты. Тётя Шура в своё время окончила Омский медицинский институт и вышла замуж за однокурсника Сафронова Сергея Георгиевича, его назначили главным врачом в Щучинскую районную больницу. В 1941 году Сафронов вместе с тётей Шурой ушёл на фронт, он погиб, а тётя Шура вернулась домой инвалидом.

В 1948 году Борис с мамой переехали в Караганду, где мама работала кастеляншей в роддоме. Борис работал в местном промкомбинате возчиком, землекопом, строительным рабочим. Окончил курсы буровых мастеров колонкового бурения и уехал в казахскую степь — рабочим в геологразведку. Возле реки Чурбай Нуры вели разведочное бурение на уголь. Параллельно с работой сумел закончить школу рабочей молодёжи, получил среднее образование. Здесь в Казахской ССР в 1948 году появилась в местной газете и первая литературная заметка, состоялась «проба пера»[5]. С 1950-го года служил в Советской армии. Один год в Приморье в городе Лесозаводске в авиадесантной дивизии генерала Красовского. Затем (1952—1953 гг.) солдаты были направлены на ликвидацию последствий Ашхабадского землетрясения и строительство «Ашхабадского академгородка» — зданий республиканского научного центра и Академии наук. Здесь же после службы Борис Климычев поступил в Туркменский государственный университет имени Максима Горького[6] и учился до 4-го курса на вечернем историко-филологическом факультете. Здесь же впервые начал публиковаться в республиканской молодёжной газете (с 1952). Работал в газетах «Комсомолец Туркменистана» в Ашхабаде, «Социалистическая Бухара» в Бухаре, в редакциях газет в Шуе, Чесноковске, в Воронцово-Александровске[7], Ставрополье. В 1963 вернулся в Томскую область — работал в газетах в Асино, Шегарке, Кожевниково, Зырянском. Работал главным редактором газеты «Томский нефтяник» в городе Стрежевой. Работал журналистом в Томске — в газетах «Красное знамя» и «Правда Ильича».

Борис Климычев — член Союза писателей с 1977 года, член Союза журналистов (томского отделения — с момента его основания с 1959.

В 1996—2006 — председатель Томского отделения Союза писателей России (Томской областной писательской организации), одновременно (с 1996 по 2006) — секретарь Правления Союза писателей России [8]. С конца 1980-х Борис Климычев руководитель томской литературной студии «Родник».

Супруга — Мария Павловна (урожденная Суханова). Дочь Юлия.

Скончался в Томске 14 сентября 2013 года.

Творчество

В 1958 выпустил свою первую книгу «Красные тюльпаны», а к 2008 году издал более 10 поэтических книг в издательствах Ашхабада, Москвы и Томска.

Проза и поэзия публиковались во всесоюзных, республиканских и региональных литературных журналах, в том числе в общенациональных изданиях — в журналах «Юность», альманах «Поэзия», «Огонёк», «Смена», «Библиотекарь», «Сибирские огни», «Советский воин», «Ашхабад», «Восток». Печатался в сибирском журнале «Огни Кузбасса» и в «Антологии сибирской поэзии» (Кемерово, 2008). Произведения включались в литературные сборники, издававшиеся в СССР и в ГДР (Германия).

Единственный из томских поэтов, чьи стихи к 2008 году были включены в фундаментальную антологию «Русская поэзия. XX век» в 1999 году (издание «Ол­ма-Пресс») и в 2010 году (издание «Эксмо», Москва).

В 2000-х гг. занимался прозой-летописанием о Томске, томской земле.

Сайты страны (People.su и др.), в том числе «Русская Викпедия», дают следующий текст отзыва о творчестве Бориса Климычева:

Русский поэт Николай Старшинов в своей книге «Памятный урок» пишет о творчестве Климычева: …Стихи Б. Климычева живописны, пластичны, и все же, на мой взгляд, наивысшее достоинство их во внутреннем свете, который они несут читателю, в отзывчивости, в доброте, в подлинности переживаний
Роман писателя «Кавалер де Вильнев» вошёл в номинацию премии «Российский бестселлер». Критик В. Горшенин пишет о романе: …Роман Бориса Климычева посвящён практически не известному эпизоду российской истории. Роман Б. Климычева многопланов, многоголос, многонаселён. В то же время это достаточно прочно сцепленный, хорошо выстроенный художественный организм, где события и характеры, действия, поступки персонажей и фон, на котором они разворачиваются, находятся в органическом единстве
Член Союза писателей России и доктор философских наук Эдуард Владимирович Бурмакин (ТГУ) в интервью корреспонденту газеты «Выходной» говорит: …Я восхищаюсь прозой Бориса Климычева, посвящённой Томску. И если бы — употреблю современное слово — «раскрутить» его, его книги стали бы бестселлерами. Акунин отошёл бы в сторону: у Климычева больше исторической правды, достоверности и меньше выдумки ради остроты сюжета
Владимир Яранцев. 1-го июня 2010 года в Томске праздновали юбилей Бориса Климычева — писателя замечательного, яркого, многообразного в своем творчестве. Я поздравил юбиляра небольшой речью, в которой, конечно, не мог высказать всех одолевавших меня чувств и мыслей. Пользуясь возможностью опубликоваться, я решил, не мудрствуя, дать речь, как она прозвучала в Томской библиотеке им. А.С. Пушкина… Получился двусложный текст, который и предлагаю читателям. Легко заметить, что здесь часто встречается название журнала «Сибирские огни» (Новосибирск), в свете которого здесь, в большинстве случаев, и рассматривается творчество Климычева. Это не удивительно, ибо я являюсь сотрудником этого уважаемого литжурнала, родственного, как видно уже по названию, «Огням Кузбасса», которым и благодарен за данную публикацию:
«Сибирским огням» всегда везло на талантливых авторов. Л. Сейфуллина и В. Зазубрин, Л. Мартынов и П. Васильев — в 1920-е, В. Астафьев, В. Распутин, В. Шукшин — в 1960-е и 1970-е. Называю только самых известных, получивших всесоюзную славу. На самом деле можно назвать десятки имен прозаиков, поэтов, публицистов разных эпох, составляющих тот круг писателей, который, собственно, и явил собой феномен сибирской литературы. В противопоставлении московской, печатаемой в столице, которую принято считать эталоном литературы для «регионов», т.е. «провинции», она не нуждается. Надо только сказать, что у литературы в Сибири есть свои достоинства, то своеобразие, которое сразу видишь в произведениях наиболее талантливых сибирских писателей. Борис Николаевич Климычев именно такой писатель. Его узнаёшь по почерку, стилю, языку. А главное — свободе и непринужденности пера, которую ощущаешь во всех его произведениях. Особенно в прозе и особенно в романах. Романы Климычева — это всегда какие-то грандиозные авантюры в старинном (фольклорном или даже средневековом) значении этого слова. В них пускаются, вольно или невольно, практически все его герои. Будь то кавалер Девильнев из одноимённого романа, Николай Зимний из «Прощали», писатель Глебычев из «Надену я черную шляпу…» или журналист-писатель Мамичев из «Поцелуя Даздрапермы» (я называю только опубликованные в журнале «Сибирские Огни»). Так уж они устроены, что жадны до жизни во всех её проявлениях, сверху донизу. Так уж устроен и сам Б. Климычев, человек неуемной биографии, имеющей южный полюс в Ашхабаде и северный — в Томске. Может, поэтому он так щедро населяет, а порой, и перенаселяет свои произведения людьми и событиями: чем населённей, тем азартней писатель, тем сподручней ему. Хотя и кажутся они неуправляемыми и необузданными в желаниях и инстинктах. Потому и встречаешь тут и миазмы, и добродетели, крайний натурализм и романтизм. Потому и герои Климычева всегда на грани преступления и подвига, они и криминальны и героичны, жадны до жизни, не домоседы, а скитальцы, бродяги. Собственно, в этом жизнелюбии вопреки обстоятельствам и заключается сибирское качество его прозы — грубой и тонкой, реальной и гротескной одновременно. Вспоминаются «чудики» Шукшина, правдолюбы Астафьева, праведники Распутина – то, что считается классически-сибирским и что так выпукло явлено в романах, повестях, рассказах и стихах Климычева. Порой чрезмерно, раблезиански даже. Но у Климычева есть еще и фактор Томска — города не только древнего, но и загадочного, полного тайн, подлинных и мнимых. Для меня наиболее «томский» роман Климычева — «Поцелуй Даздрапермы». Он виртуозен, как резьба знаменитого томского деревянного зодчества, многослоен, как культурные слои вашего 400-летнего города, остроумен, как студенты самого сибирского Томского университета. Это и авантюрный роман, и «хроника в лицах», и репортаж с места событий (прозаик Климычев всегда ещё и журналист), и памфлет на известных литературных персон «Тамска»-Томска. Но нельзя назвать Климычева и писателем сугубо томским, замкнутым на своем городе, своей биографии. Хотя бы уже потому, что он широко публикуется по всей Сибири, и за её пределами. Его реализм как подлинный, не сводящийся к фотографированию, генетически породнен с мифом и анекдотом. То, что Достоевский называл реализмом «в высшем смысле», т.е. касающимся вечных ценностей. Коснуться их помогает писателю его поэтический опыт, его поэзия, на первый взгляд, незатейливая из-за отсутствия громких слов и эффектных метафор, но внутренне сильная, очеловеченная. Впервые, кстати, Климычев в «Сибирских огнях» опубликовался именно как поэт. Исторический роман у Климычева тоже своего рода поэзия. Это и документ, и миф, и человековедение. Ему интересны все без исключения люди — в их падениях и взлётах. Ибо, как пишет Климычев-поэт: «Яма может быть горой / Её лишь надо вывернуть наружу». И потому творческим кредо писателя, несомненно, являются слова: «Каждый человек есть личность необычайная…». В этом смысле Климычев прямой наследник неореалистов А. Куприна, Алексея Толстого, Горького, есть в нём и солнечность Михаила Булгакова, ибо булгаковская Москва в чём-то сопоставима с климычевским Томском. И это подлинно сибирское мироощущение, которому нет пределов ни в большом, ни в малом. Оптимистическое по сути, оно оказалось созвучно тому всплеску литературных надежд, которые испытала отечественная литература на рубеже XX и XXI веков. Т.е. когда «второе дыхание» обрели «старые» журналы и альманахи, в том числе и «Сибирские Огни», и стали появляться новые, такие, как «Сибирские Афины». То же можно сказать и о писателях. Климычев нашёл свое видное место в «Сибирских Огнях», которые ещё в 1920-е годы явились центром общесибирской литературной жизни и в 2000-е вновь воскресли. Климычев стал одним из тех, кто сыграл в этом возрождении старейшего журнала ведущую роль. И благодаря которому сегодня можно сказать, что сибирская литература существует, несмотря ни на какие трудности. «Сибирские огни» от души желают Б.Н. Климычеву новых творческих успехов, долголетия физического и литературного на благо сибирской и российской литературы и культуры! (сайт People.su, в сокращении)

Библиография

Награды


Примечания

  1. В то время школа располагалась на улице Алтайской. Ныне новое здание школы № 4 находится по адресу ул. Лебедева, 6.
  2. В дальнейшем номер 27 стала носить совсем другая школа, которая ныне располагается в посёлке ЛПК на Черемошниках.
  3. Ныне здесь вновь построенное административное здание «Тверская, 3», хотя здание стоит на месте бывших домов №№ 1, 3 и 5 по улице Тверской.
  4. В 1943 году ШРМ № 43 располагалась на углу улиц Герцена и Тверской.
  5. Первые стихи и рассказы Бориса Климычева появились в 1948 году в газетах «Социалистическая Караганда» и в областной молодёжной газете.
  6. Ныне — Туркменский государственный университет имени Магтымгулы
  7. Ныне — город Зеленокумск, Ставропольский край
  8. Руководство и члены Правления Союза писателей России (список по состоянию на сентябрь 2013 год).
  9. См. информацию портала «Томский обзор» (02.09.2013)

Ссылки